3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое стигма? Причины, приводящие к стигматизации психически больных людей. Эволюция Квазимодо: от раба до личности

Стигматизация в психологии

Содержание статьи:

  1. Причины возникновения
  2. Разновидности стигматизации
    • Физическая
    • Психическая
    • Социальная
    • Культурная

     

  3. Последствия для человека
  4. Особенности профилактики

Стигматизация (от греческого «стигма» — «клеймо») — это процесс нанесения клейма. В современном мире это понятие ассоциируется со стереотипами и навешиванием социальных ярлыков, имеющих отрицательный характер. Человек, отличающийся каким-либо физическим, моральным или иным признаком от большинства того общества, в котором он живет, наделяется стигмой. Яркие примеры: «Все блондинки глупые», «Одела короткую юбку, значит, шлюха», «Левши — ненормальные» и т.д.

Причины возникновения стигматизации

Человеку свойственно давать ярлыки, он это делает исключительно из защитных побуждений для того, чтобы легко и быстро ориентироваться в окружающем его мире. Шаблоны и стереотипы — это набор знаний и опыта каждого отдельного индивидуума для более комфортного взаимодействия с действительностью.

Стигматизация общества — это навешивание социальных, моральных, психологических негативных характеристик (ярлыков) на отдельного индивида или даже сообщество, в отличие от стереотипов, которыми мы наделяем предметы и явления реального мира и которые нам помогают жить.

Одним из самых главных отличий стигмы от предвзятых представлений является эмоциональная окраска. Клеймо всегда яркое, его цвет носит негативный и разрушительный характер.

К основным причинам стигматизации относят:

    Негативные культурные традиции и мифы. Психические расстройства издавна ассоциировались с «одержимостью злыми духами», отсюда страх и неприязнь со стороны общества.

Недостаточная информированность в отношении того или иного «греха», вызывающего стигматизацию. Как правило, люди боятся того, чего не знают. Плохая осведомленность о путях заражения такими болезнями, как гепатит С, ВИЧ или туберкулез, наделяет людей, страдающих этой болезнью, ярлыками «наркоман», «алкоголик», «гомосексуалист».

Сложившийся негативный стереотип. Например: «гаишники — взяточники», «женщины плохо водят машину» и т.д.

  • Низкий социальный и культурный уровень общества. Чем ниже качество жизни, общая образованность и культура людей, тем большее количество стигматизированного населения. Ярким примером могут быть исправительные учреждения или школы. В этих местах стигматизация становится основой мировосприятия. В первом случае потому, что в тюрьмах в основном находятся люди с очень низким социальным статусом. А школы — это места для получения образования и культуры, здесь находятся подростки переходного возраста в период формирования личности.

 

Основные разновидности стигматизации

Выделяют несколько видов стигматизации: физическая, психологическая, социальная, культурная или этническая. Рассмотрим детально каждую разновидность такого явления.

Физическая стигматизация

Под физической стигматизацией понимается присвоение стигмы лицам с физическими недостатками, врожденными или приобретенными. Например, когда слепому говорят громче, хотя он прекрасно слышит, или психически больные, которых стараются сторониться, считая их непредсказуемыми и опасными.

Широкое распространение получила теория стигматизации в психиатрии. Суть ее заключается в том, что люди, страдающие психическими расстройствами, больше всех остальных подвергаются общественному клеймению. Как утверждают сами врачи, даже небольшие расстройства ведут к навешиванию ярлыка социальной неблагонадежности. Это мешает нормальной адаптации таких людей в обществе.

Зачастую человек, имеющий даже незначительное психическое заболевание, страдает больше от предубеждений со стороны окружающих, чем от симптомов самой болезни. Опросы, проводившиеся в США, показали, что люди не хотят работать в одном коллективе с бывшими пациентами психиатров, проводить вместе с ними время и создавать семьи.

Сюда же можно отнести людей со всеми неизлечимыми болезнями, такими как СПИД, гепатит, туберкулез. Людям с этими болезнями сразу же присваивается «звание» социального аутсайдера, наркомана, алкоголика и т.п.

Психологическая стигматизация

Психологической стигматизаций называется явление, при котором человек сам наделяет себя какой-либо стигмой. Например, «я толстая, а толстых никто не любит», «я маленького роста, а девушки любят высоких».

Зачастую психологическая стигма появляется на фоне физического недуга. Допустим, человек считает, что он немощный инвалид, с которым никто не захочет заводить семью. Проблема заключается в том, что лицо с таким клеймом начинает прятаться от общества, как от стрессора, жалеть себя, ограничивать и все неудачи списывать на свое клеймо.

Очень часто это наблюдается у ветеранов военных действий, которые получили увечья, ограничивающие их способность к передвижению, а проще говоря — стали инвалидами. Они настроены на неудачу или даже вовсе отказываются от попыток что-либо предпринять, накручивая себя: «Я же инвалид, у меня ничего не получится, я никому не нужен, потому что обуза».

То же самое происходит с девушками, страдающими излишним весом. Они или зацикливаются на своей внешности и ведут затворнический образ жизни, сторонясь общения с противоположным полом, или доводят себя до анорексии. Таким образом, стигма становится причиной самобичевания и самоуничтожения.

Социальная стигматизация

Социальная стигматизация — это явление, когда человеку «ставят клеймо», исходя из его положения в обществе.

Самым выдающимся примером такого рода стигмы являются бывшие осужденные. После выхода из исправительного учреждения на этих людей продолжают смотреть как на уголовников, «от него можно ожидать чего угодно», «зэков бывших не бывает». Как и в случае с психически больными.

Вышедшим на свободу очень сложно адаптироваться к общественной жизни. Они так и остаются на «галерке общества» или снова попадают в исправительные колонии. В большинстве случаев из-за невозможности построить нормальную жизнь. И здесь уже можно заметить, как социальная стигматизация сворачивается в психологическую.

К этой категории можно отнести детей-сирот, живущих в детских домах, им очень часто, хоть это и внешне порицается, заочно присваивается звание «будущих уголовников».

Еще пример: девушка, не вышедшая замуж до 25 лет — «старая дева и никому не нужна». Очень сильно подвергаются стигматизации представители нетрадиционной ориентации. Людей, живущих в деревнях и селах, принято считать «недалекими».

Культурная стигматизация

Широко представлена социальная стигматизация в этническом контексте: «евреи — хитрые», «русские — дураки», «украинцы — жадные», «немцы — фашисты», «негры — наркоманы и преступники». В принципе, любой анекдот, да и сатира тоже — это высмеивание стигмы человека или целой социальной группы.

Стигматизация часто рождает дискриминацию: этническую, расовую и даже гендерную. Масштабы трагедий, в основе которых лежали предубеждения о несовершенстве того или иного народа, пола, очень хорошо видны в истории человечества. Крестовые походы, обращение в рабство приводили к уничтожению многих людей, даже целых народностей.

Во времена инквизиции многим женщинам навешивался ярлык «ведьма», особо-то и делать ничего не нужно было для того, чтобы подвергнуться пыткам и истязаниям.

Последствия стигматизации для человека

У всех людей со стигмой наблюдается примерно одинаковая модель поведения. Стесняясь своего «несовершенства», они стремятся избегать общества, скрывают наличие у себя «порока», оправдывают все своим «недостатком».

Такие боятся подвергнуться критике, зачастую свою жизнь строят так, чтобы максимально соответствовать понятию «нормальный человек».

Индивид со стигмой скрывает наличие ее у себя, уничтожая таким образом свою жизнь. Смыслом и целью существования становится желание, чтобы никто не догадался, что у него есть порочащий его недостаток. Как следствие появляются неврозы, депрессивные состояния, личность становится замкнутой, развиваются разного рода психосоматические заболевания. И что самое ужасное, это может привести к суициду.

Примером негативных последствий от сокрытия стигмы служит лонгитюдное исследование, которое показало, что степень прогрессирования СПИДа у мужчин-гомосексуалистов, не скрывавших свою сексуальную ориентацию, гораздо ниже, чем у тех, кто всячески старался утаить от окружающих свою гомосексуальность.

Иногда можно наблюдать «положительные» проявления стигмы. Например, когда одобряют боксера за ум, нехарактерный для данного вида спорта, или наоборот, шахматиста хвалят за силу. Такого рода «комплименты» могут обидеть гораздо сильней традиционных форм дискриминации.

Особенности профилактики стигматизации в обществе

Каким бы ни было какое-либо явление, смысл заключается в том, что мы с раннего детства приучаем своих детей навешивать ярлыки, говоря им, что «этот дядя чужой и опасный», «не дружи с этим мальчиком, он плохой». Безусловно, люди хотят защитить и оградить своих детей от неприятностей, но важна форма, в которой это делается.

Обычно у нас нет ни слов, ни желания объяснить малышу, почему мы предостерегаем его от общения с незнакомым человеком. Мы просто вкладываем в его память негативный опыт, готовый конструкт «чужой-плохой». Родители не объясняют своему чаду, почему они не хотят, чтобы он дружил с кем-то из сверстников во дворе, и что плохого тот сделал, а просто вешается ярлык, который не подлежит сомнению.

И уже в школе можно наблюдать плоды такого своего воспитания, когда стигматизации подвергается любой хоть чем-нибудь непохожий на других ребенок.

К профилактическим можно отнести такие меры:

Общая гуманизация общества

    . Это должно происходить еще с детских лет в семье, потом в образовательных институтах. Необходимо формировать такие качества, как толерантность, лояльность. Сейчас в школах, например, вводят инклюзивное образование. Это значит, что внедряются классы, в которых учатся обычные ребята и «дети с особенными потребностями».

Просвещение и повышение общей культуры общества и социального уровня жизни. Ни для кого не секрет, что именно бытовая неустроенность, недостаток образования и культуры зачастую толкает людей к «порочному образу жизни», если, конечно, речь не идет о врожденных недугах. Люди должны знать примеры, когда человек со стигмой развивается, добивается успеха и становится вполне счастливым. Знаменитый Альберт Эйнштейн, а также изобретатель телефона Александр Белл страдали задержкой интеллектуального развития. Томас Эдисон не мог читать до 12 лет. Известный английский физик Стивен Хокинг потерял способность ходить и утратил дар речи. Все они стали знаменитыми и успешными в жизни.

  • Информирование о стигматизирующих факторах. Здесь речь идет о юридической, медицинской, психологической осведомленности. Проще говоря, люди должны знать «что такое хорошо и что такое плохо», к чему приводит самостигматизация или навешивание социальных ярлыков на других. Каждый должен осознавать меру ответственности за свои слова и поступки, чтобы формировалось чувство сопричастности по отношению к окружающему миру, и человек не закрывался в своей «скорлупе», делая вид, что «меня это не касается».

Что такое стигматизация — смотрите на видео:

Что такое стигма? Причины, приводящие к стигматизации психически больных людей. Эволюция Квазимодо: от раба до личности

ПСИХОЗ И СТИГМА

Преодоление стигмы — отношение к предубеждениям и обвинениям

В 1963 году американский социолог Ирвинг Гоффман опубликовал книгу под названием «Стигма. Об особенностях искалеченной личности». В предлагаемой читателю книге речь пойдет о последствиях расстройств личности, искалеченной не болезнью — шизофренией, а общественными предубеждениями, обвинениями и диффамацией, т. е. о последствиях стигматизации болезни, больных и их близких родственников. При подготовке книги о лечении шизофрении (которую я так долго не мог завершить) меня все время преследовало чувство, что что-то мешает моей работе. Прошло довольно много времени, пока я, наконец, понял, что же это такое: болезнь шизофрению нельзя лечить, по крайней мере успешно, если одновременно не учитывать последствий отношения к ней со стороны общества. Болезнь невозможно понять, если не рассматривать ее глазами больных, их родственников и общества здоровых людей. Нужно помнить и о ее мифах и метафорах.

Я попытался это сделать. Эта книга не учебник, а приглашение к дискуссии. Это книга о деликатном подходе — общественном, индивидуальном, профессиональном — к болезни, носители которой вынуждены считаться не только с ее медицинскими последствиями, но и с социальной дискриминацией и ее губительным влиянием на их личность. Это книга о стигме, которая отягощает психические расстройства, особенно из круга шизофрении, о причинах, поводах и последствиях стигматизации. Я попытаюсь показать, как и почему в отношении к стигматизации (Goffman) уделяется столько внимания дестигматизации, при том что эта задача не только долгосрочная, но и утопическая.

В первой части книги я обращаюсь к основным проблемам, которые составляют стигматизацию и принуждают больных и их близких занимать оборонительную позицию — по отношению к тем факторам, которые превращают шизофрению в «болезнь с плохой репутацией», как писала Сьюзен Сонтаг, к употреблению в разговорной речи слова «шизофрения» в качестве метафоры и к влиянию, которое заболевание одного члена семьи оказывает на близких родственников. Речь идет как о реальных последствиях болезни, так и о последствиях стигматизации, которая — особенно в том, что касается родственников, но не только их, — и состоит в несправедливых обвинениях. Я пытаюсь показать, почему заболевание шизофренией одного члена семьи становится катастрофой для всей семьи и как этой катастрофе можно противостоять. Отдельные главы посвящены соответственно обвинениям и возможным действиям. Делается попытка понять положение семьи. Указывается на ограниченность возможностей психиатрической оценки в области этих проблем вне клиники и врачебного приема. Проблема, которой часто пренебрегают, освещается в конце второй части: это страдание детей. Дети психически больных находятся в особенно трудном положении — между детской зависимостью от родителей, чрезмерной ранней ответственностью и долгом соблюдения лояльности, которые нередко сопровождают их и во взрослой жизни.

В первых двух частях я стараюсь разъяснить, каким образом социальные механизмы обвинения, предубеждений и диффамации оказывают воздействие на заинтересованных лиц, т. е. на больных, их родственников, их непосредственное социальное окружение, и как они — больные и их близкие — не могут смириться с этой горькой несправедливостью. Только осознав это, они будут в состоянии отклонить и побороть стигматизацию.

Третья часть книги посвящена влиянию стигматизации и реакции больных, родственников и медицинского персонала на лечение. На примере медикаментозной терапии я пытаюсь показать, как постепенно меняются представления общества о болезни, которые до известной степени разделяют больные и их родственники — в противоположность научным суждениям и терапевтическим концепциям в психиатрии и их практическим последствиям. На примере психотерапии я хочу объяснить, каким образом определенные психодинамические концепции заболевания постоянно рискуют вольно или невольно приписать кому-то вину и тем самым вызвать трудности в реальных взаимоотношениях с больным. В заключительной главе я делаю попытку обобщить мои соображения о необходимости осторожного отношения к шизофрении, стигматизации, предубеждениям, диффамации, стыду, вине и обвинению и показать, какие последствия это должно иметь для конструктивного противостояния болезни. В этой главе я показываю, какие геркулесовы задачи берешь на себя, когда ставишь перед собой цель дестигматизировать психические расстройства. Делается попытка не больше не меньше как изменить общество.

Не могу умолчать о том, что концентрация внимания на стигме (и дестигматизации) не является бесспорной (Sayce) в первую очередь с позиции объединений родственников больных и самих больных. Они указывают на то, что при этом внимание обращается на стигматизированных, а не на тех, кто так несправедливо преследует их обвинениями, предубеждениями и оскорблениями. Это, конечно, правильно, однако не лишено налета фундаментализма. Мы призваны оказывать помощь там, где эта помощь возможна. Мы поступаем правильно, не выпуская из поля зрения ту несправедливость, которая совершается в отношении психически больных.

Шизофрения — болезнь с плохой репутацией?

Шизофрения — непонятное психическое расстройство. Шизофрения — болезнь, внушающая страх. Шизофрения — вопреки широко распространенному предубеждению — это серьезная, но хорошо поддающаяся лечению болезнь. Она является, в то же время, наиболее впечатляющим из всех психических расстройств. Она может быть легкой или тяжелой. Она может протекать остро и драматически или вяло и почти незаметно для окружающих. Она может продолжаться в течение короткого срока или на протяжении всей жизни. Она может выразиться в однократном эпизоде, а может повторяться через короткие или длительные промежутки времени. Она может быть излечена или приводит к инвалидности. Она поражает молодых в процессе взросления и профессионального совершенствования. Она поражает мужчин и женщин в зрелом возрасте и тех, кто уже приближается к старости. Шизофрения — отнюдь не редкость. Ее частота близка к частоте диабета. Каждый сотый из нас заболевает шизофренией. В окружении каждого есть кто-то, кто страдает ею.

В связи с тем, что формы выражения шизофрении так многолики, она трудно постижима даже для опытных людей. Неопытные же — это больные в дебюте своего заболевания, родственники, лица из числа близких друзей, коллеги по работе и широкая общественность. Они встречают заболевание в растерянности и сомнениях. Там, где так много неясного, остается много места для предубеждений и предрассудков. С одной стороны, до сказочных размеров разрастаются представления о неизлечимости болезни, с другой — ее отрицание: шизофрении-де не существует.

Наблюдения за проявлениями болезни, формирующими «центральный шизофренный синдром», подтверждают, что она встречается у больных во всех уголках земного шара и выражается в переживании внедрения чужих мыслей, передаче мыслей, их отнятии, в голосах, которые больной слышит: эти голоса говорят о нем в третьем лице, обсуждают его действия и мысли или обращаются к нему; формируется измененное восприятие окружающего мира. Так, например, весь мир для больного может приобрести особое отношение лично к нему, и тогда каждое свершение предназначено именно ему и содержит именно ему адресованную информацию.

Легко понять, что заболевший привлекает для объяснения этих явлений весь запас своих знаний о гипнозе, телепатии, радиоволнах или одержимости. Обладая известной долей фантазии, можно представить себе, что же происходит с человеком в начале заболевания шизофренией, и понять, почему так часты страх, паника, подавленность и почему так нарушается способность оценки происходящего. Люди, которые непоколебимо уверены в реальности того, что они видят и слышат, страдают, с точки зрения других, «бредовыми идеями». Они переживают чувство, что другие вмешиваются в их жизнь, угрожают им; они чувствуют себя преследуемыми. А окружающие оценивают это как «бред преследования». Некоторые больные уединяются. Они обрывают свои социальные контакты. Они теряют побуждения. Они не встают с постели, запускают себя. Одновременно они перестают желать чего-либо. Они теряют способность выполнять свои личные и социальные обязанности. Они оказываются в плену разнообразных трудностей.

Что такое стигма? Причины, приводящие к стигматизации психически больных людей

Стигма (stigma) по-латыни означает «признак, клеймо позора, открытая рана» и происходит от греческого «укол», «ожог», «клеймо». В древности существовал обычай клеймить рабов и преступников, выжигая на их теле клеймо. Начиная со второй половины XIX века, слово «стигма» стало употребляться в переносном смысле как «метка, клеймо, ярлык». В средневековой медицине слово «стигма» употреблялось как синоним понятия «симптом» (до сих пор мы иногда говорим об истерических стигмах).

В современном мире понятия «стигма», «стигматизация», употребляются чаще всего в социологическом значении. Это явление имеет две составляющие. Во-первых, некоторой группе людей необоснованно приписывается определенная отрицательная характеристика (например, «все финны медлительны», или «все милиционеры взяточники»). Во-вторых, если конкретный человек по основному признаку принадлежит к этой группе, то ему приписывается и соответствующая характеристика (всякий финн непременно считается медлительным, а всякий милиционер — взяточником, хотя в конкретных случаях это может оказаться вовсе не так).

Информация о том, что некий индивид страдает психическим расстройством (иногда даже просто о том, что он обращался к психиатру), определяет принадлежность этого индивида к социальной группе психически больных. Относительно этой группы в обществе господствуют устойчивые отрицательные представления.

Несколько лет назад в НЦПЗ РАМН был проведен социологический опрос. Все вопросы касались «человека, который лечился в психиатрической больнице». Никакой другой информации (давно ли этот человек лечился, каковы результаты лечения, с каким диагнозом он лечился и т.д.) намеренно не давалось. У людей спрашивали, может ли такой человек занимать какую-нибудь руководящую должность; может ли он быть избран депутатом всероссийского или местного законодательного органа; может ли он работать в правоохранительной системе; может ли он работать с детьми. Отрицательный ответ в первом случае дали 68% опрошенных, во втором — 72% , в третьем — 80%, в четвертом — 84% опрошенных.

Следует еще раз подчеркнуть, что респонденты не знали, тяжело или легко этот гипотетический человек болен; продолжает он болеть или уже выздоровел. Однако никто из них не попытался хоть что-либо уточнить. «Он лечился в психиатрической больнице» — такая информация представлялась людям вполне достаточной для категоричного суждения.

Это и есть социальная стигматизация. «Психически больные не могут занимать руководящие должности, они не могут работать в правоохранительных органах, и воспитывать детей» — такова господствующая в обществе характеристика, приписываемая всей группе психически больных, и, если кто-то психически болен, к нему автоматически применяется эта характеристика (точно так же, как и к любому финну автоматически приписывается медлительность).

Известно, что большинство пациентов с психическими расстройствами и их семьи (вторые чаще косвенным образом) подвергаются подобной дискриминации со стороны общества; практически всем им, в той или иной степени, пришлось столкнуться со стигматизацией. К кому-то стало плохо относиться начальство и коллеги, увидев больничный лист, выписанный в психиатрической больнице; с кем-то после госпитализации переставали общаться друзья; кому-то отказывали в работе или помощи, опасаясь, что он «псих»; кто-то подвергался различного рода оскорблениям и унижениям и т.д.

Обсуждая проблему социальной стигматизации, очень важно понимать, что не всякое отрицательное отношения к человеку, который болен психически, обусловлено стигматизацией. Например, на работе сотрудники могут плохо относиться к больному потому, что он плохой работник и не справляется со своими обязанностями, из-за того, что он часто конфликтует в коллективе и т.д. К стигме это никакого отношения не имеет, потому что отрицательное отношение к такому человеку объясняется его личными качествами, а не признаками, приписываемыми группе.

Последствия стигмы достаточно серьезны и тяжелы. Больной и его близкие находятся в ситуации сильного морального и психологического напряжения, подвергаясь оскорблениям, различного рода необоснованным лишениям и ограничениям, ущемлению прав. В результате пациенты и их семьи начинают чувствовать себя «не такими как все», «плохими», постоянно испытывать чувство вины, вынуждены отрицать или скрывать факт болезни, опасаясь «разоблачения».

В таких условиях становится страшно и трудно обратиться за помощью к психиатру, ведь это лишь «подтвердит» обвинения окружающих. Так нарастает отчуждение от знакомых, коллег, друзей, общества в целом. Это ведет к ухудшению качества жизни, социальной дезадаптации.

Немного истории. Распространенность стигмы в разных культурах

Стигма известна с давних времен; она распространена и в примитивных, и в развитых обществах. Корни ее различны — более поверхностные и более глубокие, на одни повлиять легче, на другие — сложнее. Основой стигматизации являются общественное мнение, бытующие в нем стереотипы.

Вообще говоря, стереотипы в обществе необходимы. Общественное мнение призвано и обязано поощрять определенные приемлемые модели поведения и «не подкреплять» неприемлемые. Ритуалы отвержения, провокации чувства вины у тех, чье поведение неприемлемо, призваны обеспечить безопасность общества.

Любой стереотип содержит «полезную» информационную часть, которая должна регулировать отношения окружающих с данным человеком или ситуацией Так, например, исследования содержания понятия «инвалид» в общественном сознании показали, что благодаря стойкому стереотипу люди ассоциируют с этим словом необходимость заботиться и помогать людям, подпадающим под это понятие.

В соответствии с этим стереотипное представление о психически больном содержит не только отрицательную информацию. В это представление входит также необходимость сочувствия, ассоциация между психической болезнью и гениальностью и т.д. Однако, говоря о стигме, разумеется, в первую очередь мы имеем в виду отрицательные стороны этого явления.

Общественное мнение меняется крайне медленно, и этот факт обусловливает устойчивость стигматизации. Стереотипные представления о психически больных в основном сложились во времена приютов, когда психиатрические учреждения не были больницами, а представляли собой места для содержания безумцев с тяжелейшими расстройствами поведения.

Представления людей не являются просто знаниями, они сцеплены с идеологическими, мистическими, религиозными представлениями, а также с эмоциями. В случае болезней — это разного рода страхи. Поскольку причины важнейших психических болезней неизвестны, а сами болезни выглядят необычно, возникает благоприятная почва для множества мифов, например, о наказании за грехи, порче, «бесноватости» и т.д. Кроме того, часто создаются ошибочные представления о причинах возникновения психических заболеваний, которые тоже усиливают стигматизацию.

Например, в недавнем прошлом возникновение шизофрении приписывали определенному типу воспитания детей или поведения матерей (бытовало даже понятие «шизофреногенной матери»). Хотя уже доказано, что эта теория ошибочна, многие родители больных и сегодня страдают от чувства вины.

Стигматизация продолжает существовать благодаря невежеству общества, недостаточности популярных и в то же время достоверных источников знаний о психических болезнях, их лечении. Существование же множества некомпетентных изданий и статей, смакующих шокирующие факты из жизни психически больных, поддерживают и укрепляют бытующие в обществе отрицательные стереотипы. Так, например, мы в значительной мере обязаны журналистам в распространении мифа об опасности и непредсказуемости психически больных. На самом деле здоровые люди совершают правонарушения гораздо чаще, чем больные.

Общая нетерпимость современного общества способствует тому, что слова, относящиеся к описанию диагноза и состояния больного, используются в переносном смысле, как метафора, а часто и как ругательство: «больной», «псих», «сумасшедший» и т.д., а психиатрическую больницу иначе как «психушка», почти никогда не называют. Кроме того, в современном обществе, ориентированном на престиж, даже болезни делятся на «престижные» (например, болезни сердца) и «непрестижные» (например, геморрой). К этим последним относятся и психические болезни.

Вносят свой «вклад» в процесс стигматизации и различного рода социальные и культурные аспекты. В частности, в России больные жалуются на дискриминацию, связанную с социальной стигматизацией, реже, чем больные из стран Западной Европы. Это удивительно, потому что много лет подобная дискриминация в нашей стране была очень жесткой. Возможно, что этот парадокс связан с меньшей требовательностью жителей России к условиям своей жизни.

Это было убедительно показано в рамках опроса пациентов психиатрических больниц в Москве и в штате Висконсин (США); опрос был проведен во время совместного исследования НЦПЗ РАМН и Университета этого штата. Суть исследовакия заключалась в попытке выяснить, что нужно сделать, чтобы пребывание в психиатрической больнице было как можно менее тягостным. Нужно заметить, что в основном точка зрения русских и американских пациентов (как, впрочем, и врачей, и медсестер) практически полностью совпала. Однако в некоторых (второстепенных?) деталях различия получились очень впечатляющими.

На вопрос: «О какой возможности вы мечтаете, находясь в больнице?» американцы ответили, что хотели бы взять с собой из дома любимую кошку или собаку. Русские сказали что, во-первых, было бы хорошо отделить курительную комнату от уборной, а во-вторых, хотелось бы иметь возможность пользоваться душем чаще, чем 1 раз в 10 дней.

Разумеется, пациенты в российских психиатрических больницах знают и о невкусной еде, и о недостаточной внимательности врачей, и о грубости среднего и младшего персонала. Однако очень часто, когда беседуешь с ними об этом, они говорят: «Что ж вы хотите? Это ведь больница, а не санаторий. »

Не в этом ли объяснение того факта, что российские пациенты реже жалуются на дискриминацию в связи со стигмой?

Сказанное выше имеет прямое отношение к явлению, которое называется самостигматизацией. Естественно, что психически больные разделяют все существующие в обществе стереотипы, потому что они родились и выросли в этом же самом обществе. Это относится и к стереотипам в отношении психических болезней. Поэтому, заболев, многие начинают относиться как к «людям второго сорта» к себе самим. Они стыдятся бывать в обществе здоровых людей, опасаясь сказать что-нибудь не так; им кажется, что даже по внешнему виду можно догадаться, что они больны. Часто это приводит к тому, что больной перестает стремиться улучшить свою жизнь («я ничего не могу, потому что я психически больной»).

Самостигматизация поддерживает предубеждения по отношению к психически больным и тенденцию к их дискриминации.

Общественное мнение хоть медленно, но меняется. Многие начинают понимать, какой тяжелый груз несет стигма. Специалисты бьют тревогу. Всемирная организация здравоохранения и многочисленные национальные общества разных стран, объединяющие больных и их родственников, пытаются оказать положительное влияние на представление общества о психических болезнях, возможностях и состоянии современной психиатрии, активно ведут просветительскую деятельность.

Попытки преодолеть предубеждения против психически больных были разными. Так, во многих странах (в России в том числе) пытались завуалировать терминологию, избегая слова «психиатрия». До сих пор и в США, и у нас некоторые психиатрические учреждения называются клиниками или центрами «психического здоровья». Некоторые психиатрические отделения стали называть «отделениями функциональной неврологии», а психиатрические диспансеры одно время пытались переименовать в психиатрические консультации. Психиатров и сейчас часто называют психоневрологами и психотерапевтами.

Подобные методы оказались совершенно неэффективными. Большинство исследователей приходят к выводу, что в реальной работе по преодолению стигмы начинать нужно с преодоления самостигматизации. Прежде всего — это работа с самими пациентами и их близкими, связанная с повышением уровня их информированности в области собственной болезни и лечения.

Работа с общественным мнением включает изменение неадекватного представления о психических болезнях и больных в средствах массовой информации. Многочисленные исследования показывают, что и на телевидении, и в печати создается гротескный образ психически больного. Чтобы исправить ситуацию, к участию в подобных программах привлекаются известные люди, столкнувшиеся в своей жизни с психическими болезнями, которые делятся своим опытом, не боясь разоблачения. Это чрезвычайно позитивно сказывается на общественном мнении.

Программа антистигмы в Норвегии, например, носит комплексный характер. Проводимый ежегодно форум «Дни шизофрении» (задумайтесь лишь о названии!) привлекает как специалистов в области психического здоровья для обсуждения вопросов лечения и помощи пациентам, так и самих больных, проводящих специальные семинары, выступления, концерты. Для школьников организуют специальные тренинги, как выглядят болезни и как помогать людям, в частности детям, если они столкнулись с проблемами психического здоровья.

Как избавиться от самостигматизации. Полезные советы

* Повышайте уровень информированности. Основное оружие в борьбе с внутренней стигмой — повышение уровня своей информированности в данной области, преодоление страхов и предрассудков.

* Ищите союзников. Как в любой борьбе — важны союзники. По мере повышения психиатрической грамотности пациентов и их родственников отношения с профессионалами (психиатрами, реабилитологами, психотерапевтами) делаются все более партнерскими. Важная задача -поиск и присоединение к различным общественным организациям, объединяющим людей с подобными же проблемами. Это источник моральной и психологической поддержки на протяжении всего пути лечения и реабилитации.

* Учитесь говорить о своих проблемах с другими. Как ни странно, обмен информацией о своем заболевании с другими людьми (например, с коллегами или соседями) может быть полезен. Он отнюдь не приводит к отчуждению, а лишь способствует тому, что люди лучше понимают вас и ваши проблемы, и, таким образом, тоже избавляются от предрассудков. Помогает в таком общении и личная симпатия.

* Не считайте себя самыми несчастными на свете. Пациентам и их семьям важно понять, что не только их постигло несчастье — психическая болезнь. Есть много других семей, которые страдают так же, как и ваша, и так же, как и вы думают, что они — исключение. Постарайтесь познакомиться с такими семьями и вместе обсудить свои проблемы. Совместно преодолеть их гораздо легче, а сама возможность обсуждать их — уже благо.

Хотя изменения и результаты не будут сиюминутными, так как чтобы заменить одни стереотипы другими и изменить ментальность общества нужно время. В данном случае речь может идти о нескольких десятках лет и слаженной работе многих людей. Поэтому очень важно во всем мире ежегодно отмечать День психического здоровья 10 октября, чтобы показать важность проблем связанных с психическими расстройствами.

Борьба с предрассудками и дискриминацией — длительный процесс, изменения происходят медленно, но они происходят и тем скорее, чем активнее в этом участвуют пациенты и их семьи!

Источники:

http://tutknow.ru/psihologia/7111-stigmatizaciya-v-psihologii.html
http://www.litmir.me/br/?b=217521&p=1
http://pikabu.ru/story/chto_takoe_stigma_prichinyi_privodyashchie_k_stigmatizatsii_psikhicheski_bolnyikh_lyudey_5756036

Читать еще:  При беременности бывают коричневые выделения. Коричневые выделения на ранних сроках беременности. Могут ли быть коричневые выделения на ранних сроках беременности
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector