2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Из истории принципа подражания. Эстетическая теория оскара уайльда и ее воплощение

КОНЦЕПЦИЯ ЭСТЕТИЗМА ОСКАРА УАЙЛЬДА

декаданс эстетизм красота Уайльд

Только пустые, ограниченные люди

не судят по внешности. Подлинная тайна

жизни заключена в зримом, а не в сокровенном.

Он был индивидуалистом и индивидуальностью. Не заботился о том, что о нем говорят окружающие и стремился быть непохожим на других. За это его часто обвиняли в аморальности, на что он, человек с развитым чувством прекрасного, отвечал: «Если уж приходится вести себя дурно, лучше быть дурным и элегантно одетым, нежели дурным и одетым неэлегантно».

Оскар Уайльд одна из самых знаковых фигур литературы, родился 16 октября 1854 года в Дублине. Великий писатель рос в приличной и благополучной семье. Отцом Уайльда был один из самых выдающихся врачей не только Ирландии, но и всей Великобритании — офтальмолог и отоларинголог сэр Уильям Роберт Уайльд. Человек исключительной эрудиции, Уильям Уайльд занимался также археологией и ирландским фольклором. Мать Оскара — леди Джейн Франческа Уайльд (урождённая Элджи) — известная ирландская светская дама, весьма экстравагантная женщина, обожавшая театральные эффекты, поэтесса, писавшая зажигательные патриотические стихи под псевдонимом Сперанца (итал. Speranza — надежда) и убеждённая в том, что рождена для величия. От отца Оскар унаследовал редкую трудоспособность и любознательность, от матери — мечтательный и несколько экзальтированный ум, интерес к таинственному и фантастическому, склонность придумывать и рассказывать необыкновенные истории. Но не только эти качества унаследовал он от неё. Не меньшее влияние оказала на него и атмосфера литературного салона леди Уайльд, в котором прошли юные годы будущего писателя. Страсть к позе, подчёркнутый аристократизм воспитаны в нём с детства. Прекрасно знавшая древние языки, она открыла перед ним красоту «божественной эллинской речи». Эсхил, Софокл и Еврипид с детства сделались его спутниками… [2] Она привила своему сыну вкус не только к литературе, но к одежде. Оскар Уайльд был её любимцем, но ждали девочку, поэтому мать постоянно наряжала его в платье и завивала локоны. По происхождению был ирландцем. Оскар Уайльд получил блестящее по тем временам образование: закончил очень престижный Тринити-колледж, учился в Оксфорде. В первые каникулы посетил Италию и Грецию, чтобы воочию полюбоваться красотой стран, о которых он так много читал. Древние соборы, произведения живописи, атмосфера городов восхищали юного Уайльда и воспитывали чувство прекрасного. Уже в студенчестве начинает писать стихи. Уайльду повезло с учителями, он считал их своими наставниками, продолжал и развивал их идеи, постоянно цитировал в своих книгах, статьях и даже художественных текстах. Одним из таких наставников был Уолтер Пейтер, искусствовед, в последствии основоположник такого движения как эстетизм.

По окончанию университета, Оскар Уайльд хотел взяться за преподавание классической литературы, но жизнь обернулась иначе. Уайльд решает стать свободным художником. Посещает различные салоны, знакомится там с разными влиятельными людьми, которые были вхожи в королевский дворец. Также знакомится с известными и модными в то время художниками и литераторами. Одним из этих знакомых был Уистлер, который и научил Уайльда искусству изящной словесности.

Уайльд если и знаменит в Лондоне, то не столько стихами, сколько фантастическими нарядами, спиритическими сеансами, на которых бывает даже принц Уэльский, и афоризмами, которые передавались по всему городу из уст в уста. На тот момент в литературной копилке Уйальда был лишь один сборник «Стихотворения», но несмотря на это он уже становится очень модной литературной фигурой.

Он пробует использовать свое остроумие в критических эссе, и к ним в 1881 г добавилось моментально ставшее популярным издевательское эссе о либреттисте Гилберте, авторе текстов популярнейших британских оперетт композитора Салливана.

Гилберт был так возмущен, что написал новую, сатирическую оперетту, героем которой стал по выражению автора «огромный простофиля-дэнди» (Уайльд, как известно, был очень высоким человеком) — воплощение «лживости и болтливого нарциссизма». Когда оперетта добралась до Бродвейских театров, антрепренер Гилберта — Ричард де Ойли Карте — предложил Уайльду совершить тур по Америке. Целью антрепренёра была полная дискредитация молодого нахала, которого, как он был уверен, бойкая американская журналистская братия быстро поставит на место [3]. Но в Америке его приветствуют с распростертыми объятиями, все газеты трубили о том, что к ним в страну приезжает блестящий поэт, законодатель яркой моды. Оскар Уайльд читает в Америке лекции, посвященные самым разнообразным темам, касающиеся женской и мужской одежды, внутреннего интерьера помещений, искусству. По сути Уайльд пропагандирует в Штатах идеи своих учителей, это прежде всего идеи эстетизма.

Эстетизм — это явление, порожденное таким мощным движением того времени — декадансом. Декаданс — это умонастроение, предполагающее ощущение упадка, ощущение бесперспективности культуры, изжитости. Эстетизм как часть декаданса предлагает некое бегство от этой давящей реальности, от буржуазного практицизма, прагматизма. Так эстетизм выдвигает принцип непрактичности, бесполезности. Эстетизм возникает тогда, когда в Европе происходит упадок религиозного сознания. И функции религии берет на себя искусство. Эстеты религиозное чувство заменяют эстетическим. Они пытались совместить языческое и христианское. К этому нередко обращался и сам Уайльд. Эстеты были гедонистами, чувствовали всю полноту жизни. Для эстетов было важным не только созерцание внешних форм красоты. Красоту они понимали очень сложно. Для эстетов красота — это высшая духовная ценность. Через земную красоту художник должен был совершать восхождение к красоте духовной. Художник в этом плане имеет преимущество перед обывателем: он созерцает земную красоту, понимая, что это лишь одна из возможных форм красоты. Следовательно, художник наблюдает красоту духовную, но нельзя приравнивать духовную красоту к добру, это отнюдь не так. Под красотой понимается потенциал вещи, это идея, то, что не поддается обозначению. В случае творчества красота — это душа произведения, органическое целое, подобно живому существу.

Читать еще:  Джейсон момоа личная жизнь. Джейсон Момоа: биография, личная жизнь и фото

Что такое красота для Оскара Уайльда? Он понимает и воспринимает этот феномен не так, как это принято у большинства людей. То, что мы называем красивым имеет отношение к красоте земной. Красота — это идол эстетизма, это Бог Оскара Уайльда. В «Потрете Дориана Грея» можно встретить следующие слова: «Красота — один из видов Гения, она еще выше Гения, ибо не требует понимания. Она — одно из великих явлений окружающего нас мира, как солнечный свет, или весна, или отражение в темных водах серебряного щита луны. Красота неоспорима. Она имеет высшее право на власть и делает царями тех, кто ею обладает».

Эстеты были сторонниками теории «искусство ради искусства». Всякое искусство бесполезно, не несет никакой воспитательной функции, не имеет отношения к морали — оно неопределенно, непрактично, то есть цель искусства — это само искусство. Согласно этой теории искусство использует собственные ресурсы.

Эстетизм можно условно поделить на три волны:

  • · Эстеты в 80 — 90-е годы — желтые девяностые (любимый цвет эстетов). Такие эстеты были заняты исключительно собственным творчеством, их не волновала окружающая реальность. К ним относились Дж. Уистлер, Т. Готье.
  • · Другой лагерь эстетов сосредоточился на украшении жилищ. Они считали, что люди живут в слишком функциональных домах. Они стремились привнести в мир больше красоты. К ним относился В. Моррис.
  • · Вульгарный эстетизм — третий вид. К этой волне отчасти принадлежал и сам Уайльд. Суть заключалась в том, что человек превращал себя в арт-объект, они сами становились произведением искусства. Как правило это были денди, фланеры ничего не творившие, и очень озабоченные своим внешним видом.

Уайльд формулирует свои эстетические соображения в ряде трактатов: «Упадок искусства лжи», «Критик как художник», «Кисть, перо и отрава», которые были оформлены как диалоги, то есть он уходит от научности. Все в них происходило случайно. Как правило диалоги у Уайльда — это забавная эстетская игра, а это значит, что он не настаивает на своих истинах. В «Упадке искусства лжи» Уайльд приходит к следующей парадоксальной мысли: обычно считается, что искусство держит зеркало перед природой, то есть художник отражает то, что происходит в жизни, но это не так. На самом деле все наоборот: природа держит зеркало перед искусством. Уайльд говорит о том, что жизнь подражает искусству, а не наоборот. Следовательно, Уайльд считает поэтов негласными законодателями моды и ценностей, то есть все наши чувства, эмоции и идеи вычитаны из книг. Так например, XIX век был выдуман Бальзаком по мнению Уайльда.

Лекции Оскара Уайльда были проникнуты непринужденностью. Появление перед аудиторией напоминало феерическое шоу: он выходил к слушателям в очень эксцентричных костюмах, с завитыми локонами. И между аудиторией и лектором завязывалась будто бы непринужденная беседа.

Отныне вся пресса следит за действиями английского эстета в Америке. Свою первую лекцию, которая называлась «Ренессанс английского искусства» (The English Renaissance of Art), он завершил словами: «Мы все расточаем свои дни в поисках смысла жизни. Знайте же, этот смысл — в Искусстве». И слушатели горячо зааплодировали. На его лекции в Бостоне в зал перед самым выходом Уайльда явилась группа местных денди (60 студентов из Гарвардского университета) в коротких бриджах с открытыми икрами и смокингах, с подсолнухами в руках — совсем по-уайльдовски. Их целью было обескуражить лектора. Выйдя на сцену, Уайльд незатейливо начал лекцию и, как бы невзначай оглядев фантастические фигуры, с улыбкой воскликнул: «Я впервые прошу Всевышнего избавить меня от последователей!» Один молодой человек писал матери в это время под впечатлением посещения Уайльдом колледжа, где он учился: «У него великолепная дикция, и его способности к изъяснению своих мыслей достойны высших похвал. Фразы, которые он произносит, благозвучны и то и дело вспыхивают самоцветами красоты. … Его разговор очень приятный — лёгок, красив, занимателен». Уайльд покорял всех людей своим обаянием и очарованием. В Чикаго на вопрос о том, как ему понравился Сан-Франциско, он ответил: «Это Италия, но без её искусства». Всё это турне по Америке было образцом смелости и изящества, ровно как и неуместности и саморекламы. Своему давнишнему знакомому Джеймсу Макнилу Уистлеру в письме из Оттавы Уайльд шутливо хвастался: «Америку я уже цивилизовал — остались только небеса!» [4] Уайльд купался в славе, а на критику и насмешки в свой адрес реагировал с присущей ему иронией: «Что бы о вас ни говорили, хуже этого может быть только одно — когда о вас НЕ говорят».

Читать еще:  Русский для дошкольников 5 6 лет задания. Лучшие развивающие занятия для вашего малыша

Уайльд не занял места среди тех писателей конца XIX века, которые, пусть непоследовательно и противоречиво, но пытались приблизить свое искусство к народу. Отражая в своих эстетических взглядах двойственность, характерную для мелкобуржуазного сознания в условиях империалистической реакции, он скорбел об упадке красоты в современном ему обществе, но выход для искусства видел лишь в одном — противопоставить действительности мир красивой выдумки. Но здоровые и сильные стороны его дарования — острая ирония, умение запечатлеть действительные противоречия жизни в метких парадоксах, блестящее владение диалогом, чуткость к слову, классическая простота фразы — обеспечили ему успех и посмертную славу [6]

«Оскар Уайльд напоминает диковинную орхидею. Можно говорить, что орхидея — цветок ядовитый и страшный… Но это цветок, он красив, он цветёт, он радует». Константин Бальмонт.

Вопрос. Эстетическая теория О. Уайльда в романе «Портрет Дориана Грея»

Вождем эстетизма после смерти У. Пейтера становится Оскар уайльд (1854—1900). Вслед за своим учителем О. Уайльд развивает философию искусства. По его мнению, объектом искусства должна быть не реальность, а воображение, фантазия, т.е. нечто нереальное, волшебное, не подчиненное никаким прагматическим целям. О. Уайльд протестовал против стремления писателей воспроизводить в художественном произведении современную действительность, поскольку она уродлива и непоэтична.

В романе «Портрет Дориана Грея» органически объединены основные эстетические положения теории искусства Оскара Уайльда (предисловие к роману) и их художественная реализация (сам роман).

В предисловии писатель утверждает, что “искусство совершенно бесполезно” и “искусство не отражает жизни”. Уайльд принадлежал, как уже говорилось, к такому художественному направлению, как эстетизм, и использовал романтический творческий метод. В стремлении писателя утвердить мысль о превосходстве искусства над жизнью проявляется романтическая абсолютизация творчества и его независимости. В эстетизме Уайльда положения романтической теории приобретают полемическую заострённость, выражаются в форме парадокса. Именно так звучит положение писателя: “Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги или хорошо написанные, или написанные плохо. Вот и всё”. Своё понимание безнравственности искусства Уайльд вложил в уста лорда Генри, который является провозвестником идей самого писателя: “Так называемые «безнравственные» книги — это те, которые показывают миру его пороки, вот и всё”.

Поскольку искусство выше жизни, оно не может рассматриваться с точки зрения человеческой морали. Но это вовсе не значит, что писатель утверждает “безнравственное искусство”. Своим полемическим утверждением Уайльд подчёркивает, что искусство не может быть безнравственным. “Хорошо написанная книга” как произведение искусства всегда будет заключать урок человеку, потому что написана с позиций идеала и по законам красоты, которой чуждо всё безнравственное. “Плохо написанная книга” не является произведением искусства и не заслуживает внимания независимо от того, содержит она мораль или нет. Для художника высшим критерием является красота.

И наконец, самый известный парадокс: “Искусство совершенно бесполезно”. С точки зрения эстетической теории Оскара Уайльда иного не может быть. Понять произведение искусства может лишь человек, тонко чувствующий прекрасное, а для него моральный урок не нужен, ибо он сам живёт по законам красоты (например, лорд Генри). Для других же такое искусство будет недоступным: “Искусство — это зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь”.

109.201.143.55 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Из истории принципа подражания. Эстетическая теория оскара уайльда и ее воплощение

Название работы: Эстетические взгляды О. Уайльда, их воплощение в романе «Портрет Дориана Грея»

Предметная область: Литература и библиотековедение

Описание: Эстетизм для автора «Портрета» всегда был не кредо, а скорее проблемой, и потому в романе он сделал попытку переосмыслить его постулаты. В этом отношении удачным литературным примером стал для него знаменитый роман Ж. К. Гюисманса «Наоборот»

Дата добавления: 2014-04-16

Размер файла: 18.92 KB

Работу скачали: 17 чел.

Эстетические взгляды О. Уайльда, их воплощение в романе «Портрет Дориана Грея».

Эстетизм для автора «Портрета» всегда был не кредо, а скорее проблемой, и потому в романе он сделал попытку переосмыслить его постулаты. В этом отношении удачным литературным примером стал для него знаменитый роман Ж. К. Гюисманса «Наоборот». Неслучайно поэтому самой востребованной книгой для Дориана становится именно роман Гюисманса. Герой романа Гюисманса дез Эссент отрекается от реальности, от всего естественного и, окруженный произведениями искусства, уединяется в своем доме. Однако в финале он вынужден вернуться в реальный мир: эстетский идеал созерцательной жизни оказывается неосуществимым.

Читать еще:  Стресс и нервное напряжение во время беременности. Почему беременным нельзя плакать и нервничать, как нервозность влияет на плод, как уменьшить раздражительность

Уайльд не отказывается от эстетизма, он лишь уточняет свою позицию. Об этом свидетельствует предисловие писателя к роману, где он в форме афористических парадоксов представляет читателю свои мысли об искусстве, полностью совпадающие с концепцией, подробно разработанной им в его теоретических трактатах. К числу этих парадоксов относится высказывание Уайльда о том, что «всякое искусство совершенно бесполезно». Уайльд воссоздает негативный опыт эстетизма. Подлинная индивидуальность в уайльдовском понимании слова сопряжена с самоотречением, с отказом от обыденного «я». Личность ощущает тайну мира, видит его взаимосвязи, совершая «восхождение» к высшей красоте. Таким предстает перед нами в начале романа художник Бэзил Холлуорд. В своем друге Дориане Грее он постигает земной облик красоты, что делает его собственную индивидуальность завершенной. В портрете, который он создает, отражается его высшее постижение красоты, сущность его души, его индивидуальность. Поэтому он отказывается послать картину на выставку, боясь, что грубые обыватели разгадают сокровенную сущность его «я». Именно Бэзил открывает Дориану великую тайну его (Дориана) красоты. Изначально невинный, Дориан Грей в романе является воплощением античного идеала красоты: его имя заключает в себе намек (Дориан — дорический) на древнегреческую культуру. Но сам Дориан видит в красоте лишь чувственное начало, ибо он, будучи невинным юношей, лишен, в отличие от Бэзила, индивидуальности. Чувственная красота, не опосредованная этикой, эгоистична. Она рождает в сознании Дориана собственные тайные желания, но не стремление к высшей любви, а эгоистическое стремление, жажду бессмертия, желание сохранить собственную красоту. Очарованный собственной внешней красотой, герой сожалеет о том, что со временем утратит ее, хотя она и сохранится на портрете. Дориан хочет поменяться с портретом ролями, и его желание сбывается: портрет стареет, а Дориан сохраняет красоту юности.

Таким образом, Бэзил становится виновником грехопадения Дориана, и одновременно лорд Генри развращает юношу своей украшенной парадоксами философией. Мысли, высказанные лордом Генри, во многом совпадают с идеями самого Уайльда и его учителя Уолтера Пейтера. Герой проповедует эстетские принципы отношения к жизни, культ красоты и философию наслаждения, которую он называет «новым гедонизмом». Однако лорд Генри ни в коем случае не является alter ego автора романа. Его эстетизм — лишь поза, маска, заменившая его подлинное «я». Идеи Пейтера в изложении лорда Генри выглядят поверхностными, доведенными до абсурда логическими схемами. Однако главный герой воспринимает их как откровения, ибо лорд Генри выразил и объяснил те мысли Дориана, которые тот не мог сформулировать для себя сам. Личность Дориана раздваивается: сам он носитель внешней красоты, не связанной с совестью и душой (которая должна рождать мысль о самоотречении), а душа и совесть остаются на портрете.

Дориан не жертвует своим «я». Напротив, он прикладывает усилия к тому, чтобы «овладеть» миром, удовлетворить эгоистические требования чувственности. Нарциссизм Дориана (его болезненное самолюбование) заставляет его постоянно искать все новые и новые наслаждения. Сначала это выражается в «высоких» страстях, в интересе к произведениям искусства. Но эгоистическое «я» требует иных, более острых ощущений; Дориан Грей стремится к грубым, чувственным удовольствиям, которые, в свою очередь, сменяются самыми извращенными желаниями. Он внимательно наблюдает, как эти чувства опустошают и уродуют его душу, и следит за теми изменениями, которые происходят с портретом. Душа Дориана Грея неизбежно становится уродливой и жестокой, ибо она отделена от человеческой сущности. Уайльд проводит важную мысль, что эгоизм красоты становится губительным для всех, кто с ней соприкасается — для Сибилы Вейн, Бэзила, Алана Кэмпбелла и тех, кто окружает Дориана Грея.

Сибила Вейн оказывается первой жертвой его эстетского себялюбия. Дориан приходит на спектакль с ее участием и наслаждается ее актерской игрой, тем, как она передает чужие страсти, выступая в самых разных ролях. Сибила Вейн привлекает Дориана Грея исключительно как эстетический феномен, как воплощение искусственной красоты, но он принимает свой интерес зрителя (созерцателя прекрасного) за естественное чувство: он убежден, что действительно влюблен в Сибилу Вейн. Сама же героиня остается прекрасной актрисой до тех пор, пока она не осознает свою любовь к Дориану, которая ей кажется реальнее и глубже тех страстей шекспировских героинь, изображаемых ею. С этого момента талант актрисы ей изменяет: она начинает играть плохо. На примере Сибилы Вейн Уайльд проводит эстетскую концепцию разделенности искусства и естественной жизни: реальные чувства, обыденная жизнь, проникающая в мир искусства, разрушает его целостность. Естественное чувство Сибилы Вейн делает ее в глазах Дориана Грея нестерпимо вульгарной и преувеличенно мелодраматичной. Он отталкивает ее, и она умирает.

В финале герой предстает перед читателем как настоящий мученик эстетизма. Попытка покаяния, желание совершить добро оказываются, вопреки его собственному ожиданию, очередной позой. Он не в силах избавиться от самолюбования, которое ему уже наскучило. Стремясь разорвать этот порочный круг, Дориан, пытаясь пронзить свое изображение на портрете кинжалом, гибнет.

Источники:

http://studwood.ru/751917/kulturologiya/kontseptsiya_estetizma_oskara_uaylda
http://studopedia.ru/8_193914_vopros-esteticheskaya-teoriya-o-uaylda-v-romane-portret-doriana-greya.html
http://5fan.ru/wievjob.php?id=56397

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector