5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Иван Бунин «Темные аллеи — Кавказ. Темные аллеи —

Иван Бунин
«Темные аллеи — Кавказ»

«Темные аллеи — Кавказ»

Приехав в Москву, я воровски остановился в незаметных номерах в переулке возле Арбата и жил томительно, затворником — от свидания до свидания с нею. Была она у меня за эти дни всего три раза и каждый раз входила поспешно, со словами:

— Я только на одну минуту.

Она была бледна прекрасной бледностью любящей взволнованной женщины, голос у нее срывался, и то, как она, бросив куда попало зонтик, спешила поднять вуальку и обнять меня, потрясало меня жалостью и восторгом.

— Мне кажется, — говорила она, — что он что-то подозревает, что он даже знает что-то, — может быть, прочитал какое-нибудь ваше письмо, подобрал ключ к моему столу. Я думаю, что он на все способен при его жестоком, самолюбивом характере. Раз он мне прямо сказал: «Я ни перед чем не остановлюсь, защищая свою честь, честь мужа и офицера!» Теперь он почему-то следит буквально за каждым моим шагом, и, чтобы наш план удался, я должна быть страшно осторожна. Он уже согласен отпустить меня, так внушила я ему, что умру, если не увижу юга, моря, но, ради бога, будьте терпеливы!

План наш был дерзок: уехать в одном и том же поезде на кавказское побережье и прожить там в каком-нибудь совсем диком месте три-четыре недели. Я знал это побережье, жил когда-то некоторое время возле Сочи, — молодой, одинокий, — на всю жизнь запомнил те осенние вечера среди черных кипарисов, у холодных серых волн. И она бледнела, когда я говорил: «А теперь я там буду с тобой, в горных джунглях, у тропического моря. » В осуществление нашего плана мы не верили до последней минуты — слишком великим счастьем казалось нам это.

В Москве шли холодные дожди, похоже было на то, что лето уже прошло и не вернется, было грязно, сумрачно, улицы мокро и черно блестели раскрытыми зонтами прохожих и поднятыми, дрожащими на бегу верхами извозчичьих пролеток. И был темный, отвратительный вечер, когда я ехал на вокзал, все внутри у меня замирало от тревоги и холода. По вокзалу и по платформе я пробежал бегом, надвинув на глаза шляпу и уткнув лицо в воротник пальто.

В маленьком купе первого класса, которое я заказал заранее, шумно лил дождь по крыше. Я немедля опустил оконную занавеску и, как только носильщик, обтирая мокрую руку о свой белый фартук, взял на чай и вышел, на замок запер дверь. Потом чуть приоткрыл занавеску и замер, не сводя глаз с разнообразной толпы, взад и вперед сновавшей с вещами вдоль вагона в темном свете вокзальных фонарей. Мы условились, что я приеду на вокзал как можно раньше, а она как можно позже, чтобы мне как-нибудь не столкнуться с ней и с ним на платформе. Теперь им уже пора было быть. Я смотрел все напряженнее — их все не было. Ударил второй звонок — я похолодел от страха: опоздала или он в последнюю минуту вдруг не пустил ее! Но тотчас вслед за тем был поражен его высокой фигурой, офицерским картузом, узкой шинелью и рукой в замшевой перчатке, которой он, широко шагая, держал ее под руку. Я отшатнулся от окна, упал в угол дивана. Рядом был вагон второго класса — я мысленно видел, как он хозяйственно вошел в него вместе с нею, оглянулся, — хорошо ли устроил ее носильщик, — и снял перчатку, снял картуз, целуясь с ней, крестя ее. Третий звонок оглушил меня, тронувшийся поезд поверг в оцепенение. Поезд расходился, мотаясь, качаясь, потом стал нести ровно, на всех парах. Кондуктору, который проводил ее ко мне и перенес ее вещи, я ледяной рукой сунул десятирублевую бумажку.

Войдя, она даже не поцеловала меня, только жалостно улыбнулась, садясь на диван и снимая, отцепляя от волос шляпку.

Читать еще:  Катание на роликах обучение для детей. «Я на роликах качу, от восторга я кричу…» Учим ребенка кататься на роликах. Кто научит ребенка кататься

— Я совсем не могла обедать, — сказала она. — Я думала, что не выдержу эту страшную роль до конца. И ужасно хочу пить. Дай мне нарзану, — сказала она, в первый раз говоря мне «ты». — Я убеждена, что он поедет вслед за мною. Я дала ему два адреса, Геленджик и Гагры. Ну вот, он и будет дня через три-четыре в Геленджике. Но Бог с ним, лучше смерть, чем эти муки.

Утром, когда я вышел в коридор, в нем было солнечно, душно, из уборных пахло мылом, одеколоном и всем, чем пахнет людный вагон утром. За мутными от пыли и нагретыми окнами шла ровная выжженная степь, видны были пыльные широкие дороги, арбы, влекомые волами, мелькали железнодорожные будки с канареечными кругами подсолнечников и алыми мальвами в палисадниках. Дальше пошел безграничный простор нагих равнин с курганами и могильниками, нестерпимое сухое солнце, небо, подобное пыльной туче, потом призраки первых гор на горизонте.

Из Геленджика и Гагр она послала ему по открытке, написала, что еще не знает, где останется.

Потом мы спустились вдоль берега к югу.

Мы нашли место первобытное, заросшее чинаровыми лесами, цветущими кустарниками, красным деревом, магнолиями, гранатами, среди которых поднимались веерные пальмы, чернели кипарисы.

Я просыпался рано и, пока она спала, до чая, который мы пили часов в семь, шел по холмам в лесные чащи. Горячее солнце было уже сильно, чисто и радостно. В лесах лазурно светился, расходился и таял душистый туман, за дальними лесистыми вершинами сияла предвечная белизна снежных гор. Назад я проходил по знойному и пахнущему из труб горящим кизяком базару нашей деревни: там кипела торговля, было тесно от народа, от верховых лошадей и осликов, — по утрам съезжалось туда на базар множество разноплеменных горцев, — плавно ходили черкешенки в черных длинных до земли одеждах, в красных чувяках, с закутанными во что-то черное головами, с быстрыми птичьими взглядами, мелькавшими порой из этой траурной закутанности.

Потом мы уходили на берег, всегда совсем пустой, купались и лежали на солнце до самого завтрака. После завтрака — все жаренная на шкаре рыба, белое вино, орехи и фрукты — в знойном сумраке нашей хижины под черепичной крышей тянулись через сквозные ставни горячие, веселые полосы света.

Когда жар спадал и мы открывали окно, часть моря, видная из него между кипарисов, стоявших на скате под нами, имела цвет фиалки и лежала так ровно, мирно, что, казалось, никогда не будет конца этому покою, этой красоте.

На закате часто громоздились за морем удивительные облака; они пылали так великолепно, что она порой ложилась на тахту, закрывала лицо газовым шарфом и плакала: еще две, три недели — и опять Москва!

Ночи были теплы и непроглядны, в черной тьме плыли, мерцали, светили топазовым светом огненные мухи, стеклянными колокольчиками звенели древесные лягушки. Когда глаз привыкал к темноте, выступали вверху звезды и гребни гор, над деревней вырисовывались деревья, которых мы не замечали днем. И всю ночь слышался оттуда, из духана, глухой стук в барабан и горловой, заунывный, безнадежно-счастливый вопль как будто все одной и той же бесконечной песни.

Недалеко от нас, в прибрежном овраге, спускавшемся из лесу к морю, быстро прыгала по каменистому ложу мелкая, прозрачная речка. Как чудесно дробился, кипел ее блеск в тот таинственный час, когда из-за гор и лесов, точно какое-то дивное существо, пристально смотрела поздняя луна!

Иногда по ночам надвигались с гор страшные тучи, шла злобная буря, в шумной гробовой черноте лесов то и дело разверзались волшебные зеленые бездны и раскалывались в небесных высотах допотопные удары грома. Тогда в лесах просыпались и мяукали орлята, ревел барс, тявкали чекалки. Раз к нашему освещенному окну сбежалась целая стая их, — они всегда сбегаются в такие ночи к жилью, — мы открыли окно и смотрели на них сверху, а они стояли под блестящим ливнем и тявкали, просились к нам. Она радостно плакала, глядя на них.

Он искал ее в Геленджике, в Гаграх, в Сочи. На другой день по приезде в Сочи, он купался утром в море, потом брился, надел чистое белье, белоснежный китель, позавтракал в своей гостинице на террасе ресторана, выпил бутылку шампанского, пил кофе с шартрезом, не спеша выкурил сигару. Возвратясь в свой номер, он лег на диван и выстрелил себе в виски из двух револьверов.

Читать еще:  Что такое просветительский реализм в литературе. Своеобразие критики крепостничества

Иван Бунин — Темные аллеи — Кавказ, читать текст

См. также Бунин Иван — Проза (рассказы, поэмы, романы . ) :

Темные аллеи — Камарг
Она вошла на маленькой станции между Марселем и Арлем, прошла по вагон.

Темные аллеи — Качели
В летний вечер сидел в гостиной, бренча на фортепьяно, услыхал на балк.

Бунин Иван — Темные аллеи — Кавказ (чит. А.Демидова)

Книга «Темные аллеи» особенно похожа на книгу стихов. Стихотворений и малых поэм, баллад. Тридцать восемь стихотворений и размер, самый хороший для сборника. И тематическое содержание, единство идеально соблюдено: любовь и смерть — только об этом.
Таинственны, необычайно новы все подряд рассказы, все одинаково наполнены печалью воспоминаний, глубокой тоскою обо всем, что здесь говорится,- о каждом женском образе, каждой истории, рассказанной с полной искренностью и беспримерной, жарко-плотской откровенностью.
«И был тёмный, отвратительный вечер…»

Рассказ этот впервые был опубликован в конце 1937 года, в парижской эмигрантской газете «Последние новости». В сущности, именно он и открывает знаменитый бунинский цикл, следуя там непосредственно за рассказом с тем же самым названием — «Тёмные аллеи».

«Кавказ», как и многие другие произведения из цикла «Тёмные аллеи», был написан Буниным очень быстро и, в то же время, психологически предельно достоверно — настолько достоверно, что очень трудно поверить, будто сюжет этого рассказа (как и сюжеты прочих рассказов из цикла «Тёмные аллеи») является не воспоминанием автора, а лишь плодом его фантазии. Сам Бунин впоследствии неоднократно обращал на это внимание: «Все думают, что я пишу с такой реальностью и убедительностью только потому, что обладаю «необыкновенной памятью», что я всё пишу «с натуры», то, что со мной самим было, или то, что я знал, видел» — и добавлял: «Никто не верит, что я почти всегда всё выдумываю — всё, всё. Обидно!»

Почти всегда… Насколько же «выдуман» или, быть может, «не выдуман» сюжет «Кавказа»? Вот как об этом говорится в заметках Бунина «Происхождение моих рассказов»:

Написал этот рассказ, вспомнив, как однажды — лет сорок тому назад — уезжал из Москвы по Брянской дороге с женой одного офицера, с которой был в связи и которую он провожал на Брянском вокзале в Киев, к её родителям, не зная, что я уже сижу в поезде, еду с ней до Тихоновой пустыни. Это была очаровательная, весёлая, молоденькая, хорошенькая женщина с ямочками на щеках при улыбке, решительно ничем не похожая на ту, что написана в «Кавказе», сплошь, кроме воспоминания о вокзале, выдуманном; на Кавказском побережье я тоже никогда не был, — был только в Новороссийске и в Батуме, видел прочее побережье только с парохода.

А муж её вполне мог застрелиться именно так, как в рассказе, если бы узнал про её измену.

читает Алла Демидова
Демидова Алла Сергеевна — актриса, народная артистка РСФСР (1984), лауреат Государственной премии СССР (1977), лауреат премии Президента России (2001). Лауреат премии имени К.С.Станиславского (1993), а также ряда других премий в области кино- и театрального искусства.

Биография И.А. Бунина
Русский писатель: прозаик, поэт, публицист. Иван Алексеевич Бунин родился 22 октября (по старому стилю — 10 октября) 1870 года в Воронеже, в семье обедневшего дворянина, принадлежавшего к старинному дворянскому роду.
Литературная известность к Ивану Бунину пришла в 1900 году после выхода в свет рассказа «Антоновские яблоки». В 1901 году в издательстве символистов «Скорпион» вышел сборник стихотворений «Листопад». За этот сборник и за перевод поэмы американского поэта-романтика Г. Лонгфелло «Песнь о Гайавате» (1898 год, в некоторых источниках указан 1896) Российской Академией наук Ивану Алексеевичу Бунину была присуждена Пушкинская премия. В 1902 году в издательстве «Знание» вышел первый том сочинений И.А. Бунина. В 1905 году Бунин, живший в гостинице «Националь», стал свидетелем Декабрьского вооруженного восстания.

Иван Бунин «Темные аллеи — Кавказ. Темные аллеи —

В этом сборнике — 13 рассказов И.А. Бунина из цикла «Темные аллеи»: лиричные, камерные, всегда грустные, наполненные тоской по родине и молодости, эти новеллы — о чистой любви, настоящих чувствах, пусть даже их испытывает только один из пары. Чувственные, но в то же время высокодуховные, они будут интересны в первую очередь женщинам.

Читать еще:  Доброе утро дорогая подружка открытки. С добрым утром, любимая: подборка милых картинок

«Баллада» представляет собой рассказ странницы Машеньки о господнем волке. В детстве она рано потеряла мать и никогда не видела отца, поэтому господа взяли ее «в дом». В 13 лет вместе с молодой барыней она побывала в селе Крутые Горы, заброшенном поместье деда своей хозяйки. В местной церкви над могилой деда было написано изображение волка, который сыграл в судьбе князя и его сына решающую роль.

Действие рассказа «Степа» происходит летним вечером, в проливной дождь. Купец Красильщиков радовался свежести деревенской природы, вспоминая прошлое лето, которое он провел в столице, но, чтобы не плутать в ливень, заехал по пути домой к соседу-вдовцу. Дома оказалась только его молодая дочь Степа, давно влюбленная в Красильщикова.

«Темные аллеи» — рассказ о встрече старика военного и хозяйки постоялого двора. Женщина сразу узнала его, когда он вошел в горницу, и напомнила ему о себе и о той любви, которая была между ними целых 30 лет назад. Как оказалось, Надежда все эти годы не только не переставала любить Николая Алексеевича, но и не простила его за то, как жестоко он ее бросил.

«Кавказ» повествует об отдыхе героя-рассказчика на побережье Черного моря вместе со своей возлюбленной. Она была замужем и отчаянно боялась своего мужа, который однажды сказал ей, что будет защищать свою честь во что бы то ни стало. Это были дни нескончаемого счастья любовников на лоне южной природы, но для кого-то они стали последними.

Главный герой рассказа «Муза» приехал в Москву, чтобы брать уроки живописи у известного, но бездарного художника, когда в его жизнь буквально ворвалась эта девушка. Муза однажды просто пришла к нему в гости и стала гражданской женой. Рассказчику оставалось только выполнять ее приказы, начиная от покупки яблок и заканчивая жизнью на даче, где их странный союз так же внезапно прекратился.

Остановка поезда на небольшой станции близ Подольска заставила героя рассказа «Руся» вспомнить о своем репетиторстве в здешних местах. У его хозяйки была старшая дочь, худая, высокая, которую он как-то катал на лодке. Об этой истории он рассказал жене, с которой ехал в поезде, а ночью, когда она уснула, окунулся в воспоминания о первой и самой сильной своей любви.

Небольшой рассказ «Красавица» — о трогательно несчастной жизни маленького мальчика с мачехой: его отец женился на молодой красавице, которой не осмеливался перечить.

«Дурочка». Кухарка дьякона, безродная дурочка, родила ребенка. Вся семья и соседи знали, что его отец — сын дьякона, семинарист, который сначала удовлетворил свою похоть, а потом заставил родителей выгнать кухарку с мальчиком как неприятное напоминание о своем грехе.

«Антигона». Студент приехал в имение дяди и тети, что делал ежегодно и воспринимал как скучную обязанность. Но встреча с красивой сиделкой дяди заставила его взглянуть на эту поездку по-новому. Через два дня Антигоне, как называл ее старик, пришлось уехать домой к отцу.

«Таня» — история любви горничной и племянника ее хозяйки, которая началась случайной близостью, была полна настоящим чувством и была прервана неумолимым ходом истории.

«Смарагд». Ночь, лето. Девушка любуется небом, красота которого убеждает ее в существовании ангелов, а юноша стремится ее поцеловать.

В рассказе «Визитные карточки» действие происходит на пароходе. Пассажир первого класса, известный писатель, познакомился на нем с бедной женщиной из третьего класса, с испитым, но милым и трогательным лицом.

«Волки». Августовской ночью студент и барышня катались на тележке: она боялась волков и зажигала спички, но когда им на пути действительно встретились волки, она одна не растерялась и остановила понесших лошадей.

Голос Константина Денисова, который озвучил эту аудиокнигу, будто тоже, как и герои рассказов Бунина, из начала прошлого века. Диктор не просто передает ту атмосферу темных летних вечеров, дворянских усадеб, а буквально отправляет слушателя в путешествие в те неповторимые времена.

Источники:

http://poesias.ru/proza/bunin-ivan/bunin10229.shtml
http://staroeradio.ru/audio/17980
http://knigavuhe.org/book/temnye-allei-krasavica-kavkaz-vizitnye-kartochki-i-drugie-rasskazy/?_noredir=1

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector