0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Татьяна львовна сухотина-толстая дневник — дневник. Сухотина-толстая татьяна львовна

Татьяна львовна сухотина-толстая дневник — дневник. Сухотина-толстая татьяна львовна

Татьяна Львовна Сухотина-Толстая Дневник

Сост. и автор вступит. статьи Т. Н. Волкова.

М.: Современник, 1979.

OCR Ловецкая Т. Ю.

Татьяна Львовна Сухотина-Толстая вела Дневник с четырнадцати лет: первая запись сделана ею 28 октября 1878 года в Ясной Поляне <Первая страница Дневника не сохранилась. Возможно, что 28 октября – не первый, а второй или третий день записей.>, последняя -13 декабря 1932 года в Риме <Даты указываются до 1918 года – по старому стилю, после 1918 г., как у Татьяны Львовны,- двойные, во время ее пребывания за границей – по новому стилю.>. И за эти пятьдесят четыре года через все записи проходит любовь старшей дочери к отцу и ответное его чувство. «За всю мою жизнь то особенно сильное чувство любви и благоговения, которое я испытывала к отцу,- писала Татьяна Львовна,- никогда не ослабевало. И по тому, что я сама помню, и по тому, что мне рассказывали, и он особенно нежно всегда ко мне относился» <Сухотина-Толстая Т. Л. Воспоминания. М., 1976, с. 48.>. Дневник ее, писанный о себе и для себя, проигрывая иногда в полноте и обстоятельности, много выигрывает в искренности и непосредственности. «Если кто-нибудь, когда-нибудь прочтет мой дневник,- заносит она на страницы своей тетради 29 мая 1882 года,- то не осуждайте меня, что я пишу такой вздор и так несвязно. Я пишу все то, что мне только в голову приходит, и искренне надеюсь, что никто, никогда его не прочтет».

Как хорошо, что это не сбылось! Дневник ее много дает читателю для постижения эпохи, среды, быта семьи Толстых и, конечно, главное, сведения, о самом гениальном писателе. Не говоря уж о том, что письма, им написанные, ряд событий, приезды его, отъезды – точно и правильно датируются на основании ее свидетельств.

За первые годы Дневник ее написан по-детски, кратко. О Толстом всего восемнадцать упоминаний, но и они характерны: Лев Николаевич еще страстный охотник, сторонится «светских» знакомых Софьи Андреевны в Туле, «не любит лекарств и никогда, ничем не лечится» <Дневник. Запись 5 января 1879 г.>.

Внутренняя, душевная жизнь отца пока еще незаметна для пятнадцатилетней дочери его.

Дневник молодости более обширен; внимание се главным образом сосредоточено на личной жизни: светских развлечениях, веселье, небольших романах. Но в ней уже постепенно, неуклонно, вполне осознанно начинается внутреннее сближение с отцом, тот процесс, который так искренне отражен на страницах Дневника.

Еще в 1909-1915 годах первый биограф Л. Н. Толстого – П. И. Бирюков, как он пишет в своем предисловии к третьему тому биографии писателя, включил (с разрешения Татьяны Львовны) большие выдержки из ее Дневника (описание, работы с отцом «на голоде», поездку в Петербург к Победоносцеву) в свою книгу, которая вышла в 1921 году на русском языке в Берлине в издательстве И. П. Ладыжникова, а через год была переиздана в Москве <Бирюков П. И. Биография Л. Н. Толстого, Т. III. M., Госиздат, 1922>. Немного позднее описание ее встречи с Победоносцевым перепечатано в кн.: «Толстой. Памятники творчества и жизни. 3». М., 1923, с. 62-72.

Вскоре после смерти Татьяны Львовны (она скончалась в Риме 21 сентября 1950 года) Дневник был издан отдельной книгой (не целиком):

1) на английском языке в Лондоне, 1950, изд-во Harwill Press.

2) тоже на английском языке, в Нью-Йорке, 1951: «The Tolstoy home. Diaries of Т. Sukhotin-Tolstoy». Columbia University Press.

3) на французском языке с предисловием Андрэ Моруа в 1953 г. Tatiana Tolstoi: Journal. Изд-во Plon. Paris.

В предисловии (стр. X) А. Моруа писал: «Т. Л. Сухотина-Толстая, из скромности, никогда не собиралась печатать свой дневник, начатый ею в 14 лег. Один из ее друзей, писатель и философ <Вячеслав Иванов, поэт-символист.>, прочитал случайно ее дневник и стал настаивать на его издании. Она согласилась, потому что главным делом своей жизни считала сохранение и распространение идей отца. А Дневник мог этому способствовать. Но она робела и смущалась при мысли, что все будут читать то, что она писала для себя одной».

На русском языке Дневник Т. Л. Сухотиной-Толстой отдельным изданием не выходил ни разу. Выдержки из него Н. Н. Гусев включил в IV том своей биографии Толстого <Гусев Н. Н. Л. Н. Толстой. М., изд-во "Наука", 1970.>и пользовался им в работе над «Летописью жизни и творчества Л. Н. Толстого» <Гусев Н. Н. Летопись. М., Гослитиздат, 1960>.

Отрывки из дневника Татьяны Львовны, начиная с 1970-х годов, стали появляться в газетах и в журнале «Новый мир» <"Новый мир", 1973, No 12.>. Наиболее полная сводка всех предыдущих публикаций – в книге: Сухотина-Толстая Т. Л. «Воспоминания», М., «Художественная литература», 1976, с. 167-240.

В настоящем издании Дневник Т. Л. Сухотиной-Толстой печатается по хранящимся в Государственном музее Л. Н. Толстого в Москве подлинным тетрадям. Их всего двадцать семь: три хранились в Архиве Музея с 1925 года, когда она уехала за границу, остальные двадцать четыре переданы в дар Татьяной Михайловной Альбертини, рожд. Сухотиной, – дочерью Татьяны Львовны, живущей с семьей в Риме.

Дневники Т. Л. Толстой за 1878-1910 годы печатаются с небольшими сокращениями, которые были намечены ею самой. Вторая часть Дневника (1911-1932), когда Л. Н. Толстого уже не было в живых, вошла в настоящую книгу частично, поскольку там есть интересные данные о жизни и творчестве великого писателя.

Читать еще:  Гербер праздник удмуртов история. Как проходит национальный удмуртский праздник Гербер? Зачем молодых жен бросали в реку, и кто их спасал

Считаю приятным долгом принести глубокую благодарность старшему научному сотруднику Государственного музея Л. Н. Толстого, кандидату наук, Эвелине Ефимовне Зайденшнур, которая пятьдесят четыре года плодотворно работает над изучением наследия Л. Н. Толстого. Ее дружеские советы и указания немало помогли мне в работе над Дневником Татьяны Львовны. Ряд сведений о крестьянах я получила летом 1965 года в деревне Ясная Поляна от В. С. Ляпуновой, которая полжизни прожила в семье Толстых и умерла в преклонном возрасте в Ясной Поляне.

Сотрудники Отдела Фондов ГМТ – О.Е.Ершова, Т. К. Поповкина и И. В. Ильенкова – отобрали для Дневника интересные фотографии и помогли мне в датировке их; приношу им мою глубокую благодарность.

В издании сохранена стилистика и орфография автора дневника. Т. Волкова Дневник

Татьяна Сухотина, дочь Толстого

«С большой любовью вспоминаю я своё детство. И с чувством горячей благодарности думаю о тех, кто окружал меня в эту счастливую пору моей жизни. Я выросла среди людей, любящих друг друга и меня. Мне казалось, что такое отношение естественно и свойственно человеческой природе. Я так думаю и теперь. И хота я за свою длинную жизнь иногда видела злобу и ненависть между людьми, — я знаю, что такое отношение так же неестественно, как болезнь. И так же, как болезнь, происходит от нарушения самых первоначальных законов человеческой жизни.
Так же естественны были и внешние условия нашей жизни. Жизнь в деревне дала мне любовь к уединению, к спокойствию и дала привычку наблюдать и любить природу. Трём людям я особенно благодарна за своё детство: Отцу, руководившему нашей жизнью и поставившему вас в те условия, в которых мы выросли. Матери, в этих условиях украсившей нам жизнь всеми теми способами, которые были ей доступны, и — Ханне, нашей английской воспитательнице, прожившей в нашей семье шесть лет и давшей нам столько любви, заботы и твёрдых нравственных основ. Среди этих трёх людей, занимавших главное место в моей памяти, прошло моё детство». (Сухотина. Воспоминания. С. 29)

Образование Татьяна получила дома. Рано открылась в ней тяга к рисованию. Отца часто навещали известные люди, бывали среди них и художники. Однажды Льва Николаевича посетил Иван Крамской (его кисти принадлежит известный портрет писателя). Художник произвел неизгладимое впечатление на 9-летнюю Таню.
И Толстой пригасил пригласил для дочери учителя рисования. В дальнейшем Татьяна периодически училась в московском Училище живописи, ваяния и зодчества, ее учителями в разное время были Перов В. Г., Прянишников И. М., Пастернак Л. О. Татьяна Львовна общалась с художником Репиным И. Е. и Ге Н. Н., которые отмечали в ней способности и поддерживали советами. Однако сама Татьяна к своим работам относилась требовательно, зачастую обесценивая свой талант.

«Моя живопись меня путает — что из неё выйдет? — писала она в дневнике в 1889 г. — Убью много времени, труда, а никогда не дойду до того, чтобы быть в состоянии сказать посредством её что-нибудь хорошее людям. Да я и не довольно хороший человек для этого. Папа вчера написал маленькую статью об искусстве, и по ней я увидела, как мало шансов мне сделаться художником»

«Событие это вызвало в нас, родителях, такую сердечную боль, какой мы не испытывали со смерти Ванечки. Всё наружное спокойствие Льва Николаевича исчезло; прощаясь с Таней, когда она, сама измученная и огорчённая, в простом сереньком платье и шляпе, пошла наверх, перед тем как ей идти в церковь, — Лев Николаевич так рыдал, как будто прощался со всем, что у него было самого дорогого в жизни. Лев Николаевич горевал и плакал по Тане ужасно и наконец заболел…»

Когда я говорю о ней (прим. о Татьяне Львовне), каждый раз переживаю очень сильные эмоции. Мне было 13 лет, когда она умерла. Она была замечательной женщиной, у нее был дар глубокого проникновения в понимании детей. Она всегда хотела иметь много детей, но у нее была только моя мама. У нее было семь неудачных беременностей, и, как правило, в семь месяцев они прерывались… Во время войны мои родители скрывались, они были антифашистами, и мы с братом жили у бабушки в Риме. Я спала в так называемой толстовской комнате, потому что в 1925 году, покидая Россию, ей удалось взять с собой некоторые вещи. В ее квартиру приходили с визитами русские знатные дамы, эмигрантки.

Бабушка научила меня, как можно одновременно быть нежной и строгой. Бабушка была очень веселой и жизнерадостной. Она умела щедро делиться, она играла на фортепиано, вязала и стремилась передать это детям. У нас с братом Луиджи разница пять с небольшим лет, и когда мы за столом начинали что-то обсуждать, спорить, она этого не выносила. Причем не ругала нас, не повышала голос, просто вставала из-за стола и уходила на кухню. И еще бабушка никогда не говорила о своих родителях — ни о Льве Николаевиче, ни о Софье Андреевне. Меня это очень глубоко потрясло, особенно когда я повзрослела. Ее точкой отсчета была моя мама, то есть ее дочь Татьяна Михайловна.

Читать еще:  Живописец с картиной последний день помпеи. История создания картины: "Последний день Помпе́и" Карла Павловича Брюллова

Рецензии на книгу « Т. Л. Сухотина-Толстая. Дневник »

Т. Л. Сухотина-Толстая

Старшая дочь Л. Н. Толстого (1864 — 1950) начала дневник с четырнадцати лет и вела его всю жизнь. Своеобразная, интересная жизнь дома Толстых нашла отражение в дневнике Татьяны Львовны.

Лучшая рецензия на книгу

Эта книга попала мне в руки в 8 лет и сподвигла начать собственный дневник. Тогда я, кажется, не осилила ее целиком (во всяком случае в памяти отложились только девические годы Татьяны Львовны и первые годы замужества, но почему-то ничего не помню про голод 1891 года или про революцию), но она произвела на меня колоссальное впечатление. Особенно поразила постоянная внутренняя работа автора над собой, рефлексия, стремление к самосовершенствованию и чистой, нравственной жизни. Это желание «жить по совести», постоянно разбивающееся о несовершенство своей натуры, наверно, всем знакомо.
«Дневник», очевидно, в основном читают как живое свидетельство дочери автора «Войны и мира», однако, на мой взгляд, он интересен и сам по себе. Татьяна Львовна не стала ни выдающимся художником, ни писателем, но она была умным, наблюдательным и просто, мне кажется, очень хорошим человеком. Не люблю выражение «учебник жизни», но так и хочется написать, что читая ее записки, учишься жить, думать, чувствовать.

Эта книга попала мне в руки в 8 лет и сподвигла начать собственный дневник. Тогда я, кажется, не осилила ее целиком (во всяком случае в памяти отложились только девические годы Татьяны Львовны и первые годы замужества, но почему-то ничего не помню про голод 1891 года или про революцию), но она произвела на меня колоссальное впечатление. Особенно поразила постоянная внутренняя работа автора над собой, рефлексия, стремление к самосовершенствованию и чистой, нравственной жизни. Это желание «жить по совести», постоянно разбивающееся о несовершенство своей натуры, наверно, всем знакомо.
«Дневник», очевидно, в основном читают как живое свидетельство дочери автора «Войны и мира», однако, на мой взгляд, он интересен и сам по себе. Татьяна Львовна не стала ни выдающимся художником, ни писателем,… Развернуть

Формат издания 84×108/32
Количество страниц 559
Твердый переплет
Вес в упаковке, г 510

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

Я уже упоминала и не раз, что сейчас с головой ушла в чтение книг о семействе Льва Толстого. Читаю все вперемешку – дневники, воспоминания членов семьи, книги о них, написанные исследователями, произведения Толстого тоже понемногу почитываю в свете новых знаний. Это до того интересное погружение в тему, что я просто не знаю, когда вынырну. Тем более, что книг много, плодовитое семейство было, во всех отношениях.
И вот что уже успела заметить: самое интересное и живое – это именно дневники или мемуары, написанные самими Толстыми. Я долго думала, стоит ли мне писать подробно про все это мое чтение. Решила все-таки поделиться впечатлениями. И начну с дневников старшей дочери Льва Толстого, Татьяны.
Итак, дневник старшей дочери Льва Толстого. Слушайте, как интересно! Она вела дневник не регулярно, но зато с 14 лет – и до самой старости, когда доживала свои дни в Италии, под крылышком дочери и зятя-итальянца. И так забавно при чтении наблюдать, как меняются интересы Тани с возрастом.

Вот ей 14, и она с азартом подсчитывает, сколько папа (ударение на последнем слоге, папА, на французский манер) убил на охоте зайцев и лис.

А вот через несколько лет уже переписывается с подружкой «об офицерах», вызывая недовольство папеньки, заглянувшего через плечо, что она там пишет. (Привычка читать дневники друг друга была у Толстых введена чуть ли не в правило, этакий душевный эксгибиционизм).
Папенька-то хотел бы, чтобы дочь была как княжна Марья из «Войны и Мира», это она сама так пишет в дневнике. А она не такая – она обычная земная девушка, из плоти и крови, ей интересны наряды, балы, кавалеры.

И вот через все, все дневники красной нитью проходит это метание и раздвоение: Татьяна хочет одного, но заставляет себя делать другое, чтобы папА одобрил и похвалил, чтобы вписаться в его нравственные законы и учения. Она искренне хочет быть хорошей, и наблюдает за собой – вот погорельцы приходили, а она не отдала им все деньги, что у нее были на ленточки и прочие расходы, и ей стыдно этой жадности, и вместе с тем стыдно того самолюбования, которое она ощущала при мысли, что отдаст им все-все, пожертвует, совершит такой добрый поступок.

Читать еще:  Кто из художников занимался книжной иллюстрации. Писатели, иллюстрирующие свои книги

Вот сразу видно, кто у девочки папа. Самокопание и внимание к своим чувствам налицо. Но это хорошо, я считаю. Когда человек с детства живет осознанно и понимает, что и почему он делает или не делает. Главное, чтоб в меру. Причем Татьяна ведь была хорошая, добрая, внимательная к другим, талантливая, рисовала отлично. Но это с нашей точки зрения. А она-то себя мерила папенькиной линейкой, с совсем другими нравственными сантиметрами… И разумеется, не дотягивала она до того идеала, который папА проповедовал. Он и сам-то не дотягивал, но разве видела это обожающая его дочь…

И вот это отрицание важности своих желаний и чувств, ощущение всего «земного» — грязным и плохим, так и проходит у Татьяны через всю ее жизнь. Папенька ведь учит, что романы, плотская любовь, брак, половая жизнь – это все грязно.
Папенька так надеялся, что Таня никогда не выйдет замуж, как и другие его дочери. К чему им любовь какого-то офицеришки или помещика, когда они, дочери, должны помогать отцу в великом деле – любви ко всему живому сразу, пропаганде любви во имя любви. Он писал, а дочери переписывали его черновики, были его секретарями, а еще на покос ходили с ним вместе.

И вот читаешь, как двадцатилетняя Татьяна ездит на балы и записывает в дневнике какие-то пустенькие, но такие важные для девушки обрывки флиртов, недосказанностей, признаний, и мучается при этом от своего несовершенства. А через несколько лет она уже отреклась от света и помогает папА, всячески стараясь добиться его признания, ревнует к младшей сестре Маше, потому что Маша ближе к отцу.
Романы и влюбленности у Татьяны были, но замуж она не выходила – то сама отказывала, то отец отговаривал. И главное, она сознавала, что никто, никто из кавалеров ее нравственно не дотягивает до уровня ее папА. То самое, когда образ отца так велик и обожествлен, что ни одному жениху, мужчине не сравниться с ним…

И вот Татьяне уже 35 лет, она верная помощница отца в переписывании его творений, она помогает матери нянчить младших детей, она добрая, понимающая, на нее всегда можно положиться, если матери нужно срочно уехать, если кто-то заболел, если нужна забота и помощь. Кажется, так будет уже всегда, и старая дева Татьяна так и зачахнет под сенью отцовской славы….

И вдруг она в 35 лет хоп – и выходит замуж… За кого? Вся семья в шоке! Не скажу, за кого, не буду вам портить чтение. Ах как рыдал папА, когда дочь уезжала в церковь венчаться.
После замужества ее судьба складывалась тоже непросто. Вот где пригодилась привычка к смирению, к принятию «воли божьей» и всех жизненных тягот…. И с каким героизмом и самоотверженностью Татьяна пыталась стать матерью, не сдаваясь, когда многие женщины бы отчаялись и впали бы в черную депрессию…. Вот честно, я практически не плачу никогда, читая мемуарную литературу… Но когда в ее дневнике, после всех мрачных и нерадостных записей, прочитала слова «сегодня родилась Танюшка», в глазах защипало…
Так вышло, что эта книжка стала первой в моих подступах к семье Толстых. После нее я уже прочла воспоминания Софьи Андреевны, и две книги о жизни Толстых, и немного почитала самого Толстого, для полноты картины…
В планах — читать и читать дальше. И буду постепенно писать о прочитанном, делиться впечатлениями. Знаю, что есть у меня друзья, которые тоже с удовольствием почитают всю эту толстовскую эпопею. Очень рекомендую. Я думала, что кроме семей Цветаевой и Чуковского, я уже никакой семьей не буду так зачитываться. А вот, однако, третья семья, семья Толстых.

Я уже упоминала и не раз, что сейчас с головой ушла в чтение книг о семействе Льва Толстого. Читаю все вперемешку – дневники, воспоминания членов семьи, книги о них, написанные исследователями, произведения Толстого тоже понемногу почитываю в свете новых знаний. Это до того интересное погружение в тему, что я просто не знаю, когда вынырну. Тем более, что книг много, плодовитое семейство было, во всех отношениях.
И вот что уже успела заметить: самое интересное и живое – это именно дневники или мемуары, написанные самими Толстыми. Я долго думала, стоит ли мне писать подробно про все это мое чтение. Решила все-таки поделиться впечатлениями. И начну с дневников старшей дочери Льва Толстого, Татьяны.
Итак, дневник старшей дочери Льва Толстого. Слушайте, как интересно! Она вела дневник не… Развернуть

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=96792&p=1
http://kunstru.ru/%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F%D0%BD%D0%B0-%D1%81%D1%83%D1%85%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%B4%D0%BE%D1%87%D1%8C-%D1%82%D0%BE%D0%BB%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B3%D0%BE/
http://www.livelib.ru/book/1000093699-t-l-suhotinatolstaya-dnevnik-t-l-suhotinatolstaya

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector