9 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Скульптура на здании большого театра. Зачем барон клодт водил домой коней

Зачем барон Клодт водил домой коней

О загадочной улыбке Аполлона, Большом театре и фиговом листке

5 июня исполняется 210 лет со дня рождения выдающегося российского скульптора барона Петра Клодта фон Юргенсбурга, автора знаменитой квадриги Аполлона, символа Большого театра. Если измерять величие скульптора количеством его работ, которые приобрели по настоящему символический смысл, то Клодту, пожалуй, в России нет равных. Его творения еще при жизни стали визитными карточками как минимум трех городов, причем самых больших в Российской империи.

Для москвича Клодт — это квадрига Аполлона на фронтоне Большого театра. Для питерца он — создатель скульптурной композиции на Аничковом мосту, такой же знаковой для Санкт-Петербурга, как Медный всадник или Александрийский столп. А для киевлянина Клодт — творец памятника князю Владимиру на высоком Днепровском берегу. Работы Клодта стали неотъемлемой частью образа трех великих городов.

Есть еще один момент, много говорящий о значении наследия Петра Карловича: его творения попали на денежные купюры двух стран — России и Украины. Квадрига Аполлона изображена на сторублевой российской купюре, а памятник Владимиру красовался на украинских карбованцах, ходивших в 90-е годы.

Удивительно, но Клодт так и не получил профессионального образования. Он вырос в Сибири, в Омске, где служил его отец — боевой генерал, герой войны 1812 года. Портрет Карла Клодта украшает галерею 1812 года в Эрмитаже. Кстати, прапрадед Петра Карловича тоже был генералом, правда шведским, и воевал в Северной войне под началом Карла XII. У наследника офицерского рода в детстве не было возможности выбирать профессию, и он честно окончил Сибирский кадетский корпус, а потом и Михайловское артиллерийское училище.

Петр Клодт фон Юргенсбург

Но выполнив долг перед семьей и получив офицерское звание, он так и не стал кадровым военным. С самого детства, едва улучив свободную минуту, он хватал карандаш, бумагу и начинал рисовать лошадей. Это была страсть, призвание, данное свыше. Он часами следил за лошадьми, изучал их, подмечал линии тела, движения и старался отразить на бумаге. Со временем начал лепить фигурки коней из глины или вырезать из дерева. В 1830 году, уже взрослым человеком и офицером, он оставил службу и поступил вольнослушателем в Академию художеств.

Репродукция почтовой открытки начала XX века с видом на памятник князю Владимиру в Киеве

из коллекции Михаила Блинова / РИА Новости

Будучи студентом, барон Клодт жил очень скромно. Снимал подвал, превращенный в мастерскую, там же ночевал. Умудрялся заводить в свое жилище настоящих коней — ему нужны были модели. Впрочем, бедность продолжалась недолго — вскоре Клодт стал неплохо зарабатывать, продавая небольшие статуэтки лошадей. Так закончилась офицерская династия баронов Клодтов фон Югренсбургов и началась династия художников, продолжающаяся, кстати, по сей день.

Сохранилась легенда о том, как познакомились скульптор и император Николай Первый. Кто-то из царской семьи преподнес императору деревянного всадника. Обожавший подобные штучки царь молвил: «Прелестно. Кто же сей даровитый резчик?» — «Барон Клодт, ваше величество. Отставной поручик». — «Пусть вырежет для меня отряд конногвардейцев». Когда император получил их, он приказал: «А теперь покажите мне этого барона!» С этого времени барон стал любимым скульптором царя. Николай подарил ему великолепных белых скакунов из императорской конюшни и как признание таланта, и как моделей для скульптур. Сначала они должны были стоять на Дворцовой площади, но потом решили, что на Аничковом мосту они будут уместнее. Но это было позже.

Укротитель коней. Cкульптура на Аничковом мосту

Игорь Долгов / Фотобанк Лори

Первый крупный правительственный заказ Клодт получил в 1832 году: нужно было сделать шестерку коней для колесницы Славы, украшающей Нарвские триумфальные ворота. Доверить такую важную работу молодому самоучке было рискованно, да и для самого скульптора это могло закончиться крахом, но он рискнул. Кони удались, а барону сразу пожаловали звание академика.

Говорят, тогда Николай и отпустил знаменитую — грубоватую, что было ему свойственно — шутку: «Ну, Клодт, ты делаешь лошадей лучше, чем жеребец». С этого момента Клодт без работы уже не оставался.

Он создал скульптурную группу Аничкова моста, памятник Крылову в Летнем саду, монумент Владимиру в Киеве, участвовал в работах над горельефами в храме Христа Спасителя, декорировании Исаакиевского собора и Мраморного дворца. Его кони стоят в Берлине и Неаполе — они попали сюда как подарки от Николая Романова коллегам-императорам Фридриху Вильгельму и Фердинанду Второму. И очень символично, что последней большой работой мастера стал памятник Николаю Первому на Исаакиевской площади. Финальный аккорд и итог необычных отношений, связывавших скульптора и его венценосного клиента.

Скульптура на здании большого театра. Зачем барон клодт водил домой коней

Зачем барон Клодт водил домой коней

5 июня исполняется 210 лет со дня рождения выдающегося российского скульптора барона Петра Клодта фон Юргенсбурга, автора знаменитой квадриги Аполлона, символа Большого театра. Если измерять величие скульптора количеством его работ, которые приобрели по настоящему символический смысл, то Клодту, пожалуй, в России нет равных. Его творения еще при жизни стали визитными карточками как минимум трех городов, причем самых больших в Российской империи.
Для москвича Клодт — это квадрига Аполлона на фронтоне Большого театра. Для питерца он — создатель скульптурной композиции на Аничковом мосту, такой же знаковой для Санкт-Петербурга, как Медный всадник или Александрийский столп. А для киевлянина Клодт — творец памятника князю Владимиру на высоком Днепровском берегу. Работы Клодта стали неотъемлемой частью образа трех великих городов.
Есть еще один момент, много говорящий о значении наследия Петра Карловича: его творения попали на денежные купюры двух стран — России и Украины. Квадрига Аполлона изображена на сторублевой российской купюре, а памятник Владимиру красовался на украинских карбованцах, ходивших в 90-е годы.
Великий самоучка
Удивительно, но Клодт так и не получил профессионального образования. Он вырос в Сибири, в Омске, где служил его отец — боевой генерал, герой войны 1812 года. Портрет Карла Клодта украшает галерею 1812 года в Эрмитаже. Кстати, прапрадед Петра Карловича тоже был генералом, правда шведским, и воевал в Северной войне под началом Карла XII. У наследника офицерского рода в детстве не было возможности выбирать профессию, и он честно окончил Сибирский кадетский корпус, а потом и Михайловское артиллерийское училище.
Но выполнив долг перед семьей и получив офицерское звание, он так и не стал кадровым военным. С самого детства, едва улучив свободную минуту, он хватал карандаш, бумагу и начинал рисовать лошадей. Это была страсть, призвание, данное свыше. Он часами следил за лошадьми, изучал их, подмечал линии тела, движения и старался отразить на бумаге. Со временем начал лепить фигурки коней из глины или вырезать из дерева. В 1830 году, уже взрослым человеком и офицером, он оставил службу и поступил вольнослушателем в Академию художеств.
Будучи студентом, барон Клодт жил очень скромно. Снимал подвал, превращенный в мастерскую, там же ночевал. Умудрялся заводить в свое жилище настоящих коней — ему нужны были модели. Впрочем, бедность продолжалась недолго — вскоре Клодт стал неплохо зарабатывать, продавая небольшие статуэтки лошадей. Так закончилась офицерская династия баронов Клодтов фон Югренсбургов и началась династия художников, продолжающаяся, кстати, по сей день.
Сохранилась легенда о том, как познакомились скульптор и император Николай Первый. Кто-то из царской семьи преподнес императору деревянного всадника. Обожавший подобные штучки царь молвил: «Прелестно. Кто же сей даровитый резчик?» — «Барон Клодт, ваше величество. Отставной поручик». — «Пусть вырежет для меня отряд конногвардейцев». Когда император получил их, он приказал: «А теперь покажите мне этого барона!» С этого времени барон стал любимым скульптором царя. Николай подарил ему великолепных белых скакунов из императорской конюшни и как признание таланта, и как моделей для скульптур. Сначала они должны были стоять на Дворцовой площади, но потом решили, что на Аничковом мосту они будут уместнее. Но это было позже.
Первый крупный правительственный заказ Клодт получил в 1832 году: нужно было сделать шестерку коней для колесницы Славы, украшающей Нарвские триумфальные ворота. Доверить такую важную работу молодому самоучке было рискованно, да и для самого скульптора это могло закончиться крахом, но он рискнул. Кони удались, а барону сразу пожаловали звание академика.
Говорят, тогда Николай и отпустил знаменитую — грубоватую, что было ему свойственно — шутку: «Ну, Клодт, ты делаешь лошадей лучше, чем жеребец». С этого момента Клодт без работы уже не оставался.
Он создал скульптурную группу Аничкова моста, памятник Крылову в Летнем саду, монумент Владимиру в Киеве, участвовал в работах над горельефами в храме Христа Спасителя, декорировании Исаакиевского собора и Мраморного дворца. Его кони стоят в Берлине и Неаполе — они попали сюда как подарки от Николая Романова коллегам-императорам Фридриху Вильгельму и Фердинанду Второму. И очень символично, что последней большой работой мастера стал памятник Николаю Первому на Исаакиевской площади. Финальный аккорд и итог необычных отношений, связывавших скульптора и его венценосного клиента.
Квадрига Клодта и ее загадки
Аполлон Клодта — не первое изображение греческого бога, покровителя искусств, на Большом или Большом Петровском, как его изначально называли, театре. Первая скульптура появилась над его фронтоном в 1825 году, когда и было построено знаменитое здание по проекту архитекторов Андрея Михайлова и Осипа Бове.
Кстати, авторство проекта по сей день вызывает немало споров и даже некоторую путаницу. Попробуем внести ясность. Итак, старый Петровский театр Медокса, стоявший на берегу Неглинки возле улицы Петровка, сгорел еще в 1805 году. Труппа до войны 1812 года работала во временном помещении на Арбатской площади, а потом на Знаменке. После нашествия французов и страшного пожара от Москвы мало что осталось. Вопросом комплексной застройки города занимался Осип Иванович Бове. Но по конкретным зданиям проводились конкурсы. Так вот, конкурс на строительство театра выиграл проект профессора Академии художеств Андрея Михайлова. Однако проект был признан слишком дорогим, к тому же он не был адаптирован к местности, которая сильно изменилась: достаточно сказать, что река Неглинка была заключена в трубу.
Театр должен был стоять фасадом к Петровке, но Бове предложил создать на осушенном месте целую Театральную площадь (на первых порах она именовалась Петровской), где Большой должен был стать доминантой. Театр развернули лицом к Кремлю, рядом появились колоннады и другие здания. Бове отказался от идеи торговых рядов на первом этаже театра, полностью переработал декор зрительного зала, фойе и парадные лестницы. То есть можно сказать, что проект Михайлова действительно послужил основой, но он был очень существенно переделан Бове. Неслучайно в день открытия театра 6 января 1825 года именно Осипа Ивановича публика вызвала на сцену и устроила ему овацию.
Аполлон на фасаде театра Михайлова-Бове был, а вот квадриги не было. В колесницу греческого бога были запряжены три коня. Автор той композиции — известный мастер Степан Пименов, кстати, автор аналогичной скульптуры на Александринском театре и колесницы Славы на арке Главного штаба в Санкт-Петербурге. В подтверждение — цитата из небольшого рассказа Михаила Лермонтова «Панорама Москвы», описания города с колокольни Ивана Великого, созданного поэтом в 1834 году: «Еще ближе, на широкой площади, возвышается Петровский театр, произведение новейшего искусства, огромное здание, сделанное по всем правилам вкуса, с плоской кровлей и величественным портиком, на коем возвышается алебастровый Аполлон, стоящий на одной ноге в алебастровой колеснице, неподвижно управляющий тремя алебастровыми конями и с досадою взирающий на кремлевскую стену, которая ревниво отделяет его от древних святынь России. »
В 1853 году Большой Петровский театр, который теперь чаще именовали просто Большой, сгорел. Полностью, совершенно без возможности восстановления. Был объявлен новый конкурс, который выиграл проект главного архитектора Императорских театров Альберто Кавоса. В целом он сохранял стилистику здания Михайлова-Бове, хотя пропорции были немного изменены. Несколько видоизменилась и форма фасада. Колоннада и фронтон остались, но были сильнее вынесены вперед, появились окна, пилястры и ниши.
Возникла необходимость и в новой скульптуре, ибо старая погибла. Вот тут-то Кавос и обратился к лучшему скульптору-анималисту России Петру Клодту. Скульптор согласился и сделал макет. Но отливал их в бронзе не барон Клодт, хотя в этом он считался лучшим специалистом в стране и возглавлял Литейный дом Академии художеств. Заказ был передан на заводы герцога Лихтенбергского. Конструктивно скульптура состоит из несущего стального каркаса и медной обшивки, прикрепленной к каркасу. Фигуры внутри полые.
Кстати, до недавнего времени в научной среде авторство Клодта периодически оспаривалось — скульптор не указал эту работу в перечне своих творений. Возможно, причиной скромности Петра Карловича было именно то, что он лишь создал макет, а не всю конечную скульптуру.
В годы Великой Отечественной войны композиция была сильно повреждена: в нее попало несколько осколков мощной бомбы. Пострадала и сама фигура Аполлона. Существенный вред скульптуре нанесла и краска, которой ее покрыли в целях маскировки. В 1958 и 1992 годах проводилась реставрация, последняя и самая серьезная была предпринята в 2010 году. Тогда же возник совершенно курьезный вопрос о… мужском достоинстве Аполлона.

Читать еще:  Какая разница в возрасте идеальна для отношений. Психологи определили идеальную разницу в возрасте между мужем и женой. Мужчины видят в отношениях свои преимущества

Легенды «Аничкова моста»

А ничков мост — один из самых красивых мостов в мире.
От прочих мостов он отличается благодаря скульптурам. Хоть Петербург и славится разводными мостами, этот мост сейчас не разводной, но он один из самых известных и посещаемых туристами мостов Санкт-Петербурга.

Далее будет и история создания моста и легенды о нем и анекдоты ))) так что будет весело, не преключайтесь.

Существует несколько версий почему мост получил такое необычное имя. Официальная и самая главная версия — названием мост обязан подполковнику-инженеру Михаилу Аничкову (ударение на И), чей батальон во времена Петра Великого дислоцировался за Фонтанкой в так называемой Аничковой слободе.

В 1715 году император Пётр I издал указ: «За Большою Невой на Фонтанной реке по першпективе зделать мост». К маю 1716 года работы были закончены и через Фонтанку был построен деревянный балочный многопролётный мост на свайных опорах, перекрывавший как сам проток, так и заболоченную пойму.
Мост был достаточно большой длины, так как сама Фонтанка тогда представляла собой внушительную водную преграду и имела ширину около 200 метров.

в 1721 году переправа была расширена, мост стал восемнадцатипролётным. Среднюю часть сделали подъёмной, поскольку к тому времени Фонтанку уже очистили и углубили, и по ней стали ходить суда.

Мост подвергался капитальному ремонту в 1726 и 1742 годах, а в 1749-м архитектор Семен Волков построил новый деревянный мост, который мало чем отличался от типовых мостов того времени. По одной из версий, переправа была выполнена без разводного пролёта и укреплена для того, чтобы доставить к царю подарок от шаха Ирана — слонов.

До конца XVIII века Фонтанка была границей города, поэтому мост служил своеобразным пропускным пунктом. У моста находился пропускной пограничный пункт.

Читать еще:  Слепой музыкант отказался от славы ради денег для семьи. Музыкант Олег Аккуратов: «В США нам аплодируют особенно громко

Постоянный каменный мост переброшен через Фонтанку по линии Невского проспекта в 1785 году. Выглядел он так.

Почти точной копией моста Ломоносова (еще такой же Старо-Калинкин мост), который сохранился и сейчас и котором будет следующий пост. Средний пролёт был выполнен в дереве и раскрывался для пропуска малых судов и барж. Между четырьмя гранитными башенными надстройками, которые покоились на речных опорах, были протянуты тяжёлые цепи, служившие для подъёма полотен разводной части.

В 1841 году старый мост разобрали и возвели новый за семь месяцев. В январе 1842 года состоялось торжественное открытие новой переправы. Три пролёта, перекрытых пологими сводами, выложили из кирпича, опоры моста и пролёты облицевали гранитом, появились чугунные перила с чередующимися парными изображениями гиппокампов (фантастических морских коньков) и странных русалок по рисунку берлинского архитектора Карла Шинкеля.

Обратите внимание — это редкий, неизвестный ранее вид русалок. Они с задними ногами-копытцами и хвостом. С такими русалками у моряков не возникает классических вопросов. а как.

Появились и гранитные пьедесталы для статуй, на которые воздвигли скульптуры «Укротители коней», заказанные скульптору П.К. Клодту для украшения Адмиралтейской набережной. Первоначальный проект включал в себя также установку бронзовых ваз на середине моста (над каждой из опор). От этого пункта проекта отказались, оставив потомкам постаменты на память.

Отлитые в бронзе первые две скульптуры «Конь с идущим юношей» и «Юноша, берущий коня под уздцы» появились на западной стороне в 1841. Скульптуры же на восточном берегу повторяли западные, но были временными, из гипса, покрашенного под бронзу. Только отлитые им на замену и едва остывшие бронзовые кони прямо с литейного двора Николай I подарил прусскому королю Фридриху Вильгельму IV. Они и сейчас находятся в Берлине.

В 1844 восточные гипсовые скульптуры наконец были заменены на бронзовые, но простояли недолго, через два года Николай I подарил их королю обеих Сицилий за гостеприимство, оказанное русской императрице во время путешествия по Италии и в 1846 оказались в Неаполе.

Читать еще:  Облегчить схватки во время. Техника безболезненных родов. Что делать нельзя в подготовительной фазе

«Укротители коней» перед королевским дворцом в Неаполе.

В дальнейшем копии клодтовских коней оказались в Петергофе, Стрельне, и московской усадьбе Голицыных — Кузьминках.

Император недолюбливал Клодта. Но талант его признавал. Известна легенда о том, что Николай I сказал: «Ну, Клодт, ты делаешь лошадей лучше, чем жеребец».

А недолюбливал Клодта император вот почему. У Клодта были очень хорошие лошади и без башенный кучер-забияка. Он, шельмец, имел привычку обгонять все экипажи на улице.

Однажды, Клодт в своем экипаже обогнал экипаж самого императора. А обогнать самого царя — дело нешуточное. Можно было и в ссылку загреметь. К царю даже подъезжать близко не позволялось.

Император узнал Клодта и шутливо погрозил ему пальцем. Клодт побранил хорошенько кучера и приказал даже не ездить мимо дворца.

Но он не учел самолюбие кучера царского, и тот передал кучеру Клодта, мол держись, я не был готов, в следующий раз посмотрим, чья возьмет. словом, был брошен вызов на состязание.

И ведь случай как назло вскоре представился. Ехзал Клодт по Сенатской площади, а у Морской улицы толпа, Раздается «ура!». Значит — царь.

Клодт кричит кучеру и тычет его палкой в спину, чтобы остановить, — ничего не помогает! И вот, кучер царя, увидав своего соперника, нажал на лошадей, и кучер Клодта не слушая хозяина ударил вожжами. и началась скачка, к ужасу сопровождавшей царя охраны и полиции, не знавшей, что и подумать.

Самое удивительное, что и на этот раз лошади Клодта победили. А император, вроде бы показал ему в окно кулак.

История кончилась бы для Клодта плохо, но его выручили из беды те же кони, только медные. Он в это время окончил и уже отлил лошадей для Аничкова моста.

Царь приехал, посмотрел и пришел в полный восторг.
— Это они? — спросил царь, тонко намекая на живых клодтовских лошадей, его обогнавших. Действительно, Клодт лепил именно с них.
— За этих, — сказал царь, указав на медных, — прощаю. ))))

Но все равно император постоянно дарил за границу этих полюбившихся ему лошадей. И каждый раз они снимались с моста и заменялись гипсовыми копиями.

Наконец, в 1851 мост был окончательно «укомплектован». Клодт не стал повторять прежние скульптуры, а создал две новых композиции, в результате статуи стали изображать четыре разных стадии покорения коня.

Статуи ещё дважды покидали мост: в 1941 году во время блокады они были сняты и закопаны в саду Аничкова дворца, а в 2000-м они были увезены на реставрацию и к 300-летию города возвращены на прежнее место.

Статуи коней, которые «смотрят» в сторону Адмиралтейства имеют на своих копытах подковы, а статуи коней, смотрящих в сторону площади Восстания подков не имеют. Ранее в Кузнечном переулке располагались (как ни странно) кузнецы ))) и там подковывали почти всех лошадей в городе. Поэтому, подкованные лошади «идут» от кузниц, к началу проспекта, а неподкованные лошади наоборот располагаются лицом в направлении Кузнечного переулка.

Сравните сами ))) специально сфотографировал )))

Есть еще одна интересная знаменитая легенда. В России все, что касается половых органов, почему-то быстро обретает известность. )))
Будто бы Клодту изменила жена и он исхитрился изобразить между ног у одного коня внешний облик своего обидчика. У Клодта вообще занятная история женитьбы достойная отдельного поста. Никак не хотели за него отдавать приглянувшуюся ему девушку. Ее родители считали его нищебродом. Мол только коней ваять и умеет.

По другой версии это сам Наполеон Бонапарт.

Черты лица любовника жены Клодта ушли в аналы коня истории, а вот силуэт лица Наполеона и правда угадывается.

Барона и его лошадей прославили даже в народных частушках:

Барон фон Клодт преставлен ко кресту
За то, что на Аничковом мосту
На удивленье всей Европы
Он выставил 4 голых ж-пы.

Николаю I доложили о хулиганстве и он экспромтом добавил: Сыскать сейчас же пятую мне ж-пу. И расписать на ней Европу! 🙂

В народе ходила легенда, что умер Клодт из-за расстройства, т.к. как обнаружилось, что у двух коней на мосту отсутствуют языки во рту.

Я не проверял у каких именно ))) высоковато, так что подтвердить или опровергнуть не могу )))

Во время блокады Ленинграда мост пострадал от артналётов. Повреждения получили гранитные парапеты и секции перил. Переправа стала памятником блокады: на граните постамента коней специально не стали реставрировать след от осколков немецкого артиллерийского снаряда.

Вид на Фонтанку.

Вид на Фонтанку в другую сторону моста )))

Пара анекдотов про мост и Клодта))))

Милиционер поймал пьяного рабочего, который писал с моста в Фонтанку. Подвел его к скульптурам и говорит. видишь, что тут написано! тут культурное место! даже на камне высечено. отливал барон Клодт! А рабочий ему. за что боролись!? Барону значит отлить можно, а рабочему нельзя?

Аничков мост ранее назывался «Мостом 18 яиц». людей, лошадей. и постового городового который там всегда находился )))) Теперь его называют мостом 16 яиц — нет больше городовых и скульптуры теперь никто не охраняет )))

И напоследок. ))) Во время борьбы с алкоголизмом в Питере говорили, что в Питере не пьют только 4 человека — те, что на Аничковом мосту ))) мол им некогда, они коней держат.

(С) моя голова, Википедия и другие места интернета.

Источники:

http://moslenta.ru/city/klodt.htm
http://vk.com/wall-55235201_93
http://eho-2013.livejournal.com/437008.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector