4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какое значение в рассказе имеет образ лютика. Дурман — фанфик по фэндому «Сапковский Анджей «Ведьмак»», «The Witcher

Ведьмак (большой сборник) — Сапковский Анджей — Страница 108

— Глянь–ка на эти раковины. Жемчужницы, нет?

— Ты в этом разбираешься?

— Тогда воздержись высказывать свое мнение, пока не начнешь разбираться. Я уверен — жемчужницы. Сейчас наберем жемчуга, будет хоть какая польза от экспедиции, не одна простуда. Собрать, Геральт?

— Собирай. Чудовище нападает на ловцов. Собиратели вроде тебя тоже входят в эту категорию.

— Выходит, мне выпала роль приманки?

— Собирай, собирай. Бери, какие покрупнее, если не будет жемчужин, то хоть похлебку сварим.

— Еще чего. Буду брать только жемчужины, а скорлупу — псу под хвост. Черт… Как это открывать? Ножа нет, Геральт?

— Так ты даже ножа не прихватил?

— Я поэт, а не ножовщик. А, ладно, свалю в сумку, а жемчужины выберем потом. Ах ты! Пшел вон!

Краб, которому досталось от Лютиковой ноги, пролетел над головой Геральта и шлепнулся в воду. Ведьмак медленно шел вдоль края полки, вглядываясь в черную, непроницаемую воду и слушая ритмичный стук камня, которым Лютик отбивал улиток от скалы.

— Лютик! Иди сюда, смотри!

Рваная, потрескавшаяся полка неожиданно оканчивалась ровным острым краем, уходящим вниз под прямым углом. Под поверхностью воды были ясно видны огромные прямоугольные, правильные блоки белого мрамора, обросшие водорослями, моллюсками, актиниями, шевелящимися в воде, как цветы на ветру.

— Что такое? Похоже на… ступени, — удивленно шепнул Лютик. — О–о–о, лестница в подземный город. В легендарный Ис, который поглотили волны. Ты слышал легенду о городе бездны, об Исе под Водами? О–о–о, я напишу об этом балладу, такую, что соперников пот прошибет. Надо осмотреть вблизи… Глянь, там какая–то мозаика, что–то выцарапано. Какие–то надписи. Отодвинься–ка, Геральт.

— Лютик! Там глубина! Соскользнешь…

— А, брось… Я и так весь мокрый. Смотри, здесь неглубоко, едва по пояс, на первой–то ступени. И широко, как в бальном зале. О дьявол…

Геральт мгновенно прыгнул в воду и удержал барда, провалившегося по шею.

— Споткнулся об это дерьмо. — Лютик, хватая воздух, отряхнулся, обеими руками поднял большую плоскую раковину с темно–синим панцирем, обросшую кудряшками водорослей. — Этого добра полно на уступах. Красивый цвет, верно? Дай–ка я положу в твой мешок, мой уже полон.

— Вылезай оттуда, — проворчал разозлившийся ведьмак. — Немедленно поднимайся на полку. Это не игра.

— Тише! Слышал? Что это было?

Геральт, конечно, слышал. Звук долетел снизу, из–под воды. Глухой и глубокий, хоть одновременно хрупкий, тихий, краткий, обрывистый. Звук колокола.

— Колокол, чтоб меня, — шепнул Лютик, выкарабкиваясь на полку. — Я был прав, Геральт. Это колокол из затопленного Иса, колокол города призраков, приглушенный тяжестью глубин. Это проклятые напоминают нам…

— Ты заткнешься наконец?

Звук повторился. На этот раз значительно ближе.

— …напоминают нам, — продолжал Лютик, выжимая полу куртки, — о своей страшной судьбе. Этот звон — предупреждение…

Ведьмак перестал обращать внимание на голос Лютика и переключился на другие мысли. Он чувствовал. Чувствовал что–то.

— Это предупреждение. — Лютик слегка высунул язык, что привык делать, когда сосредоточивался. — Предупреждение… либо, хммм… Чтобы мы не забыли… хммм… хммм… Готово!

Вода рядом с ведьмаком забурлила. Лютик крикнул. Появившееся из пены лупоглазое чудище замахнулось на Геральта широким, зазубренным, похожим на косу лезвием. У Геральта меч был в руке с того самого момента, как только вода начала горбиться, так что теперь он лишь развернулся и ударил чудище в отвисший, покрытый чешуей зоб. Тут же развернулся в другую сторону, где возник второй бурун и появилось нечто в странном шлеме и в чем–то, напоминающем латы из позеленевшей меди. Ведьмак широким замахом меча отбил острие направленной в него короткой пики и, с размаху рубанув по змеерыбьей зубастой морде, тут же отскочил к краю полки, разбрызгивая воду.

— Беги, черт побери!

Новое существо вынырнуло из воды, рассекая воздух кривой саблей, которую держало зеленой шершавой лапой. Ведьмак оттолкнулся от усеянного ракушками края скалы, встал в боевую позицию, но рыбоглазое существо не приближалось. Ростом оно было с Геральта, вода тоже доходила ему до пояса, но внушительно торчащий на спине гребень и раздувшиеся жабры делали его крупнее Геральта. Гримаса, искривившая широкую зубастую пасть, поразительно напоминала жуткую ухмылку.

Существо, не обращая внимания на два вздрагивающих, плавающих в красной воде тела, подняло саблю, которую держало обеими руками за длинную безэфесную рукоять. Еще сильнее напрягая гребень и жабры, оно ловко закрутило клинком в воздухе. Геральт слышал, как легкое острие шипит и жужжит.

Существо сделало шаг вперед, послав в сторону Геральта волну. Геральт тоже завертел мечом. И тоже сделал шаг, принимая вызов.

Рыбоглазый ловко перехватил рукоять пальцами и медленно опустил защищенные черепаховым панцирем и медью руки, погрузив их по самые локти в воду, скрыв под ней оружие. Ведьмак схватил меч обеими руками — правой у самого эфеса, левой за головку, поднял оружие вверх и немного вбок, повыше правого плеча. Он глядел в глаза чудовища, но это были опалесцирующие рыбьи глаза с капельками радужниц, поблескивающие холодом и металлом. Глаза, которые ничего не выражали и ничего не выдавали. Ничего, что могло бы предупредить о нападении. Из глубины, с низа ступеней, уходящих в черную бездну, долетели звуки колокола. Они были все ближе, все явственнее.

Рыбоглазый рванулся вперед, выхватывая клинок из–под воды, напал быстрым, как мысль, дальним боковым ударом. Геральту просто повезло — он интуитивно предположил, что удар будет нанесен справа. Он парировал острием, направленным вниз, сильно вывернув корпус, тут же повернул меч, скрестив его плашмя с саблей чудовища. Теперь все зависело от того, кто из них скорее развернет пальцы на рукояти, кто первым перейдет от плоского, статичного соприкосновения клинков к удару, силу которого уже готовили оба, перенося вес тела на нужную ногу. Геральт уже видел, что оба они одинаково быстры.

Но у рыбоглазого пальцы были длиннее.

Ведьмак рубанул вбок, повыше бедра, вывернулся вполоборота, рассек, напирая на клинок, без труда уклонился от широкого, отчаянного и лишенного изящества удара. Чудовище, беззвучно разевая рыбью пасть, скрылось под водой, в которой пульсировали темно–красные облака.

— Давай руку, быстро! — крикнул Лютик. — Они плывут. Целая стая! Я их вижу!

Ведьмак ухватился за правую руку барда и вырвался из воды на каменную полку. За ними широким фронтом пошла волна.

Читать еще:  Питание щенка той терьера. Кормление той терьера. Лучший рацион для маленького питомца

Они бежали быстро, преследуемые прибывающей водой. Геральт оглянулся и увидел, как из моря выскакивают многочисленные рыботворы, как кидаются в погоню, ловко прыгая на мускулистых ногах. Он молча ускорил бег.

Лютик бежал, задыхаясь, тяжело разбрызгивая воду, уже доходящую до колен. Вдруг он споткнулся, упал, шлепнулся в водоросли, уперся дрожащими руками. Геральт схватил его за пояс, вырвал из кипящей кругом пены.

— Беги! Беги! Я их задержу!

— Беги! Сейчас вода заполнит выемки, тогда нам не выбраться! Жми что есть мочи!

Лютик охнул и побежал. Ведьмак бежал следом, рассчитывая на то, что чудища растянутся при погоне в цепь. Он знал, что, борясь со всей группой сразу, не победит.

Они догнали его у самой расселины, потому что вода была уже настолько глубока, что они могли плыть, он же с трудом, то и дело погружаясь в пену, рвался наверх по скользким камням. Однако в расселине было слишком тесно, чтобы можно было напасть на него со всех сторон. Он остановился в мульде, в той, в которой Лютик нашел череп.

Сапковский

Сапковский Анджей (польск. Andrzej Sapkowski, 21.06.1948 — троллит почитателей и поныне) — расовый польский фантаст, наиболее известный по фанфикам о Ведьмаке.

Содержание

О творчестве

Всё традиционно — эльфы и хоббиты взяты у Толкина, идея о спасении мира — из «Звездных войн» и прочего онямэ; секс и сексуальные перипетии героев, коими произведения нафаршированы чуть менее, чем полностью — из книги Шахиджаняна «1001 вопрос про ЭТО» и прочего хентая, а сюжеты взяты из классических произведений, от Библии до сказки про аленький цветочек, но при этом творчески переработаны, порою до полной противоположности.

Энциклопедия родовых травм фентези как жанра. Зашкаливающая волатильность персонажей; болтанка между добром и злом всех вместе и каждого по отдельности; пубертатные переживания вполне взрослых героев (в том числе). Алсо, все персонажи, кто не мучается родовыми травмами, объявляются пьяным и недалёким быдлом и подлежат планомерному уничтожению конными арбалетчиками. Во имя Бобра. Так-то! Также автор люто (и, вместе с ним, все положительные персонажи), бешено ненавидит презирает колхозников, которых в книгах зовут кметами. Поскольку все значимые персонажи саги — практикующие бойцы, маги или, реже, купцы, которым презрение к кметам просто как гильдейский знак положено. Как-то это по-пански, по-польски. Но есть и доставляющий Ляябс, староста лагеря беженцев.

При всём этом у Сапковского неплохое чувство юмора, и в текстах наличествует здоровое ехидство и, в целом, неплохой язык. Несмотря на то, что мэтр хорошо знает русский язык, последнее — заслуга расового еврейского переводчика Евгения Вайсброта… земля ему пухом.

Ведьмак

8+1 томов эпической саги. Повествование отличается от книг Профессора количеством ебли, резни и интриганства. Это не делает его книги уникальными (такого месива на лотках много больше чем 9000), но, в отличие от иных литературных поделок — доставляет.

Краткое содержание

В первом томе эпический ведьмак, погружаясь то в эпические моральные дилеммы, то в эпическое же философствование, эпически крошит врагов в капусту, а в конце на свою голову приобретает Цири, а с ней и все мировые проблемы вкупе с пучком зловещих предсказаний о конце Света, как-то с ней связанных.

Во втором томе Цири воспитывается, а в третьем — теряется. Во всех последующих томах ведьмак сотоварищи ищут Цири, попутно выигрывая несколько мировых войн и сколачивая несколько капиталов, нажившись на мировом кризисе, ну и перетрахав всё что движется, конечно. Сама Цири при этом, уподобившись обычной японской школьнице из аниме, потеряв своих родителей в раннем детстве, воспитывается сначала при дворе, потом в секретном штабе секретных ведьмаков, поедая секретные ведьмачьи грибы и обучаясь секретным ведьмачьим практикам, потом у лучших магов вселенной и, таким образом, уже примерно к 13 годам имеет хиты как у дракона, выносливость как у буйвола, а ловкость как у Гарри Гудини; фехтует лучше Виктора Кровопускова, а магией владеет лучше легендарного Мерлина. При этом свои таланты растрачивает в основном на то, чтобы в составе банды таких же малолеток разных рас терроризировать мирное население, предаваясь грабежам, поджогам, убийствам и изнасилованиям, попутно имея высокие романтико-ебательные отношения с подружкой по банде, но не брезгуя и групповухой с остальными, которой могло и (не) быть — по этому поводу полные католичества головного мозга польские фэны устроили во время оно дикий безобразный срач, расплескавшийся как по всем польским интернетам, так и по РЛ, от чего фэндому икается и по сей день.

Под конец Цирю захватывает тёмный маг, который планирует с помощью гинекологического кресла и мегашприца извлечь из неё древний эльфийский ген; но у мага её отбивает Ведьмак и Ко. Под занавес объявляется местный Чёрный Властелин, вожделеющий связаться брачными узами с несчастной Цири и планами на порождение ещё более Черного властелина, обретя тем самым права на престолы всей обитаемой вселенной. Попутно главный поработитель народов Тимерии, Редании, Цинтры etc. внезапно оказывается не более и не менее, как «давно погибшим» цирькиным папкой: одним словом, классическое: «Я твой отец, Люк!» с добавлением гендерной ассиметрии и инцеста.

(В последнем томе Геральт и Цири счастливо соединяются и торжественно выпиливают всех врагов, но радости никакой от этого не обретают (Цири, впрочем, вроде бы нашла себе любовь до гроба, но малопонятно, нахуя ей какой-то плюгавенький рыцарь вместо возможности обретения мирового господства?). )

Достоинства книги

В книге много отсылок практически ко всем существующим сказкам и мифам: от Белоснежки с гномами и Снежной королевы до Толкина и короля Артура, причём всё пересказано невероятно глумливо; не меньше и исторических параллелей и прочих культурологических реминисценций, для понимания которых необходимо иметь охуенно богатый внутренний мир и прочую эрудицию (а также читать в оригинале, ибо перевод их не доносит, о чём ниже). Доходит до курьёзов, когда одно и то же событие из книжки разные люди связывают с разными событиями IRL. Например, описанный в книге захват и раздел одного из государств агрессивными соседями, по идее, подавался автором как аллюзия на раздел Польши в 1939 году СССР и Германией, но когда сам Сапковский приехал в Прагу, местные фанаты очень долго благодарили его за иносказательно описанный в книге случившийся в 1938 году раздел Чехословакии Германией и Польшей — люди знающие, натыкаясь у пана Анджея на фразу «Я привёз мир для целого поколения», идентифицируют отсыл предельно точно.

Также Сапковский не поленился придумать свой язык, на котором говорят эльфы, дриады и прочая высокоинтеллектуальная шваль, однако сделал это крайне своеобразно. В отличие от Толкина, который строил эльфийские языки на валлийской и древнеанглийской фонетике и замысловатой (латинской, финно-угорской и греческой в одном флаконе) грамматике, Сапковский не стал заморачиваться и, пользуясь знанием целой кучи европейских языков, соорудил простенькую индоевропейскую грамматику, натянул на неё (там, где это возможно) опять-таки валлийскую орфографию и добавил лексику из всех известных ему языков — голландского, древнего валлийского, латыни, английского, немецкого, французского, испанского, итальянского и т.д. и т.п. В результате каждый при небольшом желании найдёт в «Старшей Речи» подозрительно знакомые слова, а при некотором усилии сможет даже догадаться о смысле целых фраз. Из валлийской же мифологии растут ноги у многих сюжетов: так, состав Дикой охоты — «эльфы» из потустороннего мира во главе со своим королём — позаимствован из валлийского «артуровского» цикла.

Читать еще:  Правила лотереи «Русское лото. Секреты везения или пошаговый алгоритм выигрыша в лотерее Развернутая ставка в гослото

Отдельные мемы из книги оказались очень удачными. Так, лозунг «Эльфов в резервацию!», описанный в книге в виде надписи на стене дома, сделанной какими-то расистски настроенными обывателями, был тут же подхвачен ролевиками всех мастей как боевой выкрик на полигонных играх или просто неопровержимый аргумент в спорах на тему: «Кто лучше, эльфы или орки?». Эльфийская же кавалерийская бригада «Врихедд» с тремя белыми молниями на чёрном фоне на знамени отлично продвинула тему эльфов-наци, хорошо знакомых широкой публике по «Скайриму».

Сезон Гроз

В 2013 году, спустя без малого 15 лет, пан Анджей разродился восьмой книгой серии. С чего бы вдруг? Да просто в 2007 вышла винрарная игра по мотивам сабжа, под названием «Ведьмак». А в 2012 вышло не менее винрарное продолжение «Убийцы королей». Естественно, Сапковский, не будь дураком, тоже захотел получить PROFIT с популярности своего детища, а попутно потроллить создателей игры, ибо, по сути являясь книжным отцом Геральта, он мог перекраивать его судьбу, да и всю вселенную, как считал нужным, абсолютно не оглядываясь на игровую историю (что собственно он и сделал — впрочем, читать книгу!). Сама по себе история стоит несколько особняком от всей серии, представляя из себя по сути рядовое приключение Ведьмака, по хронологии где-то между двумя рассказами первой книги, то есть ещё до появления мирового геморроя в виде Цири и иже с ней. Так что из общего цикла книга несколько выбивается, однако менее интересной она от этого не становится. Однако же знай, анон, если ты решишь прочесть сие творчество, делать это рекомендуется строго в фанатском переводе, и ни в коем случае не официальную печатную версию — связанно это с тем, что переводчик оригинальной саги Евгений Вайсброт в 2006 году покинул наш бренный мир, и именно благодаря его переводу сага наполнена первоклассными лулзами. «Сезон гроз» же на официальном уровне переводило никому не известное мурло, испохабив весь смысл предыдущей серии своим говнопереводом. Фаны же отнеслись к произведению крайне осторожно, и во всём постарались следовать стилю Вайсброта, что, собственно, у них и получилось процентов на девяносто.

Особенности борьбы бобра с ослом

Выбор между хорошими и плохими Сапковского традиционно оказывается выбором между плохими и очень плохими. Это символизирует сложность жизни, а также то, что автор эту сложность понимает.

Критика

Нам Итлина предсказала Час Пурги и Белых хлад! Видимо, зараза, знала Чем взрыв ядерный чреват!

Ведьмак

Купить в магазинах:

При покупке в этом магазине Вы возвращаете на личный счет BM и становитесь претендентом на приз месяца от BookMix.ru!
Подробнее об акции

Скачать электронную книгу:

Авторы: Анджей Сапковский

«При виде твоей кислой физиономии придорожные грибы сами маринуются.»

Одна из лучших фэнтези-саг за всю историю существования жанра. Оригинальное, масштабное эпическое произведение, одновременно и свободное от влияния извне, и связанное с классической мифологической, легендарной и сказовой традицией. Шедевр не только писательского мастерства Анджея Сапковского, но и переводческого искусства Евгения Павловича Вайсброта. «Сага о Геральте» — в одном томе. Бесценный подарок и для поклонника прекрасной фантастики, и для ценителя просто хорошей литературы. Перед читателем буквально оживает необычный, прекрасный и жестокий мир литературной легенда, в котором обитают эльфы и гномы, оборотни, вампиры и «низушки»-хоббиты, драконы и монстры, — но прежде всего люди. Очень близкие нам, понятные и человечные люди — такие как мастер меча ведьмак Геральт, его друг, беспутный менестрель Лютик, его возлюбленная, прекрасная чародейка Йеннифэр, и приемная дочь — безрассудно отважная юная Цири. Обо всём этом и не только в книге Ведьмак (Анджей Сапковский)

О ведьмаках, Предназначениях и прочей нечисти

«Ведьмака» многие знают не по книгам, а по сериалу, фильму или одноименной игре. Спешу уверить: ни фильм, ни сериал, ни игра не отражают и половины, что происходит в книгах. Не то чтобы я против экранизации или виртуализации написанного, просто книга, на мой взгляд, гораздо богаче того, что я видела в кино (об игре тут говорить сложно, там слегка другой принцип). Строго говоря, цикл про ведьмака — это первые семь книг («Последнее желание», «Меч предназначения», «Кровь эльфов», «Крещение огнем», «Башня ласточки», «Владычица озера»), последняя, «Дорога без возврата» — это, скорее, просто сборник критических статей и рассказов по ведьмачьему и не только ведьмачьему миру. Он тематически слегка выбивается из данного ряда, что, впрочем, не делает его хуже по качеству

Я страстный поклонник Сапковского и все 8 книг прочитала запоем на одном дыхании. Втянуться в него легко, остановиться сложно — хотя на четвертой книге действие начинает подтормаживать. Увлеченному читателю не грозит умереть со скуки, но если у вас первые три книги не «проглотились», можно бросать, дальше вы будете путаться в героях: кто с кем, кто против кого, зачем и куда. Сапковский щедр на дворцовые интриги: я, следя за основными героями, сначала отмахивалась от политических хитросплетений, в результате вынуждена была возвращаться и перечитывать, чтобы понять, почему один герой дубасит второго, а третий не спешит никому на помощь. Да и разобраться, кто кому родственник, тоже было не слишком легко — хотя автор разжевал, как только мог. Но таких скучных моментов немного, к счастью, и стоит раз осмыслить все, как складывается ясная и стройная картина повествования.

У Сапковского большая часть сюжетных перипетий построена на том, что он называет Предназначением. Само понятие известно любому ребенку из сказок: герой попадает в некоторую неприятную ситуацию, другой герой спасает его из этой ситуации, а в награду требует «то, что ждет его дома, но о чем он не знает». Последнее существо (обычно это оказывается ребенок, которым беременна жена героя) и является Предназначенным. От судьбы не уйдешь — в книгах Сапковского мальчика-Предназначение должен забрать ведьмак и сделать его таким же ведьмаком, орудием уничтожения чудовищ. Но дитя оказалось женского пола, предки его более чем необычны, а у окружающих другие планы на будущее ребенка. Что же окажется сильнее: Предназначение или людская воля?

Цири оглянулась, посмотрела на Йеннифэр, которая оперлась о поручни, чтобы не упасть. Вытащила отнятые у Бонарта медальоны. Кота повесила себе на шею, волка протянула Геральту.
— Надеюсь, ты знаешь, — сказал он, — что это всего лишь символы?
— Все в жизни всего лишь символы.
Она вытянула Ласточку из ножен.
— Идем, Геральт.
— Идем. Держись ближе ко мне.
Внизу, с оружием во вспотевших руках, ожидали наемники Скеллена. Филин быстрым жестом послал на лестницу первую группу. Кованые ботинки загрохотали по ступеням.
— Помедленнее, Цири, не спеши. И ближе ко мне.
— Да, Геральт.
— И спокойнее, девочка, спокойнее. Помни, никакой злости, никакой ненависти. Просто мы должны выйти и увидеть небо. А все, вставшие у нас на пути, должны умереть. Не сомневайся.
— Я не сомневаюсь. Я хочу видеть небо.

Читать еще:  Глава города поздравил прокурора с днем рождения. Поздравление прокурору в день прокуратуры в прозе

Сапковский вовсю использует польские названия и реалии, что придает книгам особый шарм. Впрочем, может быть, это лишь мое субъективное ощущение. Но обстановка выписана очень реалистично — тут еще надо сказать спасибо переводчику. Евгений Вайсброт поистине гениально перевел и цикл про ведьмака, и сагу о Рейневане (где исторических подробностей и прочих трудностей гораздо больше — впрочем, об этом в другой раз). Не могу не восхищаться также фантазией автора: иногда ему приходится находить выход из очень сложных сюжетных ситуаций, и он справляется великолепно. Сделать героиню лесбиянкой, лишь бы не лишить ее девственности раньше времени — это очень сильный ход!

Ведьмачий цикл понравится прежде всего любителям фентези и альтернативной истории. Причем скорее первым, чем вторым. В книги можно ухнуть с головой, тем более первая книга состоит из нескольких легко читающихся повестей, потому втягиваешься — и все, пропал. Как я уже сказала, иногда можно затормозить на политических хитросплетениях, но, в принципе, это единственное, что может помешать чтению. А так — Сапковскому не откажешь ни в чувстве юмора, ни в эмоциональности повествования, ни в хорошем языке.

Сказка в мире Ведьмака

Один из любимых писателей, одна из любимых серий книг…В отличие от многих авторов, у Сапковского нет упора на главного героя. Или, возможно, просто я этого не замечаю. Без сомнения, Геральт — очень харизматичный герой, к счастью, не идеализированный автором, со сложным характером и множеством внутренних проблем. Но повествование не сосредоточено на нем одном. Я получаю огромное эстетическое удовольствие от всего мира, созданного Сапковским. От описания городов и деревень, от забавных сценок с абсолютно не относящимися к основной линии сюжета персонажами, умело вплетенных в общую историю, от детальной проработки каждого краснолюда, низушка и эльфа, от красочности пейзажей и искусно выдуманных монстров. Но лучшее, что есть в книгах про Ведьмака, — это язык. Великолепный, яркий, иногда забавный, иногда трогательный, но всегда очень выразительный. Такого тонкого, доброго, искрометного юмора я не встречала ни у одного фантаста. Речь персонажей поражает своим обаянием, своей неповторимой индивидуальностью. Ну, а самый любимый мной элемент в книгах Сапковского – это его обработка сказок. Для примера, взято из эпизода о любви князя к сирене:
« — Эх, жаль, — сказал Лютик, — не мог я с вами поплавать»… «А знаешь, я ни разу в жизни не болтал с сиреной. Обидно, черт побери.
— Насколько я тебя знаю, — проговорил Геральт, приторачивая вьюки, — балладу ты напишешь и без того.
— Верно. Уже готовы первые строчки. В моей балладе сирена пожертвует собою ради князя, сменит рыбий хвост на шикарные ножки, но заплатит за это потерей голоса. Князь изменит ей, бросит, и тогда она умрет от тоски, обратится в пену морскую, когда первые лучи солнца…
— Кто поверит в такую чушь?
— Неважно, — фыркнул Лютик. — Баллады пишут не для того, чтобы в них верили. Их пишут, чтобы ими волновать.
»

Еще одна фрагмент основан на сказке «Дикие лебеди» Андерсена. Версия автора следующая: один барон был заколдован и превращен в баклана, а его сестра Элиза спасла его с помощью «фуфайки из крапивного лыка»:
«— Знаешь, Фрей, — сказал Геральт, еще шире улыбаясь, — весть об этом разошлась широко!
— Истинная версия?
— Не совсем. Во-первых, тебе добавили десяток братьев.
— Надо же! — Барон приподнялся на локте, раскашлялся. — Стало быть, с Элизой вместе нас было двенадцать душ? Ну и идиотизм! Моя мамуля не была крольчихой.
— Это не все. Решили, что баклан малоромантичен.
— Оно и верно. Ничего в нем нет романтичного. — Барон поморщился, ощупывая грудь, обвязанную лыком и кусками бересты. — Так во что я был заколдован, если верить россказням?
— В лебедя. То есть в лебедей. Потому как вас было одиннадцать штук, не забывай.
— А чем, черт побери, лебедь романтичнее баклана?
— Не знаю.
— Я тоже не знаю. Но могу поспорить, что в рассказе именно Элиза сняла с меня чары при помощи ее жуткого мешка из крапивы.
»

Возможно, кто-то сочтет язык произведения грубоватым, кому-то подобная интерпретация известных сказок покажется издевательством, но лично я пребываю в полном восхищении литературным талантом Сапковского. И я рекомендую, и еще раз рекомендую его книги к прочтению: хорошее настроение гарантировано!

Реальность с внешностью сказки

Сказка для взрослых – какой она должна быть? Одного волшебства маловато, потому что хоть она и сказка, а взрослым надо слишком много, чтобы поверить. Классическое противостояние добра и зла тоже не подходит, потому что многие взрослые разуверились в справедливости и уже давно не надеются на «долго и счастливо». Такая сказка – это, конечно, вымышленный мир, полный магии, невероятных существ, неведомых дорожек, но и только. Всё прочее – как в жизни: борьба добра и зла идёт в душах людей, и так сложно иногда понять, кто на какой стороне, и так легко перепутать чёрное и белое. Главный герой этой сказки – такой же взаправдашний, как и мы с вами – не всем приятный, но довольно харизматичный тип с мутным прошлым, финансовыми проблемами, неустроенностью и очень непростой личной жизнью. Хотя, для поддержания сказочности, он должен быть не совсем человеком, а, скажем, мутантом. Остается добавить немного перипетий судьбы, много политики, чудесный язык повествования и неожиданный финал, и отличная сказка для взрослых готова.

Примерно таков рецепт замечательной книги, а вернее целой серии книг Анджея Сапковского «Ведьмак».

Впервые с мясником из Блавикена я познакомилась в одноименной игре. Удивительно, но являясь большим поклонником игр в жанре фэнтези, я вместе с тем довольно прохладно отношусь к книгам того же направления. Но именно игра и подтолкнула меня узнать Геральта и его историю получше. И я не пожалела. Сюжет захватывает, запутывает, проясняет, интригует, заставляет всерьез переживать, не на шутку удивляться, сердиться, надеяться, недоумевать, радоваться и снова удивляться. Даже обилие политических хитросплетений не делает книгу ни капельки скучнее – хотя, признаюсь, в беге по строкам, я поначалу споткнулась о политику, но, разобравшись во всех интригах, читала легко и с интересом. «Ведьмак» написан чудесным языком: читаешь, к примеру, диалог крестьян из какой-нибудь деревушки Велена, и чувствуешь запах сена, пота, лошадей; читаешь батальную сцену – и уши закладывает от криков и лязга оружия. Интересны и герои – иногда неожиданно хорошие плохие, иногда до обидного плохие хорошие.

Предназначение, любовь, дружба, предательство, доблесть, низость, неравнодушие, безучастность, меркантильность, бескорыстие, самопожертвование – много чувств и событий, которые сплетены в увлекательный сюжет и книгу, от которой не оторваться. Всем хороша эта сказка для взрослых, где наиболее человечным оказывается тот, кто менее всего по природе своей человек.

Источники:

http://read-books-online.ru/bookread-169658/page-108
http://nouveau.lurkmore.to/%D0%A1%D0%B0%D0%BF%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9
http://bookmix.ru/book.phtml?id=565609

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector