0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Русские тайны во «французском» особняке. Терем на Якиманке (Экскурсия в резиденцию посла Франции)

Русские тайны во «французском» особняке

Многие желают попасть внутрь этого красивейшего особняка на Якиманке, но сейчас сделать это ни в день музеев, ни в какие другие дни невозможно — не открывает он своих дверей для посетителей. И не только потому, что там резиденция французского посла в Москве, а быть может по каким-то иным загадочным причинам? Но об этом по порядку. Этот дом полон всевозможных легенд и реальных исторических событий. Некоторые старые москвичи вообще считают его проклятым и заверсту обходят.

архитектор Поздеев Николай Иванович

А дело было вот как. Задумал в конце 19 века богатый купец Николай Васильевич Игумнов, совладелец торгово-промышленного товарищества «Ярославская Большая Мануфактура» и владелец золотых приисков в Сибири, построить на месте усадьбы своего детства в конце Якиманки небывалый дворец на сумму никак не меньше миллиона. И выписал он себе из Ярославля главного городского архитектора Николая Поздеева. Нравилось купцу и место, которое напоминало о беззаботном детстве и надо было куда-то поселить свою любовницу – танцовщицу Любушку. Якиманка, как тогдашний московский пригород, была для этого местом подходящим. Задумал Поздеев покорить Москву своим произведением – нарисовал роскошное здание в старорусском стиле, с башенками, крылечками, каменными кружевами, красочными изразцами, витыми колоннами, высокими шатровыми крышами, колоколенками и сводчатыми арками. Богач Игумнов не скупился – выписал особый кирпич из Голландии, камень из Италии, люстры из богемского хрусталя, изразцы заказал на самом престижном Кузнецовском фарфоровом заводе. И получился прекрасный дворец, точно из сказки, дом-шкатулка. Но неоднозначно прежние москвичи отнеслись к такому творению. То ли от зависти и злобы, то ли от отсутствия вкуса или моды на такое, стали они говорить про дом всякие гадости – пошлостью и безвкусицей обзывали, писали, что только лапотный купец может создать такое. Знали бы они, что через несколько лет дом этот послужит образцом для многих других московских архитекторов Щусева, Померанцева и Шервуда, которые подарят Москве великолепные творения Исторического музея и ГУМа.

Но Игумнов жил тогда, и как настоящий олигарх, который ждал восхищения и похвалы, а вместо этого получил разгром, очень обиделся на данное обстоятельство и предъявил свои претензии Поздееву. Мол, неужели и вправду пошлость и безвкусица? Обиженный архитектор, который по праву считал свое произведение лучшей постройкой последнего времени, сказал ему об этом и в сердцах завил, что тот действительно сиволапый купец, если этого не понимает! Игумнов в ответ наорал на архитектора, припомнил ему, что тот не уложился в миллион, обвинил его в растрате, и суд постановил оплатить излишки аж на 250 тысяч. Поздеев в ужасе, понимая что таких денег ему никогда не собрать, крикнул Игумнову: «Проклинаю этот дом! Никогда и никому он родным не станет, никто в нем нормально жить не будет!». Через неделю архитектор Поздеев в Ярославле покончил собой.

Дальше – больше. Привёз Игумнов в свой московский особняк полюбовницу-красавицу Любу. Стала она там жить практически одна – Игумнов почти все время в разъездах был по делам, да и в Ярославле с семейством. А Любе скучно и страшно было в таком огромном особняке жить, то и дело говорила она Игумнову, что явно видит по ночам призрак умершего архитектора. Тогда Игумнов посоветовал ей почаще звать в гости знакомых. Вот и позвала Люба. А когда неожиданно приехал ночью Игумнов в свой дом, то застал там в спальне пару своей Любе. Выбросил он ухажера в окно, а Любу схватил за плечи, затряс от ярости да и толкнул на стену. И надо же было так случиться, что Люба ударилась насмерть о ту самую лепнину, что удорожила проект и стала причиной раздора с Поздеевым. Легенда гласит, что от страха разоблачения Игумнов на следующий день замуровал тело Любы в одной из стен дома. Жить в этом доме сам перестал, вспомнил о нем через только несколько лет когда многое позабылось, сделал там ремонт, купил новую мебель, посуду и решил устроить по этому поводу небывалый по московскому размаху бал. А чтобы показать своё баснословное богатство — велел на пол в огромном парадном зале положить золотые царские монеты. Не пришло в голову Игумнову, что гости не только будут ходить по золотым монетам, а топтать своими ногами отчеканенный на монетах профиль самого императора Николая Второго. Кто-то из гостей естественно об этом донес, и царь ссылает Игумнова в его имение на берегу Чёрного моря рядом с абхазским селом Алахадзы с запрещением посещать Москву и Санкт-Петербург.

Читать еще:  Статусы про лучшую подругу со смыслом и глубиной. Что можно написать про лучшую подругу

Игумнов кстати и в ссылке не растерялся и здесь проявил свою предпринимательскую жилку — купил 600 десятин земли, изучил районный климат, осушил болота благодаря посадкам эвкалиптов и кипарисов, посадил на бывших болотах сады с мандаринами, киви, манго, тунгой, табаком и лечебными деревьями и стал разводить домашних животных. На берегу моря построил рыбоконсервный завод, свой маленький дворец, для рабочих построил общежития с комнатами на двоих, с отдельными курительными залами, для семейных рабочих построил домики, которые через какое-то время переходили в собственность семьи рабочего вместе с участком земли. После революции Николай Васильевич добровольно передал свои огромные хозяйства новой власти и остался работать простым агрономом при совхозе имени III Интернационала. Огромную букву «И», по которой посажены кипарисовые аллеи, можно легко увидеть сейчас на карте Абхазии, снятой из космоса. А каждый житель Пицунды, в территорию которого вошло село Алахадзы, показывая приезжим свой край обязательно скажет: «Это Игумнов посадил… это Игумнов построил…»

В то время пока Игумнов трудился на благо Абхазии в его доме на Якиманке разместили предприятие Госзнака, на котором чеканили советскую мелочь, в комнатах расквартировали рабочих, а в залах устроили фабричный клуб. Умер Игумнов в 1924 году, в этом же году умер вождь мирового пролетариата Владимир Ульянов Ленин. Как известно тело вождя было решено забальзамировать, что и было сделано. Внутренности все вытащили, а с мозгом решили поработать отдельно. В 1925 году из особняка Игумнова выселяют Госзнак и создают там суперсекретное заведение под названием Институт мозга, где изучают устройство мозга великого человека и выискивают разницу с обычными мозгами. Так ничего и не находят кроме того, что мозг Ленина оказался гораздо меньше его обычных собратьев. Дальше привозят туда мозги поэтов Маяковского и Багрицкого, писателей Горького и Анри Барбюса, наркомов Луначарского и Цюрюпы, революционерки Клары Цеткин, политических деятелей Кирова и Куйбышева, академиков Циолковского, Мичурина, Плеханова и Павлова, артиста цирка Дурова, певца Собинова, композитора Ипполитова-Иванова и многих других на несколько страниц для выявления тайны гениальности и создания специального Пантеона. Помимо этих мозгов институт мозга имел коллекцию мозгов средних людей разных национальностей: 6 русских мозгов, 2 татарских, чувашский, армянский, грузинский, еврейский, тюркский. Все мозги находились под непрерывной охраной ОГПУ, и ходить мимо особняка было делом неприятным, потому что даже директор Института мозга Саркисов сообщил сотруднику ТАСС следующее: «Кажется, что после смерти мозг еще продолжает жить здесь. Кажется, что он живет в этих лабораториях, в этом стильном особняке, где сосредоточены научные усилия по глубокому изучению такого сложного органа, как мозг». В 38-м места в этом особняке для всех мозгов, научных сотрудников, их изучающих, и многочисленных химических препаратов не стало хватать, и Институт

посол Франции Жак де Глиниасти в особняке

мозга переселяют в другое место, а особняк передают посольству Франции в СССР. Французы немало потрудились над ремонтом и вычищением дома от запахов химпрепаратов. С 1979 года этот дом стал личной резиденцией господина посла Франции в России. Сейчас эту должность Чрезвычайного и Полномочного Посла занимает Жан де Глиниасти.

Ну а Вы обязательно Идите и Смотрите этот удивительный московский особняк хотя бы снаружи (раз внутрь к себе французы не пущают) но на всякий случай, все же рекомендую осматривать с противоположной стороны улицы…мало ли что…)

Загадочный дом-терем на Якиманке, построенный опальным купцом и мандариновым плантатором

Особняк купца Игумнова – одно из самых красивых и таинственных зданий в современной Москве. Во-первых, в него не так просто попасть, потому что в нем расположена резиденция посла Франции. Во-вторых, про этот дом ходят невероятные слухи и легенды. В-третьих, сам его «теремочный» вид с огромным количеством ярких декоративных элементов и уникальных деталей вызывает мысли о волшебстве и переносит в сказку.

Читать еще:  21 нед беременности какой ребенок. Можно ли заниматься сексом? Режим питания и вес мамы

Купец хотел поразить всю Москву

Владелец крупнейшего текстильного предприятия (Ярославской Большой мануфактуры) и золотых приисков, богатейший купец Николай Игумнов в конце XIX века построил этот каменный дом в очень непрестижном и отдаленном на тот момент районе Москвы – в конце улицы Якиманки.

По одной из версий, выбор участка для постройки богатого дома в таком странном месте был связан с тем, что купец вырос в этих краях (хотя большая часть его жизни, как известно, прошла в Ярославле), но это лишь гипотеза.

Стоявший на выкупленном участке старый деревянный дом купец снес. Над проектом нового здания по заказу Игумнова трудился ярославский архитектор Николай Поздеев. В итоге он сотворил настоящий архитектурный шедевр, которым мы теперь имеем возможность любоваться. Впрочем, московское общество того времени посчитало дом не современным и даже вульгарным.

Возведенное здесь новое здание удачно вписалось в пейзаж – оно хорошо сочеталось со стоявшими на Якиманке особняками, построенными в стиле ампир, даже несмотря на то, что было немного выше и отличалось от них более роскошным и затейливым видом.

Необычные крыши дома делают его похожим на древнерусские палаты, фасады удивительно праздничны – тут и кладка из специально привезенного из Голландии кирпича, и изумительная отделка натуральным камнем, и интересные изразцы в «ярославском» стиле, изготовленные на фабрике Кузнецова (рисунки выполнил художник-керамист С. Масленников). Кроме того, к работам были привлечены лучшие резчики. В общем, получился сказочно-богатый терем.

Не менее шикарны были и внутренние интерьеры – по заказу хозяина их выполнили в стиле, сочетающем с себе русские традиции и классицизм, что было в те времена модно. Кстати, отделку интерьеров заканчивал брат архитектора Иван (Николай Поздеев скончался в 1893 году, так и не увидев свой проект в полном завершении.

В 1901-м Николай II выслал Игумнова в Абхазию, и в столицу хозяин особняка больше не вернулся. В 1917 году дом, как и все купеческие особняки, национализировали.

Правда и вымысел о Николае Игумнове

Купец 1-й гильдии, известный благотворитель и, как сказали бы в наше время, олигарх Николай Игумнов – личность интересная, таинственная и даже легендарная. Во-первых, считается, что именно Игумнов привез в Абхазию мандарины. Но эту историю стоит начать с другой истории – ставшей причиной ссылки Игумнова на Кавказ.

Однажды, желая поразить московское общество своей роскошью, купец устроил у себя в доме шикарный вечер с балом и для пущей «крутизны» рассыпал по всему полу золотые монеты. Гостям приходилось ходить прямо по ним – при том, что на монетах был отчеканен лик Николая II. Неудивительно, что об этой выходке вскоре доложили царю, и она не понравилась самодержцу. За чем и последовала ссылка.

Именно в Абхазии Игумнов увлекся разведением садов, решив выращивать экзотические фрукты. Он осушил местные болота, привез из Кубани чернозем и высадил на будущих плантациях несколько видов плодовых деревьев (манго, киви, мандарины), привезенных из соседней Турции, а также табак. Мандарины отлично прижились, принеся Игумнову неплохой доход и обеспечив впоследствии многие семьи Абхазии возможностью делать неплохой бизнес.

Кстати, здесь, в Гагрском районе Абхазии, Игумнов обустроил поселок Алахадзы (существовавший тут еще с античных времен) и открыл рыбоконсервный завод.

Интересно, что после революции Игумнов остался в Абхазии (при том, что его семья уехала в Европу) и добровольно передал советской власти свое имущество, в том числе и сады. Садоводческое хозяйство превратилось в «Цитрусовый совхоз имени Третьего Интернационала».

Известно, что Игумнов остался работать при совхозе агрономом. Умер он в Абхазии в 1924 году. Сейчас его сады, увы, почти заброшены.

А вот легенда, связанная со знаменитым домом Игумнова на Якиманке – в отличие от истории с мандаринами, вряд ли могла произойти на самом деле. Среди старожилов этого района Москвы до сих пор гуляют слухи, что в этом доме купец якобы в пылу гнева и ревности убил свою любовницу, которая изменила ему с другим.

Поговаривали, что хозяин дома убив неверную возлюбленную, замуровал её в одной из стен. Согласно слухам, по ночам по этому дому до сих пор ходит ее призрак. Но это, конечно, просто страшилка.

Загадочный дом-терем на Якиманке, построенный опальным купцом и мандариновым плантатором

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Читать еще:  Как отличить ложные схватки от настоящих? Симптомы и признаки ложных и настоящих схваток при беременности. Что такое тренировочные схватки: когда начинаются и сколько длятся

Купец хотел поразить всю Москву

Владелец крупнейшего текстильного предприятия (Ярославской Большой мануфактуры) и золотых приисков, богатейший купец Николай Игумнов в конце XIX века построил этот каменный дом в очень непрестижном и отдаленном на тот момент районе Москвы – в конце улицы Якиманки.

По одной из версий, выбор участка для постройки богатого дома в таком странном месте был связан с тем, что купец вырос в этих краях (хотя большая часть его жизни, как известно, прошла в Ярославле), но это лишь гипотеза.

Стоявший на выкупленном участке старый деревянный дом купец снес. Над проектом нового здания по заказу Игумнова трудился ярославский архитектор Николай Поздеев. В итоге он сотворил настоящий архитектурный шедевр, которым мы теперь имеем возможность любоваться. Впрочем, московское общество того времени посчитало дом не современным и даже вульгарным.

Возведенное здесь новое здание удачно вписалось в пейзаж – оно хорошо сочеталось со стоявшими на Якиманке особняками, построенными в стиле ампир, даже несмотря на то, что было немного выше и отличалось от них более роскошным и затейливым видом.

Необычные крыши дома делают его похожим на древнерусские палаты, фасады удивительно праздничны – тут и кладка из специально привезенного из Голландии кирпича, и изумительная отделка натуральным камнем, и интересные изразцы в «ярославском» стиле, изготовленные на фабрике Кузнецова (рисунки выполнил художник-керамист С. Масленников). Кроме того, к работам были привлечены лучшие резчики. В общем, получился сказочно-богатый терем.

Не менее шикарны были и внутренние интерьеры – по заказу хозяина их выполнили в стиле, сочетающем с себе русские традиции и классицизм, что было в те времена модно. Кстати, отделку интерьеров заканчивал брат архитектора Иван (Николай Поздеев скончался в 1893 году, так и не увидев свой проект в полном завершении.

В 1901-м Николай II выслал Игумнова в Абхазию, и в столицу хозяин особняка больше не вернулся. В 1917 году дом, как и все купеческие особняки, национализировали.

Правда и вымысел о Николае Игумнове

Купец 1-й гильдии, известный благотворитель и, как сказали бы в наше время, олигарх Николай Игумнов – личность интересная, таинственная и даже легендарная. Во-первых, считается, что именно Игумнов привез в Абхазию мандарины. Но эту историю стоит начать с другой истории – ставшей причиной ссылки Игумнова на Кавказ.

Однажды, желая поразить московское общество своей роскошью, купец устроил у себя в доме шикарный вечер с балом и для пущей «крутизны» рассыпал по всему полу золотые монеты. Гостям приходилось ходить прямо по ним – при том, что на монетах был отчеканен лик Николая II. Неудивительно, что об этой выходке вскоре доложили царю, и она не понравилась самодержцу. За чем и последовала ссылка.

Именно в Абхазии Игумнов увлекся разведением садов, решив выращивать экзотические фрукты. Он осушил местные болота, привез из Кубани чернозем и высадил на будущих плантациях несколько видов плодовых деревьев (манго, киви, мандарины), привезенных из соседней Турции, а также табак. Мандарины отлично прижились, принеся Игумнову неплохой доход и обеспечив впоследствии многие семьи Абхазии возможностью делать неплохой бизнес.

Кстати, здесь, в Гагрском районе Абхазии, Игумнов обустроил поселок Алахадзы (существовавший тут еще с античных времен) и открыл рыбоконсервный завод.

Интересно, что после революции Игумнов остался в Абхазии (при том, что его семья уехала в
Европу) и добровольно передал советской власти свое имущество, в том числе и сады. Садоводческое хозяйство превратилось в «Цитрусовый совхоз имени Третьего Интернационала».
Известно, что Игумнов остался работать при совхозе агрономом. Умер он в Абхазии в 1924 году. Сейчас его сады, увы, почти заброшены.

А вот легенда, связанная со знаменитым домом Игумнова на Якиманке – в отличие от истории с мандаринами, вряд ли могла произойти на самом деле. Среди старожилов этого района Москвы до сих пор гуляют слухи, что в этом доме купец якобы в пылу гнева и ревности убил свою любовницу, которая изменила ему с другим.

Поговаривали, что хозяин дома убив неверную возлюбленную, замуровал её в одной из стен. Согласно слухам, по ночам по этому дому до сих пор ходит ее призрак. Но это, конечно, просто страшилка.

Текст: Анна Белова

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Источники:

http://seeandgo.ru/?p=1197
http://cont.ws/post/1411164
http://kulturologia.ru/blogs/290619/43532/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector
×
×