0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Открытие месторождений руд и развитие металлургии в Кузбассе.

Не углём единым. Кузбасс – крупнейшее место добычи нефелиновых руд в России

Все мы хорошо знаем о том, что наш край является угольным сердцем России, в котором добывается большая часть «чёрного золота» страны. При этом мало кто знает, что наш регион богат и другими полезными ископаемыми, например, золотом. О том, как и где добывают золото в Кемеровской области, а также о золотой лихорадке, возникшей на территории Западной Сибири, мы уже рассказывали читателям в одной из наших статей. В сегодняшнем материале мы хотели бы рассказать вам о Кия-Шалтырском месторождении – месте в Кемеровской области, где добывают нефелиновую руду. Этот минерал очень важен в промышленности, так как используется в процессе производства алюминия. Стоит сказать, что материал для статьи нашему каналу подсказал наш постоянный эксперт, знаток кузбасской природы и рыбалки и по совместительству ведущий ютуб-канала «Бывалая компания» Николай Гогиевич. Ознакомиться с каналом Николая Гогиевича вы можете, перейдя по ссылке .

Что такое нефелины?

Нефелин, имеющий также название элеолит – это уникальный природный материал, представляющий собой алюмосиликат калия и натрия. По своему внешнему виду этот материал представляет собой необычные и очень красивые кристаллы, имеющие гексагонально-призматический или короткостолбчатый вид. Название этого материала происходит от греческого слова νεφέλη, что в переводе на русский означает «облако», что связано с его свойством мутнеть в процессе погружения в растворы сильных кислот. Кроме того, он полностью растворяется при погружении в соляную кислоту. На данный момент нефелиновая руда активно используется в промышленности в процессе производства алюминия, соды, а также сырья для изготовления цемента высококачественных сортов. Также этот материал может применяться в стекольной и кожаной промышленности. Так, например, нефелиновые руды, добываемые в Кемеровской области, попадают в город Ачинск, где в дальнейшем их перерабатывают в глинозём для производства алюминия, соды, цемента и поташа.

Где в Кузбассе добывают нефелиновые руды?

На самой границе Кемеровской области, Красноярского края и Хакассии расположен небольшой посёлок, о котором знает далеко не каждый житель Кузбасса. Им является небольшое поселение, имеющее звучное и необычное для Кемеровской области название Белогорск. Проживает в этом посёлке, находящемся на отрогах Кузнецкого Алатау, всего 3 500 человек. При этом стоит отметить, что большинство трудоспособных жителей посёлка работают на Кия-Шалтырском нефелиновом руднике – крупнейшем в России месте добычи нефелиновой руды. Как мы уже отмечали ранее в этой статье, вся руда, добываемая жителями Белогорска, доставляется затем в город Ачинск, где в дальнейшем её перерабатывают и используют в различных отраслях производства.

Белогорск в годы «Золотой Лихорадки» в Западной Сибири

На первый взгляд кажется, что такой небольшой посёлок, как Белогорск, затерянный где-то на восточных отрогах Кузнецкого Алатау, не может обладать большой, интересной историей, однако на самом деле такое впечатление обманчиво. И начать наш рассказ об истории этого посёлка мы хотим с середины XIX века, когда места в окрестностях Шалтыря именовались у местных жителей и приезжих «Мартайгой». После начала «Золотой Лихорадки» в Западной Сибири в начале XIX века горные просторы, раскинувшиеся на сотни километров по территории Кемеровской области, Хакассии и Красноярского края, изобилующие небольшими горными речками, начали привлекать старателей, которые добрались и до речки Шалтырка и её притока-ключа Бердовка. Сначала старатели были на реке, что называется, набегами, однако через некоторое время здесь появилась целая старательская артель под руководством Василия Демидовича Михайлова. Стоит сказать, что Василий Демидович Михайлов, прибыв одним из первых на берега Шалтырки, смог обнаружить здесь большие залежи золота и, застолбив за собой участок, организовал артель золотодобытчиков.

В течение двух десятков лет артель старателей под руководством Михайлова занималась добычей золота на Шалтырке, причём их работе не мешали даже суровые климатические условия. Однако через двадцать лет работы на прииске Василий Демидович Михайлов начинает болеть и принимает решение отправиться на лечение в Европу, передав в 1879 году прииск в аренду купцу из Санкт-Петербурга Петру Лавровскому. Однако в отличие от предыдущего владельца, Лавровский не смог наладить на прииске добычу золота и также уезжает заграницу, после того как признаёт себя банкротом.

Сын питерского купца Сергей Петрович Лавровский решает продолжить дело своего отца, для чего в 1902 году в Санкт-Петербурге он создаёт акционерное общество «Шалтырь», начиная при этом наём специалистов для работы на золотых приисках в близь Тисуля. Помимо этого, под его руководством в «Мартайгу» была направлена партия геологоразведчиков, которые провели масштабные работы по поиску золота на данной территории. В итоге ими были обнаружены новые месторождения золота на реке Шалтырка, для добычи которого Сергей Петрович закупает в Америке три современные паровые драги. Также для добычи золота и проживания на прииске специалистов и работников Лавровский создаёт практически рядом с истоком ручья «Бердовка» рабочий посёлок, получивший название «Тихонка». Однако провести полномасштабные работы, связанные с добычей золота, питерскому купцу помешала революция.

Белогорск во время Гражданской войны и СССР

Рабочий посёлок «Тихонка», построенный для рабочих Лавровским, был уничтожен во время Гражданской войны в 1919 году. По одной из версий, его уничтожил сам питерский купец, поняв, что войска, возглавляемые Колчаком, не смогут удержаться в Западной Сибири и вынуждены будут отступать на восток под ударами Красной армии. По другой версии этот таёжный посёлок во времена смутного времени Гражданской войны в Сибири стал перевалочной базой для партизанских отрядов, воющих против колчаковцев, и был уничтожен во время одного из рейдов голубых улан Анненкова. Старатель Гидровцев так описывал сгоревший посёлок: «Две затопленные шахты, крепь в них ещё сохранилась. Ходовые лестницы сгнили и обрушились. Кругом были обгоревшие сгнившие остатки каких-то построек. Валялись два, покрытых ржавчиной, паровых котла. Всё заросло крапивой, морковником и мощной, в руку толщиной, пучкой. Невесёлая, грустная картина».

Читать еще:  Свадебный букет своими руками. Как сделать букет невесты из атласных лент? Свадебный букет из роз, пионов, тюльпанов. Свадебный букет своими руками — шедевр из живых цветов

После окончания Гражданской войны и восстановления на территории Западной Сибири Советской Власти, в 1925 году прииск «Софиевка» переименовывается в «Кия-Шалтырь» и на нём снова начинается добыча золота. Стоит отметить, что добываемое на этом прииске золото отвозилось затем в Первомайск. Во время НЭПа богатые месторождения золота, находящиеся в «Мартайге», стали предметом пристального внимания иностранцев и особенно американских предпринимателей. Первым из таких предпринимателей был американец Кишанг, который создал в США акционерное общество, на деньги которого приобрёл ряд золотых приисков на реке Кия. Стоит сказать, что в «Мартайге» до сегодняшнего дня можно встретить вековые кедры и ели, на стволах которых присутствуют таблички с именами американских предпринимателей, а также объёмом добытого золота. Причём золото вывозилось при помощи авиации, и один из самолётов разбился 28 сентября 1952 года в районе Дедовой горы. Охотники находили этот самолёт, но об аварии не сообщили, в результате чего он был обнаружен только через 17 лет.

После отмены Новой Экономической Политики и принятия в стране первого пятилетнего плана добыча была организована силами самого государства, а именно, «Союззолото», которое в 1929 году начало на Кия-Шалтырском прииске добычу золота. Стоит сказать, что уже через год прииск перешёл под управление «Цветметзолото», которое полностью финансировалось за счёт государства. Летом 1957 года золота на прииске практически не осталось и работы на нём были остановлены.

Современная жизнь посёлка Белогорск

Можно сказать, что закрытие прииска стало началом новой жизни Белогорска, которая продолжается до сегодняшнего дня. Речь идёт об открытии нефелинов, используемых в процессе производства «крылатого металла», вследствие чего этот затерянный на отрогах Кузнецкого Алатау посёлок стал главным поставщиком Ачинского глинозёмного комбината, отправляющего собственное сырьё на Красноярский алюминиевый завод. Нужно сказать, что «второе рождение посёлка» произошло благодаря открытию в июле 1957 года месторождения нефелиновых руд И.В. Баженовым, С.С. Михайловым, А.М. Прусевичем, А.Я. Булынниковым. Существует легенда, что геологи приехали искать новые месторождения золота, однако, так и не сумев их обнаружить, уже решили сворачивать экспедицию, а утром один из геологов пошёл умыться в ручье и увидел в нём нефелины.

После этого началось полномасштабное строительство добывающего предприятия, причём первые строительные материалы из-за отсутствия дорог доставляли сюда при помощи вертолётов. Строить приходилось практически всё, начиная от автомобильной и железной дороги и заканчивая посёлком, линией электропередач и самим добывающим предприятием. Строительство Кия-Шалтырского рудника в Белогорске и глиноземного комбината в Ачинске заняло почти полтора десятилетия – первый глинозем был получен в 1970 году. В эти годы в Белогорске жило до 15 тысяч человек, сейчас осталось около 3500.

Как добывают нефелиновую руду на Кия-Шалтырском нефелиновом руднике?

Главная особенность Кия-Шалтырского нефелинового рудника заключается в том, что здесь данные минералы залегают относительно неглубоко, что позволяет вести их добычу открытым способом. Благодаря этому нефелиновая руда, добываемая на Кия-Шалтырском нефелиновом руднике, считается самой недорогой в России. Также стоит сказать, что довольно низкую цену имеет и глинозём, производимый в Ачинске, что связано с небольшим расстоянием от места добычи до места производства глинозёма. Ведь в советские годы к руднику и посёлку была построена собственная железнодорожная ветка, по которой сегодня и производится доставка руды в Ачинск.

Сам карьер имеет длину с севера на юг 2200 метров, а его ширина равна 800 метров. Со дна карьера приходится постоянно откачивать воду, в сезон половодья здесь образуется целое озеро. Работы на карьере проводятся в круглосуточном режиме. При этом необходимо сказать, что, по мнению геологов, руды, присутствующей в карьере, хватит до 2033 года. Однако даже после её истощения на Кия-Шалтырском нефелиновом руднике посёлок Белогорск не будет обречён, так как уже в самое ближайшее время рядом с поселением планируют начать разработку нового нефелинового рудника Горячегорского.

С чего начиналась кузбасская металлургия (ФОТО)

Самый первый из них — Томский, находился на территории нынешнего Прокопьевского района — село Томское рядом с границей Алтайского края. Новокузнецкие энтузиасты побывали на исторических местах и даже провели некоторую исследовательскую работу.

Сергей Горелько, путешественник:

-Я инженер-металлург и когда работал на КМК, прочитал историю Кузбасса, где было написано, что самый первый металлургический завод был открыт в 1771 году на территории Кемеровской области в Прокопьевском районе. Раньше это все входило в Алтайский горный округ. Мы с товарищем решили съездить и посмотреть, что осталось от этого завода через 240 лет. Поехали, обнаружили место, где стоял завод, с помощью металлоискателя собрали образцы металла. Мы нашли канал, по которому вода шла с дамбы и приводила в движение механизмы на заводе. Мне был интересен состав металла, хотелось его сравнить с современным.

Сейчас на месте Томского железоделательного завода осталась только площадка, заросшая травой и кустарником. Когда-то это производство сменили современные комбинаты и новые технологии. Да и площадки они занимают побольше.

Историческая справка:
Территория современного Кузбасса входила в состав двух уездов: Кузнецкого и Томского. Как известно, промышленное освоение Алтая началось в 1720-х годах. Тогда здесь действовали известные предприниматели Демидовы. Они построили несколько заводов и занялись выплавкой меди и других цветных металлов. Владелец заводов Акинфий Демидов был заподозрен в тайной выплавке серебра. В 1747 году воспользовавшись смертью Демидова, императрица Елизавета Петровна забрала его заводы и передала их в ведение своего Кабинета. В результате заводы стали собственностью императорской фамилии. Владения Кабинета в Сибири были объединены в особый Колывано-Воскресенский горный округ.

Читать еще:  Хорошего дня и отличного настроения тебе родная. Пожелания доброго утра и хорошего дня

В 1771 году на реке Томь-Чумыш устроили плотину и гидросиловые системы для использования на заводе энергии падающей воды, которая приводила в движение механизмы: пудовые молоты, мукомольную и лесопильную установки, толчею для дробления руды.

На заводе были одна домна, три больших молота, три малых пятипудовых молота, одна печь и молот для «стола», проволочная фабрика, мукомольная и пильная мельницы. По мнению тогдашних экспертов, завод и жилые дома выстроены весьма хорошо из сибирского кедра. Железорудное сырье доставлялось из ближайших гнездовых месторождений бурого железняка, находящихся в нескольких километрах от завода и открытых еще Ф.Еремеевым. Находили руду в лесу, «в рассеянных кругляках, в виде штуфов кровавика и скруповатого охриного и сплошного железного камня».

Железные горы – Тельбес, Темиртау и Артыбаш – были также уже известны в то время горному начальству и даже внесены в чертеж, сочиненный при Томском заводе. В 1773 году крестьянами Мурашовым, Бессоновым и Хабаровым были найдены руды 20-25 фунтов железа в одном пуде руды. Вскоре после этого было открыто Сухаринское месторождение и началась его разработка, продолжающаяся до 1858 года.

В 1816 году горный инженер Векель на правом берегу реки Тельбес в 30 верстах от впадения ее в реку Кондому открыл руды Тельбесского магнитного железняка, и началась их разработка для нужд Томского завода.

С открытием Томского завода приступили к добыче каменного угля в Кузбассе из небольшой штольни, на левом берегу Кондомы ниже устья реки Кинерки. По свидетельству И.Ф. Германа, печи Томского завода, служившие для расплавки чугуна, отапливались каменным углем с реки Томи, который находился в «немалом количестве и на расстоянии 45 верст от завода». Однако процесс плавки проходил в основном на древесном угле.

Когда в 1789 году инженер Пастухов сделал на Томском заводе воздуходувную печь, для более быстрого плавления чугуна потребовался каменный уголь. Пастухов опрашивал рабочих, показывая привезенный им из Петербурга кусок английского угля, не знает ли кто здесь, в окрестностях, такого же. Присутствовавший при этом плотничий ученик Яков Ребров принес хранившийся у него кусок угля, который оказался схожим с английским. Уголь этот был найден Ребровым в 1782 году около деревни Атамановой. Как установил позднее Василий Иванович Яворский, уголь этот был взят из месторождения, впоследствии названным Байдаевским. Там отмечалось три пласта угля: два выше деревни Атамановой и один выше устья реки Абашевой. Использование этого угля даже в кузнице давало хорошие результаты.

Корпуса Томского железоделательного завода были деревянные, горны сложены из кирпича. Разнообразной была продукция завода: чугунное литье, железо, сталь и разные изделия. Часть продукции шла на вольный рынок. Руда добывалась летом, открытыми выработками, в Бровской, Шумихинской, Дмитровской копях – до 40-50 тысяч пудов за лето. Наиболее продуктивным был Сухаринский рудник, находившийся в 140 километрах от завода по реке Сухаринке, притоке Мундыбаша. Его руда была более легкоплавкой и давала лучшее железо.

Томский железоделательный завод имел годовую производительность до 35 000 пудов железа, чугуна, стали, и поставлял металлические изделия заводам и рудникам, находившимся в ведении царского Кабинета. Обслуживался завод приписными крестьянами.

В конце XVIII века на Томском заводе работало 3822 приписных крестьянина. Но завод не удовлетворял всех нужд этого предприятия. Истощалась руда, которую стали завозить из Сухаринского рудника. Были немалые трудности с древесным углем, лесосеки углублялись в тайгу, и доставка дров требовала большого количества возчиков и лошадей. Влажный климат и эксплуатация деревянных сооружений без ремонта привели к тому, что многие постройки сгнили и были непригодны к дальнейшему использованию.

Горный совет считал невыгодным производить капитальный ремонт и решил, укрепив некоторые постройки, искать место для нового завода поближе к Сухаринскому руднику. Но нового не построили, и Томский завод просуществовал еще 80 лет, до 1869 года, когда все заводские постройки были проданы с торгов.

От мечей к танкам. О непростой истории развития металлургии в Кузбассе

Профессия металлурга, а не шахтёра дала названия и старейшему городу в области – Кузнецку, и коренному населению – кузнецким татарам, и горам – Кузнецкому Алатау, и даже, как ни парадоксально это звучит, угольному бассейну – Кузнецкому. Однако «второй кит» кузбасской экономики на фоне растущих объёмов добычи угля сегодня выглядит скорее «китёнком»: 200 млн тонн ежегодного «чёрного золота» против 7,5 млн тонн стали.

Шок от шорских сабель

Анна Иванова, «АиФ-Кузбасс»: – Ничто не говорит о главном занятии местного населения более красноречиво, чем названия городов, сёл и рек. К примеру, почти 400 лет назад на юге области по­явился Кузнецк. Юрий Сергеевич, неужели тогда в приграничном городе посреди тайги настолько была развита металлургия, что прибывшие в эти места казаки отступили от распространённого правила и дали название поселению не по реке, а по профессии?

Юрий Надлер: – Первые казаки пришли сюда в 1618 г., основали острог. И уже в 20-е годы столкнулись в бою с мечами, стрелами, копьями, наконечники которых были сделаны из местной стали. У русского вся сабля в зарубках, а у шорца – целёхонька. То есть привезённое оружие против местного проигрывало. Кузнецкие сабли оказались в несколько раз крепче. Этот факт так удивил казаков, что местное население они назвали кузнецами, а городок – Кузнецком.

Читать еще:  Проверить русское лото по коду. Русское лото: шанс разбогатеть или обычный развод на деньги? Выигрывают ли в русское лото

Шорские печки были аналогом современной домны. Сидели шорцы часами у такой печки и подбрасывали то кусочек руды, то кусочек древесного угля, а внизу вытекали капли так называемого губчатого железа, которое потом кузнецы ковали, раскаливая добела по 15-20 раз. Казаки смекнули и стали брать ясак (налог) с аборигенов не соболями, а оружием.

Даже древние наконечники, найденные в окрестностях посёлка Казанково в Новокузнецком районе, были очень добротными. По подсчётам археологов, им не менее тысячи лет. Представляете: они столько лет пролежали в земле и остались целыми. А сейчас попробуйте оставить лопату или нож в земле на зиму, всё ржавчина съест. Дело не только в качестве руды, но и в технологии.

Возможно, до наших времён дожил один из десяти наконечников, а остальные тоже превратились в ржавчину. Но факт налицо: хоть нынешние масштабы производства во сто крат больше масштабов тысячелетней давности, но в отдельных случаях качество обработки металла в древности было лучше, чем сейчас.

«Дедушка» чёрной металлургии

– Первый железоделательный завод на реке Чумыш появился лишь в 1771 г., через 150 лет после того, как стало известно о крепкой кузнецкой стали. Если она была настолько качественнее той, которую плавили в европейской части страны, то почему кузнецкая металлургия так долго росла до промышленных масштабов?

– Во-первых, местные казаки сами ничего сделать не могли – ждали распоряжения правительства. Всё командование добычей и переработкой полезных ископаемых лишь в конце XVIII века перешло в Барнаул, в Алтайский горный округ. Ни Кузнецк, ни Томск в развитии промышленности слова не имели. Во-вторых, расстояния слишком велики: на конях много стали не увезёшь.

Оставались реки, доставлять сталь по которым было тоже слишком долго и затратно. И, в-третьих, не было разведанных месторождений руды. Руда, на которую был рассчитан Томский железоделательный завод, была обык­новенной ржавчиной, только подправленной природой, так называемой болотной рудой. Она бедная. Но что поделаешь, когда ничего нет. Около 100 лет проработал на ней завод.

Были попытки в начале XIX в. привозить окисленную железную руду с Тельбесского месторождения. Но промышленным прорывом они не закончились. Тогда труд был подневольный. Говорят крестьянину: «Поезжай на своей лошадёнке к горе, привези воз руды – поставим тебе крестик, значит, заплатил оброк». Наскребёт он этой руды, везёт назад, а лошадка в гору не тянет, он и вывалит половину в тайге. Зато лошадка целая.

Из того железа делали лопаты, топоры, серпы, котлы и продавали их за гроши местным жителям. Обходилось дешевле, нежели везти с Урала. Делали и оружие – шлемы, сабли. Тут же стали изготавливать первые изделия для промышленного производства – металлические валы для окрестных шахт и заводов, кузнецких и алтайских. Скажем, надо десять промышленных валов для водных мельниц. Сколько лет понадобится, чтобы дотащить 700-килограммовое изделие с Урала? А здесь Чумыш под боком, он прямиком на Алтай течёт и впадает в Обь – доставлять намного проще.

Сталь войны

– Расцвет кузнецкой металлургии приходится на советские годы. Тогда в Новокузнецке заработали два металлургических комбината. Строить такие гиганты, надеясь на одну болотную руду, было бы глупо. Наверняка их строительству предшествовала «сырьевая революция»…

– Когда в 1926 году правительство приняло решение строить рядом с Кузнецком большой металлургический завод, местным геологам дали задание – обеспечить завод всем необходимым, в первую очередь железной рудой и коксующимся углём. В 1927 году прибыли геологи. Они разделились: одна часть занялась поисками угля, а другая пошла в Горную Шорию. Ближайшее известное месторождение было в Мундыбаше. Поначалу казалось, что будет много руды, но выяснилось, что там ничего нет.

Молва о премии быстро разлетелась по Горной Шории. Охотник из Спасска охотно рассказал о Таштаголе, левом притоке Кондомы. В то место отправился геолог-магнитометрист. Прибор почувствовал большую аномалию – так было открыто Таштагольское месторождение. Одновременно с этим другая «геологиня» по наводке аборигенов открыла Шалымские руды. В том же месяце Александр Шерегешев приехал к геологам на лошадке и показал камни, собранные у подножия горы Мустаг, – это оказалась магнетитовая руда Шерегешского месторождения. И четвёртое место с залежами руды обнаружили по речке Кочура. Запасов там гораздо меньше, чем в Таштаголе, поэтому трогать его не стали.

В первые годы работы КМК руду возили из Каза, Одрабаша, Тельбеса, с Сухаринки. А в декабре 1941 доставили первую руду с Таштагола. Очень вовремя она подоспела! Есть мнение, что броня легендарного танка Т-34, который дошёл до Берлина, имеет таштагольское происхождение. То есть геологи вовремя закрыли вопрос со снабжением комбината. Те пятеро, что нашли уголь, получили даже сталинские премии. А вот судьбы разведчиков железа оказались трагичными. Один погиб, ударившись виском о камень, второй покончил с собой, узнав, что болен раком, ещё двое были расстреляны в 1936 году.

– Во время войны кузнецкая сталь прославила наш регион. А в мирное время стала невостребованной. Так, в последние годы новости о кузбасской металлургии не радуют. Весь прошлый год угроза закрытия висела над Мундыбашской обогатительной фабрикой, но вроде обошлось, работает. В июне этого года закрылся коксохимический цех в Но­во­кузнецке, на очереди – сортопрокатный. Руководство предприятий говорит, что они стали нерентабельными. Неужели руда закончилась?

– Из разведанных в 30-е годы месторождений заработало три. В Шалыме руду выработали уже, а Шерегешский и Таштагольский рудники функ­ционируют. Хотя могли бы добывать в два-три раза больше полезного ископаемого, нежели сейчас. Но, видимо, такой необходимости нет, так как от двух новокузнецких металлургических комбинатов остался один, да и тот в основном работает на рудах, завозимых из Хакасии, из-под Иркутска и Курска.

Источники:

http://zen.yandex.ru/media/id/5cb650c471b26b00b3454025/5dd0079ca28a2f180f2b7b67
http://www.city-n.ru/view/193371.html
http://kuzbass.aif.ru/society/1211227

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector