4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Царь Максимилиан (II) (народная героико-романтическая драма). Народная драма: изложение произведения «Царь Максимилиан

Народные героико-романтические драмы

Народные героико-романтические драмы, в отличие от быто­вых сатирических, возникали и формировались не только на фольклорной основе. В них активно использовались песни лите-

ратурного происхождения, а также лубок и народная книга (лу­бочные романы и картинки о разбойниках, рыцарские романы). Некоторые героико-романтические драмы известны в един­ственном варианте (например, патриотическая пьеса о войне 1812г. «Как француз Москву брал»). Самыми популярными были «Лодка» и «Царь Максимилиан».

4.2.1. «Лодка»

Драма «Лодка» получила широкое распространение. В. Ю. Крупянская, исследовавшая эту драму, писала, что старейшими очагами ее бытования были Петербург с его округой, а также центральные районы России (исконные центры текстильной про­мышленности: Московская, Ярославская, Тверская, Владимир­ская губ.), откуда пьеса перекочевала на Север, Урал, в Астра­ханскую губ., в донские станицы[201]. «Лодка» бытовала в кресть­янской и казачьей среде, у солдат, рабочих, ремесленников.

Известно несколько десятков вариантов «Лодки». В народ­ном обиходе эта пьеса носила разные названия: «Шлюпка», «Шайка разбойников», «Черный ворон», «Степан Разин», «Ер­мак» и др.

Иногда народ видел в разбойниках борцов против крепост­ного гнета. Одна из редакций драмы имела антибарскую на­правленность (см., например, в публикуемом в Хрестоматии ва­рианте обращение атамана к шайке: «Эй, молодцы, жги, пали богатого помещика!»). Но далеко не все варианты оканчивались подобным образом. Н. И. Савушкина, изучившая драму, писа­ла, что призыв жечь-палить богатого помещика встречается лишь в нескольких вариантах, причем преимущественно в донских поздней записи. Большинство же вариантов оканчивалось уго­щением разбойников, пением, пляской. Подобная игровая кон­цовка более органична для драмы[202].

Происхождение «разбойничьих драм» имело свою историю. Крупянская писала, что наличие во всех известных текстах пье­сы «Лодка» песни «Вниз по матушке по Волге. «, соединенной с определенным драматическим представлением, заставляет рас­сматривать тексты «разбойничьих драм», дошедшие в записях XIX—XX вв., как близкие друг другу варианты, генетически вос­ходящие к инсценировке песни «Вниз по матушке по Волге. «.

Возникновение этой песни исследователи относят ко второй половине XVIII в. Ее творческое переосмысление произошло под влиянием сюжетов и образов традиционных разбойничьих песен, в частности песенного творчества о Степане Разине. Как тип представления «Лодка» в ее первичной основе является пе­сенной инсценировкой, где мимическое воспроизведение об­щего содержания (подражание гребле) и драматургия сюжета (персонификация героев, элементы диалога) близки традицион­ным народным представлениям типа игрищ[203].

В процессе исполнения в «Лодку» вносились разные песни о разбойниках, литературные лирические произведения, сатири­ческие сценки: «Мнимый барин», «Барин и Афонька», «Док­тор» — в «Шайку разбойников»; «Барин и Афонька», «Барин и староста», «Доктор» — в «Ермака» [204] и т. д.

Органической частью драмы стал отрывок из поэмы А. С. Пушкина «Братья-разбойники».

Незнакомец, назвавший себя фельдфебелем Иваном Пятаковым, рас­сказывает, почему и как они с братом стали разбойниками, как их пойма­ли, отвели в острог и т. д. При этом он говорит словами поэмы Пушки­на — не дословно, с изменениями <"Нас было двое — брат и я. ).

Можно предположить, что драма испытывала также влияние исторических преданий разинского цикла.

В одном из вариантов «Шлюпки» Атаман рассказывает о смерти бра­та и своем освобождении из тюрьмы:

Но меня, доброго молодца,

Не могли удержать за каменными стенами.

За железными замками.

Я на стене лодку написал и оттуда убежал[205].

В этом варианте и Егерь, рассказывая, как они с братом спаслись из тюрьмы, говорит:

— В тюрьме, на стене лодку написали

И оттуда убежали[206].

В народных преданиях подобным образом убегал из тюрьмы Степан Разин.

С разинским циклом фольклорных произведений эту драму сближает и то, что одним из ее персонажей является сам Стень­ка Разин — правда, здесь он не атаман.

В развитии драмы большую роль сыграли литературные ис­точники, главным образом массовая литература о разбойниках. Это сказалось в сюжете (осложнении его романтической ситуа­цией — любовными сценами), в разработке характеров действу­ющих лиц (введение типовых персонажей: Рыцарь, Лариза и проч.), в общем стиле драмы.

4.2.2. «Царь Максимилиан»

Драма «Царь Максимилиан» (иногда Максимъян, Максемьян) получила широкое распространение на всей территории России (Петербургская, Московская, Тверская, Ярославская, Костром­ская губ., Русский Север, Дон, Терек, Урал, Сибирь), Беларуси (Минская, Могилевская, Витебская губ.), Украины (Киевская, Черниговская, Подольская, Харьковская, Херсонская губ.), Мол­давии. Ее играли в солдатской, матросской, городской, рабочей, крестьянской среде[207].

О возникновении этой драмы высказано несколько мнений. Вероятно, правы исследователи, считавшие, что поводом к ее созданию послужила политическая обстановка начала XVIII в.: конфликт между Петром I и его сыном Алексеем и казнь послед­него. В памяти людей было и убийство сына Иваном Грозным. Сыноубийство не могло не отразиться на отношении народа к государям. Это способствовало распространению драмы. Следу­ет учесть и то, что в народе был известен духовный стих «Кирик и Улита», в котором, как и в драме, жестокий царь Максимили­ан требует, чтобы младенец Кирик отрекся от веры в христиан­ского Бога. Кирик, как и герой драмы Адольф, остается верен Богу.

Предпринимались настойчивые поиски непосредственного источника драмы, но он не был найден. Вероятно, единствен­ного источника и не существовало. Вместе с тем бесспорна связь пьесы с репертуаром русского городского театра XVII-XVIII вв., а также несомненно влияние на ее текст переводных повестей (рыцарских романов) и их инсценировок той же эпохи, что дока­зано рядом исследователей. Однако какими бы разнообразными ни были литературные источники «Царя Максимилиана», су­щественно другое — связь пьесы с русской действительностью.

В основе драмы — конфликт тирана царя Максимилиана с его сыном Адольфом. Отец-язычник требует, чтобы сын бросил христианскую веру, но тот решительно отказывается:

Я ваши кумирческие боги

Подвергаю себе под ноги,

В грязь топчу, веровать не хочу.

Верую в Господа нашего Исуса Христа,

И целую Его в уста,

И содержу Его закон.

Царь Максимъян повелевает затюремному сторожу.

— Поди и отведи моего сына Адольфу в темницу

мори его голодной смертью.

Дай ему фунт хлеба и фунт воды[208].

Адольф в темнице. Царь Максимилиан три раза обращается к Адольфу со своим требованием, но тот все время отказывается. Тогда царь вызывает палача Брамбеуса и приказывает казнить Адольфа.

В драме изображена жестокость царя Максимилиана не только с сы­ном. В одном из вариантов он, подобно царю Ироду, приказывает воину (здесь: Анике-воину) убить младенцев:

Сходи все страны Вифлеемские,

Сбей, сруби четырнадцать тысяч младенцев.

Аще кого не убьешь.

Ко мне живого приведешь.

Является Баба (Рахиль) и спрашивает царя:

За что моему дитяти

Когда я послал воина,

Убей сего младенца

И прогони эту бабу!

Воин убивает ребенка. Рахиль плачет[209] . .

Царю Максимилиану противопоставлен его сын Адольф. Он смело говорит отцу, что вниз по матушке по Волге катался И с вольной шайкой, с разбойниками, знался[210], что был их атаманом[211]; приказывает выпустить из тюрьмы арестанта (рестанта), кото­рый был посажен по приказу отца[212]. В драме Адольф твердо от­стаивал свои убеждения, претерпевал мучения, шел на смерть, но не изменял своим идеалам, чем вызывал симпатию и сочув­ствие. Палач, выполнив приказ царя и убив Адольфа, закалывал и себя со словами:

Читать еще:  Новогоднее украшение окон своими руками. Украшение для окон из бумаги: шаблоны. Шаблоны для украшения окон: техника. Флорариум: модное украшение новогоднего окна

За тои голову срубил.

Царя долг исправляю

И сам вслед помираю[213].

Повеление царя убить сына, изображение казни Адольфа, са­моубийство палача — трагические картины. Но представление должно было веселить зрителей, нужна была разрядка. Устано­вилась традиция вводить в действие фарсовые, сатирические и юмористические эпизоды. Таковыми являются разговоры Гро­бокопателей, Портного, Доктора, даже отпевание Патриархом тела Адольфа. Острая сатира на священнослужителей возникала при изображении венчания царя Максимилиана с Богиней (свя­щенник и дьякон в кабаке пропили венчанную книгу, а на заупо­койную опохмелялись)[214].

Исследователь народных драм Н. Н. Виноградов писал о «Царе Мак­симилиане»: «Появившись в половине XVIII столетия и переходя из уст в уста, от поколения к поколению, эта пьеса неизбежно подвергалась самым разнообразным изменениям, сокращалась и удлинялась по произ­волу. Понравившись народу, она мало-помалу втянула в себя целый ряд отдельных сцен и мелких произведений того же рода. Вследствие этого во многих вариантах получается длинный ряд отдельных сцен, целая кол­лекция разнохарактерных лиц, пестрый калейдоскоп самых разнообраз­ных положений; теряется общий смысл пьесы, отсутствует единство сю­жета, остается лишь единство названия. Вот, например, какая серия сю­жетов практикуется в большинстве не очень распространенных (по объе­му) вариантов: 1) Максемьян и Адольф (основной); 2) Богиня и Марс;

3) Мамай; 4) Аника и Смерть; 5) Лодка. Часто они совсем не связаны, иногда связь чисто механическая. К этим сюжетам еще нужно прибавить целый ряд вставок в виде отдельных комических сценок или устойчивых, постоянных (доктор, портной, цыган, гробокопатель. ), или же случай­ных, спорадических (n-ное количество); иногда пьеса начинается верте пом[215].

Постепенно тема борьбы за религиозные убеждения стано­вилась менее актуальной — это сделало возможным сатиричес­кое изображение служителей культа, а также церковных обря­дов отпевания и бракосочетания. В 1959 т. в Архангельской обл. был записан вариант драмы, в котором о религиозных убежде­ниях отца и сына даже не упоминалось[216]. Вместе с тем проблема тираноборства, борьбы с насилием продолжала волновать зри­телей. В драме «Царь Максимилиан» была произведена замена: царь потребовал от своего сына не измены религиозным убеж­дениям, а женитьбы на невесте из тридевятого царства, кото­рую ему подыскал. Адольф столь же решительно отказывался от женитьбы, как отказывался переменить веру. И был казнен.

Иногда драма заканчивалась смертью самого царя Максими­лиана, что могло восприниматься как наказание за жестокость и сыноубийство.

Диалог Смерти и царя Максимилиана почти дословно совпадал с ду­ховным стихом — диалогом Аники-воина со Смертью.

Смерть (подойдя к трону, обращается к царю Максимилиану):

— Маши моя, любезная Смерть,

Дай мне сроку житья хоть на три года,

Чтобы мне нажиться
И своим царством распорядиться.
С м е р т ь:

— Нет тебе житья и на один год.

Дальше царь Максимилиан просил дать ему житья хоть на три месяца, хоть на три дня. Но Смерть неумолима:

Не будет тебе сроку и на три часа,

А вот тебе моя вострая коса.

(Ударяет его косой по шее. Царь падает)[217].

Драма «Царь Максимилиан» большая по объему. Часто ее переписывали в тетради и перед представлением репетировали. Однако и в ней выработались стереотипные ситуации, а также формулы, которые способствовали запоминанию и воспроизве­дению драмы. Таковыми, например, являются сцены поедин­ков, формулы-ответы Адольфа отцу («Я ваши кумирские боги Тер­заю под ноги. « и т. д.). Приобрели устойчивую форму вызов царем Максимилианом Скорохода (или иного действующего лица) и доклад вызываемого о прибытии.

Явись перед троном

Ггрозного царя Максимильяна!

— Справа налево вернусь,

Перед троном грозного царя Максимильяна явлюсь:

О, великий повелитель.

Грозный царь Максимильян,

Почто ты Скорохода-Фельдмаршала призываешь?

Или дела, указы повелеваешь?

Или мой меч притупился?

Или я, Скороход-Фельдмаршал, в чем пред вами

провинился?[218]

В цитируемом варианте драмы эта формула доклада повторяется 26 раз (Скороход ее произносит 18 раз, Маркушка 3раза, Адольф и Аника-воин по 2 раза, Палач 1 раз).

К сказанному следует добавить, что в «Царе Максимилиане» встречаются те же ситуации и общие места, что и в драме «Лод­ка». Например: Адольф — с шапкой разбойников знался; о погре­бении убитого говорят: «Убрать это тело, чтобы сверх земли не тлело. » — и т. д.

Таким образом, драма «Царь Максимилиан» возникла и раз­вивалась под влиянием других народных пьес, рыцарских рома­нов, лубочных изданий, народного песенного фольклора, ду­ховных стихов[219] .

Народная драма «Царь Максимилиан»

Драма «Царь Максимилиан» (иногда Максимъян, Максемьян) получила широкое распространение на всей территории России (Петербургская, Московская, Тверская, Ярославская, Костромская губ., Русский Север, Дон, Терек, Урал, Сибирь), Беларуси (Минская, Могилевская, Витебская губ.), Украины (Киевская, Черниговская, Подольская, Харьковская, Херсонская губ.), Молдавии. Ее играли в солдатской, матросской, городской, рабочей, крестьянской среде.

О возникновении этой драмы высказано несколько мнений. Вероятно, правы исследователи, считавшие, что поводом к ее созданию послужила политическая обстановка начала XVIII в.: конфликт между Петром I и его сыном Алексеем и казнь последнего. В памяти людей было и убийство сына Иваном Грозным. Сыноубийство не могло не отразиться на отношении народа к государям. Это способствовало распространению драмы. Следует учесть и то, что в народе был известен духовный стих «Кирик и Улита», в котором, как и в драме, жестокий царь Максимилиан требует, чтобы младенец Кирик отрекся от веры в христианского Бога. Кирик, как и герой драмы Адольф, остается верен Богу.

Предпринимались настойчивые поиски непосредственного источника драмы, но он не был найден. Вероятно, единственного источника и не существовало. Вместе с тем бесспорна связь пьесы с репертуаром русского городского театра XVII-XVIII вв., а также несомненно влияние на ее текст переводных повестей (рыцарских романов) и их инсценировок той же эпохи, что доказано рядом исследователей. Однако какими бы разнообразными ни были литературные источники «Царя Максимилиана», существенно другое — связь пьесы с русской действительностью.

В основе драмы — конфликт тирана царя Максимилиана с его сыном Адольфом. Отец-язычник требует, чтобы сын бросил христианскую веру, но тот решительно отказывается:

  • — Я ваши кумирческие боги
  • Подвергаю себе под ноги,
  • В грязь топчу, веровать не хочу.
  • Верую в Господа нашего Исуса Христа,
  • И целую Его в уста,
  • И содержу Его закон.
  • Царь Максимъян повелевает затюремному сторожу.
    • — Поди и отведи моего сына Адольфу в темницу
  • мори его голодной смертью.
  • Дай ему фунт хлеба и фунт воды

Адольф в темнице. Царь Максимилиан три раза обращается к Адольфу со своим требованием, но тот все время отказывается. Тогда царь вызывает палача Брамбеуса и приказывает казнить Адольфа. В драме изображена жестокость царя Максимилиана не только с сыном. В одном из вариантов он, подобно царю Ироду, приказывает воину (здесь: Анике-воину) убить младенцев:

  • — Воин, мой воин.
  • Сходи все страны Вифлеемские,
  • Сбей, сруби четырнадцать тысяч младенцев.
  • Аще кого не убьешь.
  • Ко мне живого приведешь.
  • Является Баба (Рахиль) и спрашивает царя:
  • — За что моему дитяти
  • Невинно пропадати?
  • Царь неумолим:
  • — Как низавинно,
  • Когда я послал воина,
  • Воина вооруженного?
  • Воин, мой воин,
  • Убей сего младенца
  • И прогони эту бабу!
  • Воин убивает ребенка. Рахиль плачет
Читать еще:  Моника беллуччи размер обуви. Звезды с самым большим размером ноги: они не комплексуют

Царю Максимилиану противопоставлен его сын Адольф. Он смело говорит отцу, что вниз по матушке по Волге катался И с вольной шайкой, с разбойниками, знался , что был их атаманом ; приказывает выпустить из тюрьмы арестанта (рестанта), который был посажен по приказу отца . В драме Адольф твердо отстаивал свои убеждения, претерпевал мучения, шел на смерть, но не изменял своим идеалам, чем вызывал симпатию и сочувствие. Палач, выполнив приказ царя и убив Адольфа, закалывал и себя со словами:

  • — За что любил,
  • За тои голову срубил.
  • Царя долг исправляю
  • И сам вслед помираю

Повеление царя убить сына, изображение казни Адольфа, самоубийство палача — трагические картины. Но представление должно было веселить зрителей, нужна была разрядка. Установилась традиция вводить в действие фарсовые, сатирические и юмористические эпизоды. Таковыми являются разговоры Гробокопателей, Портного, Доктора, даже отпевание Патриархом тела Адольфа. Острая сатира на священнослужителей возникала при изображении венчания царя Максимилиана с Богиней (священник и дьякон в кабаке пропили венчанную книгу, а на заупокойную опохмелялись) .

Исследователь народных драм Н. Н. Виноградов писал о «Царе Максимилиане»: «Появившись в половине XVIII столетия и переходя из уст в уста, от поколения к поколению, эта пьеса неизбежно подвергалась самым разнообразным изменениям, сокращалась и удлинялась по произволу. Понравившись народу, она мало-помалу втянула в себя целый ряд отдельных сцен и мелких произведений того же рода. Вследствие этого во многих вариантах получается длинный ряд отдельных сцен, целая коллекция разнохарактерных лиц, пестрый калейдоскоп самых разнообразных положений; теряется общий смысл пьесы, отсутствует единство сюжета, остается лишь единство названия.

Драма «Царь Максимилиан» большая по объему. Часто ее переписывали в тетради и перед представлением репетировали. Однако и в ней выработались стереотипные ситуации, а также формулы, которые способствовали запоминанию и воспроизведению драмы. Таковыми, например, являются сцены поединков, формулы-ответы Адольфа отцу («Я ваши кумирские боги Терзаю под ноги. » и т. д.). Приобрели устойчивую форму вызов царем Максимилианом Скорохода (или иного действующего лица) и доклад вызываемого о прибытии.

  • Царь Максимильян:
  • — Скороход-Фельдмаршал,
  • Явись перед троном
  • Грозного царя Максимильяна!
  • Скороход:
  • — Справа налево вернусь,
  • Перед троном грозного царя Максимильяна явлюсь:
  • О, великий повелитель.
  • Грозный царь Максимильян,
  • Почто ты Скорохода-Фельдмаршала призываешь?
  • Или дела, указы повелеваешь?
  • Или мой меч притупился?
  • Или я, Скороход-Фельдмаршал, в чем пред вами
  • провинился?

В цитируемом варианте драмы эта формула доклада повторяется 26 раз (Скороход ее произносит 18 раз, Маркушка 3 раза, Адольф и Аника-воин по 2 раза, Палач 1 раз).

К сказанному следует добавить, что в «Царе Максимилиане» встречаются те же ситуации и общие места, что и в драме «Лодка». Например: Адольф — с шапкой разбойников знался; о погребении убитого говорят: «Убрать это тело, чтобы сверх земли не тлело. » и т. д. Таким образом, драма «Царь Максимилиан» возникла и развивалась под влиянием других народных пьес, рыцарских романов, лубочных изданий, народного песенного фольклора, духовных стихов.

Народные героико-романтические драмы

Народные героико-романтические драмы, в отличие от быто­вых сатирических, возникали и формировались не только на фольклорной основе. В них активно использовались песни лите-

ратурного происхождения, а также лубок и народная книга (лу­бочные романы и картинки о разбойниках, рыцарские романы). Некоторые героико-романтические драмы известны в един­ственном варианте (например, патриотическая пьеса о войне 1812г. «Как француз Москву брал»). Самыми популярными были «Лодка» и «Царь Максимилиан».

4.2.1. «Лодка»

Драма «Лодка» получила широкое распространение. В. Ю. Крупянская, исследовавшая эту драму, писала, что старейшими очагами ее бытования были Петербург с его округой, а также центральные районы России (исконные центры текстильной про­мышленности: Московская, Ярославская, Тверская, Владимир­ская губ.), откуда пьеса перекочевала на Север, Урал, в Астра­ханскую губ., в донские станицы[201]. «Лодка» бытовала в кресть­янской и казачьей среде, у солдат, рабочих, ремесленников.

Известно несколько десятков вариантов «Лодки». В народ­ном обиходе эта пьеса носила разные названия: «Шлюпка», «Шайка разбойников», «Черный ворон», «Степан Разин», «Ер­мак» и др.

Иногда народ видел в разбойниках борцов против крепост­ного гнета. Одна из редакций драмы имела антибарскую на­правленность (см., например, в публикуемом в Хрестоматии ва­рианте обращение атамана к шайке: «Эй, молодцы, жги, пали богатого помещика!»). Но далеко не все варианты оканчивались подобным образом. Н. И. Савушкина, изучившая драму, писа­ла, что призыв жечь-палить богатого помещика встречается лишь в нескольких вариантах, причем преимущественно в донских поздней записи. Большинство же вариантов оканчивалось уго­щением разбойников, пением, пляской. Подобная игровая кон­цовка более органична для драмы[202].

Происхождение «разбойничьих драм» имело свою историю. Крупянская писала, что наличие во всех известных текстах пье­сы «Лодка» песни «Вниз по матушке по Волге. «, соединенной с определенным драматическим представлением, заставляет рас­сматривать тексты «разбойничьих драм», дошедшие в записях XIX—XX вв., как близкие друг другу варианты, генетически вос­ходящие к инсценировке песни «Вниз по матушке по Волге. «.

Возникновение этой песни исследователи относят ко второй половине XVIII в. Ее творческое переосмысление произошло под влиянием сюжетов и образов традиционных разбойничьих песен, в частности песенного творчества о Степане Разине. Как тип представления «Лодка» в ее первичной основе является пе­сенной инсценировкой, где мимическое воспроизведение об­щего содержания (подражание гребле) и драматургия сюжета (персонификация героев, элементы диалога) близки традицион­ным народным представлениям типа игрищ[203].

В процессе исполнения в «Лодку» вносились разные песни о разбойниках, литературные лирические произведения, сатири­ческие сценки: «Мнимый барин», «Барин и Афонька», «Док­тор» — в «Шайку разбойников»; «Барин и Афонька», «Барин и староста», «Доктор» — в «Ермака» [204] и т. д.

Органической частью драмы стал отрывок из поэмы А. С. Пушкина «Братья-разбойники».

Незнакомец, назвавший себя фельдфебелем Иваном Пятаковым, рас­сказывает, почему и как они с братом стали разбойниками, как их пойма­ли, отвели в острог и т. д. При этом он говорит словами поэмы Пушки­на — не дословно, с изменениями <"Нас было двое — брат и я. ).

Можно предположить, что драма испытывала также влияние исторических преданий разинского цикла.

В одном из вариантов «Шлюпки» Атаман рассказывает о смерти бра­та и своем освобождении из тюрьмы:

Но меня, доброго молодца,

Не могли удержать за каменными стенами.

За железными замками.

Я на стене лодку написал и оттуда убежал[205].

В этом варианте и Егерь, рассказывая, как они с братом спаслись из тюрьмы, говорит:

— В тюрьме, на стене лодку написали

И оттуда убежали[206].

В народных преданиях подобным образом убегал из тюрьмы Степан Разин.

С разинским циклом фольклорных произведений эту драму сближает и то, что одним из ее персонажей является сам Стень­ка Разин — правда, здесь он не атаман.

В развитии драмы большую роль сыграли литературные ис­точники, главным образом массовая литература о разбойниках. Это сказалось в сюжете (осложнении его романтической ситуа­цией — любовными сценами), в разработке характеров действу­ющих лиц (введение типовых персонажей: Рыцарь, Лариза и проч.), в общем стиле драмы.

4.2.2. «Царь Максимилиан»

Драма «Царь Максимилиан» (иногда Максимъян, Максемьян) получила широкое распространение на всей территории России (Петербургская, Московская, Тверская, Ярославская, Костром­ская губ., Русский Север, Дон, Терек, Урал, Сибирь), Беларуси (Минская, Могилевская, Витебская губ.), Украины (Киевская, Черниговская, Подольская, Харьковская, Херсонская губ.), Мол­давии. Ее играли в солдатской, матросской, городской, рабочей, крестьянской среде[207].

Читать еще:  Пробка при беременности: как и когда образуется. Пробка перед родами: как отходит, как выглядит (фото), за сколько отходит пробка у первородящих и повторнородящих

О возникновении этой драмы высказано несколько мнений. Вероятно, правы исследователи, считавшие, что поводом к ее созданию послужила политическая обстановка начала XVIII в.: конфликт между Петром I и его сыном Алексеем и казнь послед­него. В памяти людей было и убийство сына Иваном Грозным. Сыноубийство не могло не отразиться на отношении народа к государям. Это способствовало распространению драмы. Следу­ет учесть и то, что в народе был известен духовный стих «Кирик и Улита», в котором, как и в драме, жестокий царь Максимили­ан требует, чтобы младенец Кирик отрекся от веры в христиан­ского Бога. Кирик, как и герой драмы Адольф, остается верен Богу.

Предпринимались настойчивые поиски непосредственного источника драмы, но он не был найден. Вероятно, единствен­ного источника и не существовало. Вместе с тем бесспорна связь пьесы с репертуаром русского городского театра XVII-XVIII вв., а также несомненно влияние на ее текст переводных повестей (рыцарских романов) и их инсценировок той же эпохи, что дока­зано рядом исследователей. Однако какими бы разнообразными ни были литературные источники «Царя Максимилиана», су­щественно другое — связь пьесы с русской действительностью.

В основе драмы — конфликт тирана царя Максимилиана с его сыном Адольфом. Отец-язычник требует, чтобы сын бросил христианскую веру, но тот решительно отказывается:

Я ваши кумирческие боги

Подвергаю себе под ноги,

В грязь топчу, веровать не хочу.

Верую в Господа нашего Исуса Христа,

И целую Его в уста,

И содержу Его закон.

Царь Максимъян повелевает затюремному сторожу.

— Поди и отведи моего сына Адольфу в темницу

мори его голодной смертью.

Дай ему фунт хлеба и фунт воды[208].

Адольф в темнице. Царь Максимилиан три раза обращается к Адольфу со своим требованием, но тот все время отказывается. Тогда царь вызывает палача Брамбеуса и приказывает казнить Адольфа.

В драме изображена жестокость царя Максимилиана не только с сы­ном. В одном из вариантов он, подобно царю Ироду, приказывает воину (здесь: Анике-воину) убить младенцев:

Сходи все страны Вифлеемские,

Сбей, сруби четырнадцать тысяч младенцев.

Аще кого не убьешь.

Ко мне живого приведешь.

Является Баба (Рахиль) и спрашивает царя:

За что моему дитяти

Когда я послал воина,

Убей сего младенца

И прогони эту бабу!

Воин убивает ребенка. Рахиль плачет[209] . .

Царю Максимилиану противопоставлен его сын Адольф. Он смело говорит отцу, что вниз по матушке по Волге катался И с вольной шайкой, с разбойниками, знался[210], что был их атаманом[211]; приказывает выпустить из тюрьмы арестанта (рестанта), кото­рый был посажен по приказу отца[212]. В драме Адольф твердо от­стаивал свои убеждения, претерпевал мучения, шел на смерть, но не изменял своим идеалам, чем вызывал симпатию и сочув­ствие. Палач, выполнив приказ царя и убив Адольфа, закалывал и себя со словами:

За тои голову срубил.

Царя долг исправляю

И сам вслед помираю[213].

Повеление царя убить сына, изображение казни Адольфа, са­моубийство палача — трагические картины. Но представление должно было веселить зрителей, нужна была разрядка. Устано­вилась традиция вводить в действие фарсовые, сатирические и юмористические эпизоды. Таковыми являются разговоры Гро­бокопателей, Портного, Доктора, даже отпевание Патриархом тела Адольфа. Острая сатира на священнослужителей возникала при изображении венчания царя Максимилиана с Богиней (свя­щенник и дьякон в кабаке пропили венчанную книгу, а на заупо­койную опохмелялись)[214].

Исследователь народных драм Н. Н. Виноградов писал о «Царе Мак­симилиане»: «Появившись в половине XVIII столетия и переходя из уст в уста, от поколения к поколению, эта пьеса неизбежно подвергалась самым разнообразным изменениям, сокращалась и удлинялась по произ­волу. Понравившись народу, она мало-помалу втянула в себя целый ряд отдельных сцен и мелких произведений того же рода. Вследствие этого во многих вариантах получается длинный ряд отдельных сцен, целая кол­лекция разнохарактерных лиц, пестрый калейдоскоп самых разнообраз­ных положений; теряется общий смысл пьесы, отсутствует единство сю­жета, остается лишь единство названия. Вот, например, какая серия сю­жетов практикуется в большинстве не очень распространенных (по объе­му) вариантов: 1) Максемьян и Адольф (основной); 2) Богиня и Марс;

3) Мамай; 4) Аника и Смерть; 5) Лодка. Часто они совсем не связаны, иногда связь чисто механическая. К этим сюжетам еще нужно прибавить целый ряд вставок в виде отдельных комических сценок или устойчивых, постоянных (доктор, портной, цыган, гробокопатель. ), или же случай­ных, спорадических (n-ное количество); иногда пьеса начинается верте пом[215].

Постепенно тема борьбы за религиозные убеждения стано­вилась менее актуальной — это сделало возможным сатиричес­кое изображение служителей культа, а также церковных обря­дов отпевания и бракосочетания. В 1959 т. в Архангельской обл. был записан вариант драмы, в котором о религиозных убежде­ниях отца и сына даже не упоминалось[216]. Вместе с тем проблема тираноборства, борьбы с насилием продолжала волновать зри­телей. В драме «Царь Максимилиан» была произведена замена: царь потребовал от своего сына не измены религиозным убеж­дениям, а женитьбы на невесте из тридевятого царства, кото­рую ему подыскал. Адольф столь же решительно отказывался от женитьбы, как отказывался переменить веру. И был казнен.

Иногда драма заканчивалась смертью самого царя Максими­лиана, что могло восприниматься как наказание за жестокость и сыноубийство.

Диалог Смерти и царя Максимилиана почти дословно совпадал с ду­ховным стихом — диалогом Аники-воина со Смертью.

Смерть (подойдя к трону, обращается к царю Максимилиану):

— Маши моя, любезная Смерть,

Дай мне сроку житья хоть на три года,

Чтобы мне нажиться
И своим царством распорядиться.
С м е р т ь:

— Нет тебе житья и на один год.

Дальше царь Максимилиан просил дать ему житья хоть на три месяца, хоть на три дня. Но Смерть неумолима:

Не будет тебе сроку и на три часа,

А вот тебе моя вострая коса.

(Ударяет его косой по шее. Царь падает)[217].

Драма «Царь Максимилиан» большая по объему. Часто ее переписывали в тетради и перед представлением репетировали. Однако и в ней выработались стереотипные ситуации, а также формулы, которые способствовали запоминанию и воспроизве­дению драмы. Таковыми, например, являются сцены поедин­ков, формулы-ответы Адольфа отцу («Я ваши кумирские боги Тер­заю под ноги. « и т. д.). Приобрели устойчивую форму вызов царем Максимилианом Скорохода (или иного действующего лица) и доклад вызываемого о прибытии.

Явись перед троном

Ггрозного царя Максимильяна!

— Справа налево вернусь,

Перед троном грозного царя Максимильяна явлюсь:

О, великий повелитель.

Грозный царь Максимильян,

Почто ты Скорохода-Фельдмаршала призываешь?

Или дела, указы повелеваешь?

Или мой меч притупился?

Или я, Скороход-Фельдмаршал, в чем пред вами

провинился?[218]

В цитируемом варианте драмы эта формула доклада повторяется 26 раз (Скороход ее произносит 18 раз, Маркушка 3раза, Адольф и Аника-воин по 2 раза, Палач 1 раз).

К сказанному следует добавить, что в «Царе Максимилиане» встречаются те же ситуации и общие места, что и в драме «Лод­ка». Например: Адольф — с шапкой разбойников знался; о погре­бении убитого говорят: «Убрать это тело, чтобы сверх земли не тлело. » — и т. д.

Таким образом, драма «Царь Максимилиан» возникла и раз­вивалась под влиянием других народных пьес, рыцарских рома­нов, лубочных изданий, народного песенного фольклора, ду­ховных стихов[219] .

Источники:

http://5rik.ru/best/best-163274.php
http://schooltask.ru/narodnaya-drama-car-maksimilian/
http://megaobuchalka.ru/7/6002.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector