3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Теракт в театре на дубровке. Сколько было террористов и сколько погибло заложников? Решения еспч по искам пострадавших

Теракт на Дубровке 16 лет назад. Как это было

Шестнадцать лет назад террористы захватили Театральный центр на Дубровке в Москве. В результате нападения погибли 130 человек, десять из которых были детьми. Кроме этого, жертвой трагедии 16-летней давности стал писатель Александр Карпов, девять игравших в оркестре музыкантов, а также актёры Кристина Курбатова и Арсений Куриленко.

Теракт на Дубровке — террористическая акция в Москве, длившаяся с 23 по 26 октября 2002 года, в ходе которой группа вооруженных боевиков во главе с Мовсаром Бараевым захватила и удерживала заложников из числа зрителей мюзикла «Норд-Ост» в Театральном центре на Дубровке, находившемся в здании Дома культуры ОАО «Московский подшипник» («1 ГПЗ»). В результате штурма здания бойцами спецназа были ликвидированы все террористы и освобождено большинство заложников. В общей сложности, по официальным данным, погибли 130 человек из числа заложников (по утверждению общественной организации «Норд-Ост», 174 человека).

Источник: obozrevatel.com

План крупномасштабного теракта в Москве был разработан летом 2002 года в штабе лидера чеченских бандформирований — «президента Ичкерии» Аслана Масхадова. Он включал не только захват нескольких сотен заложников в здании во время культурного мероприятия, но и подрыв начиненных взрывчаткой автомобилей в местах массового скопления мирных граждан. Командиром диверсионно-террористической группы был назначен полевой командир Мовсар Бараев.

Источник: obozrevatel.com

В захвате заложников в Москве предполагалось участие около 50 боевиков, половину из которых должны были составлять женщины-смертницы. Оружие в столицу террористы доставили в багажниках легковых автомобилей. Для камуфляжа использовались яблоки. Кроме того, в начале октября 2002 года из Ингушетии в Москву на грузовом автомобиле с арбузами были доставлены три взрывных устройства большой мощности. Сами боевики добирались до столицы разными путями. Большая часть террористов прибыла на автобусе Хасавюрт — Москва за несколько дней до захвата театра. Некоторые смертницы прилетели в Москву на самолете из Ингушетии, а Бараев 14 октября прибыл на Казанский вокзал на поезде в сопровождении еще двух боевиков.

Источник: yaplakal.com

Изначально в качестве места возможного теракта рассматривались Московский дворец молодежи, Театральный центр на Дубровке и Московский государственный театр эстрады. Основной целью было выбрано второе здание, поскольку оно находилось вдалеке от центра города, имело большой зрительный зал и малое количество прочих помещений. Здание Театрального центра на Дубровке было построено в 1974 году на улице Мельникова и называлось Дворцом культуры Первого государственного подшипникового завода. В 2001 году для нужд создателей мюзикла «Норд-Ост» по роману Вениамина Каверина «Два капитана» оно было переоборудовано и переименовано.

Источник: obozrevatel.com

23 октября 2002 года в 21.15 в здание Театрального центра на Дубровке ворвались вооруженные люди в камуфляже, прибывшие на трех микроавтобусах. Основная часть группы направилась в концертный зал, где в это время шел мюзикл «Норд-Ост» и находились более 800 зрителей. Другие боевики стали проверять остальные помещения театрального центра, сгоняя в основной зал находившихся там людей. Всего в заложники были захвачены 912 человек (по некоторым источникам, 916). Среди них оказались иностранные граждане.

Источник: obozrevatel.com

Боевики уложили бомбы вдоль стен зрительного зала на расстоянии пяти метров друг от друга, а в центре него и на балконе разместили металлические баллоны, рядом с которыми постоянно дежурили смертницы. Внутри каждого баллона был 152-миллиметровый артиллерийский осколочно-фугасный снаряд. Внутренняя полость между снарядом и стенкой баллона была заполнена поражающими элементами. Женщины-террористки расположились в шахматном порядке у противоположных стен. Они закрывали зал по секторам в 30 градусов. Начинка пояса «шахида» — два килограмма пластичного взрывчатого вещества (plastic explosives) и еще килограмм металлических шариков. Запланированные взрывы должны были идти навстречу друг другу, уничтожая все живое. Для этого был сделан центральный пульт управления.

Некоторым заложникам разрешили позвонить родным, сообщить о захвате и о том, что за каждого убитого или раненого боевика террористы будут расстреливать по десять человек.

Источник: obozrevatel.com

К десяти часам вечера к Театральному центру на Дубровке были стянуты усиленные наряды милиции, бойцы из отряда спецназа, военнослужащие внутренних войск, бронетехника.

Сразу после захвата части актеров и служащим театрального центра, находившимся в служебных помещениях, удалось бежать из здания через окна и запасные выходы. Поздно ночью террористы отпустили 17 человек без каких-либо условий.

24 октября в 5.30 утра в здание Театрального центра беспрепятственно вошла молодая женщина (позднее выяснилось, что это была Ольга Романова, продавец находящегося по соседству парфюмерного магазина), а в 8.15 — подполковник Константин Васильев. Они были расстреляны боевиками.

Источник: yaplakal.com

Первая попытка установить контакт с террористами была предпринята 24 октября: в 00.15 в здание центра прошел депутат Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов. Главарь, Мовсар Бараев, потребовал встречи с властями. После этого к нему до раннего утра 26 октября ходили некоторые российские политики (Иосиф Кобзон, Григорий Явлинский, Ирина Хакамада), врачи (Красного креста, Леонид Рошаль, Анвар Эль-Саид), журналисты (Анна Политковская, Сергей Говорухин, Марк Франкетти, съемочная группа канала НТВ), глава Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков, экс-президент Ингушетии Руслан Аушев, певица Алла Пугачева. В ходе этих переговоров террористы отпустили более двух десятков заложников.

С помощью технических средств было зафиксировано множество телефонных контактов террористов с их сообщниками в Чечне, Турции и ряде арабских стран.

24 октября в 19 часов катарский телеканал «Аль-Джазира» показал обращение главы боевиков Мовсара Бараева, записанное за несколько дней до захвата Театрального центра: террористы объявляли себя смертниками и требовали вывода российских войск с территории Чечни.

Читать еще:  Как определить проблему в предложенном тексте? Подготовка к егэ Многие современные авторы пробуют объяснить загадки.

Источник: yaplakal.com

25 октября в 15 часов в Кремле президент РФ Владимир Путин провел совещание с главами МВД и ФСБ. По итогам встречи директор ФСБ Николай Патрушев заявил, что власти готовы сохранить террористам жизнь, если они освободят всех заложников.

Боевики вели себя крайне агрессивно. Они заявили, что утром 26 октября начнут убивать заложников.

Захват здания разрабатывался оперативным штабом с первых минут. Перед штурмом спецподразделения отрабатывали свои действия в аналогичном здании. Чтобы избежать несанкционированного взрыва и массовых жертв, было принято решение применить нервно-паралитический газ.

В ночь на 26 октября одна из групп спецназа проникла на первый этаж здания, где располагались технические помещения. Опасаясь снайперов, террористы туда не спускались. Из подсобок были проделаны небольшие отверстия в стенах и перегородках. С их помощью удалось получить доступ к вентиляции, а также установить видеоаппаратуру.

26 октября в 5.30 у здания театрального центра раздались три взрыва и несколько автоматных очередей. Около 6.00 спецназ начал штурм. В 6.30 официальный представитель ФСБ сообщил, что театральный центр находится под контролем спецслужб, Мовсар Бараев и большая часть террористов уничтожены.

В 7.25 помощник президента РФ Сергей Ястржембский официально заявил, что операция по освобождению заложников завершена. Все террористы уничтожены, заложники освобождены. Около 8.00 заместитель главы МВД Владимир Васильев сообщил, что освобождено более 750 заложников, погибли 67 человек. В больницы с разными степенями отравления попали шесть с половиной сотен заложников, часть из них врачам не удалось спасти.

Источник: protoinfo.ru

В результате число жертв теракта достигло 130 человек (10 детей), из них пятеро были расстреляны террористами. Среди погибших детей — двое артистов из детской труппы театра. По официальным данным, в ходе операции по освобождению заложников были убиты 40 террористов. Из театрального центра взрывотехники изъяли в общей сложности 30 взрывных устройств, 16 гранат Ф-1 и 89 самодельных ручных гранат. Общий тротиловый эквивалент взрывчатки составлял порядка 110-120 килограммов. Зданию был причинен ущерб более чем на 60 миллионов рублей.

Источник: protoinfo.ru

Спустя год после трагедии на площади у театрального центра был открыт памятник, а на самом здании — мемориальная доска с поименным списком погибших.

После трагических событий было проведено тщательное расследование случившегося. Через много лет президент РФ Владимир Путин сообщил, что террористы не планировали освободить всех заложников в театральном центре. По его словам, в их планах «было взять автобус с заложниками, выехать на Красную площадь и прямо на Красной площади расстреливать, выбрасывая тела на улицу, с целью оказать воздействие на руководство, спецслужбы».

Он также сообщил, что люди погибли «не из-за перестрелок, которые состоялись, и даже не из-за газа». Они погибли из-за неумения действовать в той обстановке, так как было достаточно доз антидота, который нужно было ввести людям. В тех сложных условиях кому-то сделали два-три раза укол, а кому-то ни одного раза.

В связи с захватом заложников 23 октября 2002 года было возбуждено уголовное дело. В рамках расследования обвинения в организации теракта заочно были предъявлены, в частности, Шамилю Басаеву, Зелимхану Яндарбиеву и Ахмеду Закаеву. Двое первых были уничтожены в 2005–2006 годах, Закаев скрывается от российского правосудия за границей.

Следствие установило, что «Басаев, являясь руководителем незаконного вооруженного формирования, действующего на территории Чеченской республики, спланировал проведение в Москве террористических акций: взрывы в людных и общественно-значимых местах». С этой целью он создал преступное сообщество, в которое входили более 50 человек. В июне 2003 года прокуратура Москвы прекратила уголовные дела в отношении захватчиков Театрального центра на Дубровке в связи с их смертью.

Мосгорсуд в апреле 2004 года приговорил к наказанию от 15 до 22 лет лишения свободы братьев Алихана и Ахъяда Межиевых, Аслана Мурдалова и Ханпашу Собралиева. Их признали виновными в подрыве автомобиля у «Макдоналдса» на юго-западе Москвы, а также в пособничестве терроризму и захвате заложников в «Норд-Осте».

В пособничестве при захвате заложников также были признаны виновными Асланбек Хасханов (приговорен к 22 годам лишения свободы) и Заурбек Талхигов (приговорен к 8,5 годам лишения свободы в колонии строгого режима).

В июне 2007 года следствие по уголовному делу по факту захвата заложников в Театральном центре на Дубровке было приостановлено в связи с неустановлением местонахождения лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, розыск которых был поручен управлению уголовного розыска ГУВД Москвы.

17 декабря 2014 года стало известно о возобновлении расследования в связи с задержанием Хасана Закаева.

Хасан Закаев

По данным следствия, он в 2002 году организовывал транспортировку в Москву оружия и самодельных взрывных устройств, которые и были использованы террористами. В январе 2016 года уголовное дело Закаева было направлено в суд.

Московский окружной военный суд 21 марта 2017 года приговорил Закаева к 19 годам колонии строгого режима и постановил компенсировать 37,5 миллионов рублей по гражданским искам потерпевших по делу о теракте. В августе 2017 года Верховный суд снизил срок заключения Закаеву с 19 лет до 18 лет девяти месяцев.

28 февраля 2018 года потерпевшие обжаловали в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) приговор Хасану Закаеву. Они считают, что нарушено их право на справедливое судебное разбирательство. В международном розыске по-прежнему находится еще один соучастник тех событий — Герихан Дудаев.

Страсбург о «Норд-Осте»: заложников отравили и не спасали

Спустя 8 лет и 7 месяцев Европейский суд развенчал миф о «блестящей операции» на Дубровке

Фото: «Новая газета»

  • Девять лет и два месяца бывшие заложники и родственники погибших в театральном центре на Дубровке ждали правосудия. 20 декабря Европейский суд по правам человека признал нарушение российским государством права на жизнь своих граждан и присудил заявителям 1 миллион 254 тысячи евро компенсаций.

    Девять лет и два месяца бывшие заложники и родственники погибших в театральном центре на Дубровке ждали правосудия.
    20 декабря Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе нордостовцев, которые вынуждены были обратиться в Страсбург в связи с абсолютной невозможностью добиться правосудия на родине.

    Читать еще:  Почему ребёнок много срыгивает после каждого кормления. Ребенок срыгивает после кормления — почему это происходит. Когда срыгивание после еды норма, а когда — опасность

    Восемь лет и семь месяцев Страсбургский суд рассматривал две жалобы, поданные в совокупности от 64 заявителей, признанных пострадавшими по делу «Норд-Оста».

    Суд признал нарушение российским государством права на жизнь своих граждан (статья 2 Европейской конвенции) и присудил заявителям в общей сумме 1 миллион 254 тысячи евро компенсаций.

    Решение ЕСПЧ по делу «Норд-Оста» уложилось в 56 страниц. Первые 36 — подробное изложение огромного количества исследованных судьями фактов, документов официального расследования и иных материалов по делу «Норд-Оста».

    На странице 36 начинается изложение существа решения. Оно предваряется цитатой: «Перед тем как вынести решение по жалобе заявителей, суд считает необходимым разрешить фактическое противоречие между сторонами… Заявители характеризуют газ, примененный специальными службами РФ во время штурма театрального центра на Дубровке, как ядовитую и «смертельную» субстанцию неизбирательного поражения. Представители российского государства считают газ «безвредным» и не усматривают «прямой причинной связи» между применением газа и гибелью заложников. Но если бы газ действительно был безвредным, а смерть заложников была вызвана другими причинами, у заявителей не было бы повода апеллировать к статье 2 Европейской конвенции (нарушение государством права на жизнь)…»
    Российское правительство много раз заявляло, что 125 заложников (из 129) — «погибли по причине обострения хронических заболеваний, а газ не был причиной смерти заложников». Страсбургский суд пишет: «Невозможно представить, как 125 человек разного возраста и физического состояния умерли практически одновременно в одном месте из-за различных хронических заболеваний. Также массовую смерть заложников нельзя списать на условия, в которых они провели три дня без достаточного питья, еды или из-за стресса… Газ, примененный российскими спецслужбами во время штурма, возможно, не был использован для непосредственного умерщвления террористов и заложников. И в этом смысле, газ, примененный во время штурма, можно считать «нелетальным неизбирательным средством поражения»… Но абсолютно очевидно, что примененный газ был потенциально опасным для обычных людей и потенциально фатальным для ослабленных людей… Суд пришел к выводу, что именно газ стал основной причиной смерти большинства заложников…»

    Переговоры или штурм

    Без преувеличения, это был самый принципиальный вопрос этой жалобы. Причем для всех российских граждан — как для бывших заложников, так и для, извините, потенциальных. Бывший президент России Владимир Путин провозгласил принцип: «с террористами переговоров не ведем». То есть стал заложником — перестал быть гражданином, на которого распространяется действие Конституции.

    Однако во время коммуникации по жалобе «Норд-Оста» государство изменило своему принципу и признало: раз международные законы обязывают, то переговоры вести надо. И стало настаивать, что в «Норд-Осте» государство переговоры с террористами все-таки вело.

    Страсбургский суд, по сути, согласился с аргументами российского правительства и посчитал, что «нельзя утверждать, что власти РФ не предпринимали попытки вести переговоры. В некотором роде переговорный процесс происходил. По крайней мере, террористам была предоставлена возможность сформулировать и озвучить свои требования, а также немного «остыть». В переговорном процессе не участвовали высокопоставленные представители из числа политического руководства страны, однако нет достаточных оснований говорить о том, что их участие могло бы привести к мирному разрешению ситуации… Этот вывод можно сделать исходя из «нереалистичных» требований террористов, которые при условии их выполнения привели бы к фактической потере контроля над частью территории России».

    (Напомним, главным требованием террористов, захвативших Дубровку, было прекращение огня и вывод федеральных войск из Чечни.)
    Суд также посчитал, что «власти России имели все основания полагать, что штурм — это «меньшее зло» в данных обстоятельствах».

    Операция по спасению

    Страсбургский суд признал, что организация операции по спасению заложников, пострадавших во время штурма, была неудовлетворительной. Изначально план по спасению заложников предусматривал поступление в больницу людей с огнестрельными ранениями и пострадавших в результате взрыва. То есть расчет был сделан на хирургов, а не на токсикологов. Врачи не были предупреждены о применении газа ни до, ни во время, ни после штурма, то есть уже непосредственно на стадии спасения заложников.

    Эвакуация заложников началась очень поздно, большинство заложников подвергалось воздействию газа в течение часа. В это время им не была оказана никакая медицинская помощь. Страсбургский суд пришел к выводу: «Степень воздействия газа напрямую зависела от времени его воздействия: чем больше времени заложники подвергались воздействию газа, тем больше становилось жертв. Пролонгированное воздействие газа является основным фактором и причиной смерти большинства заложников. У суда нет объяснений тому факту, почему заложникам не была оказана эффективная медицинская помощь… Суд признает тот факт, что в подобных ситуациях может иметь место раскоординация действий. Суд также признает, что в целях обеспечения секретности силовой операции некоторые аспекты операции могут оставаться в тайне. Однако спасательная операция, имевшая место 26 октября 2002 года, была неэффективной из-за неадекватного информирования о методе и способе спасения вовлеченных в операцию спасательных служб… Поэтому суд считает, что российское государство нарушило статью 2 Европейской Конвенции, а именно — свои позитивные обязательства по сохранению права на жизнь…»

    Решение Страсбургского суда НЕ ПОСТАВИЛО точку в деле «Норд-Оста». Оно, по сути, стало первым судебным решением по существу в этом деле. В решении Страсбургского суда императивно сказано о необходимости детального и объективного расследования обстоятельств гибели заложников на НАЦИОНАЛЬНОМ уровне. Адвокат Каринна Москаленко, представляющая интересы потерпевших*, уже заявила: «Через три месяца (когда решение вступит в силу при условии, что Российская Федерация его не обжалует. — Е. М.) потерпевшие по делу «Норд-Оста» подадут ходатайство о возобновлении качественного расследования по всем пунктам, которые указаны в решении Страсбургского суда. А именно — в части персональной ответственности членов оперативного штаба по проведению контртеррористической операции».

    * Поздравляем с важной победой в Страсбургском суде всех адвокатов по делу «Норд-Оста»: Игоря Трунова, Людмилу Айвар, Ольгу Михайлову и Каринну Москаленко.

    Страсбург присудил жертвам «Норд-Оста» 1,3 млн евро: Россия нарушила право на жизнь, освобождая заложников

    Европейский суд по правам человека удовлетворил коллективную жалобу потерпевших от теракта в театральном центре на Дубровке в Москве в 2002 году. Российское государство, нарушившее их право на жизнь, теперь обязано будет заплатить бывшим заложникам и родным погибших компенсацию за моральный ущерб: каждый из 64 истцов получит от 8,8 тыс. до 66 тыс. евро. В общей сложности суд присудил пострадавшим 1,3 млн евро, указывает ИТАР-ТАСС.

    Читать еще:  Поздравления на выпускной в саду. Поздравления от родителей на выпускной в детском саду

    Суд признал, что власти недолжным образом спланировали и провели спасательную операцию, а также не смогли провести эффективное расследование по ее итогам, передает «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу ЕСПЧ. «Жертвам трагедии не была оказана адекватная медицинская помощь после применения ФСБ неизвестного газа, в результате чего погибли не только террористы, но и большое число заложников, — говорится в заявлении суда. — Кроме того, отсутствовало эффективное расследование инцидента. Тем самым российские власти нарушили основополагающие положения Европейской конвенции по правам человека».

    Пострадавшие и родственники погибших, подавшие иск против России в Страсбург, требовали обязать власти РФ привлечь к уголовной ответственности организаторов спецоперации. Тогда, спасая захваченных террористами зрителей мюзикла «Норд-Ост», спецназ применил ядовитый газ. В итоге были убиты и серьезно пострадали не только террористы, но и многие заложники.

    Истцы в своем заявлении указали, что российские власти нарушили статью 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на жизнь) и статью 3 (запрещение пыток и бесчеловечного и унижающего достоинство обращения). Они пожаловались на непропорциональное применение силы спецслужбами России, на нехватку медицинской помощи, оказанной заложникам, а также на неспособность властей провести эффективное расследование.

    ЕСПЧ принял жалобу по делу о теракте на Дубровке к производству в апреле 2007 года. Тогда истцы потребовали компенсации в размере 50 тыс. евро. По требованию Российской Федерации дело было засекречено.

    Адвокат Трунов: Теперь суд РФ должен отменить решение об отказе в компенсациях

    Российский суд должен отреагировать на вердикт ЕСПЧ отменой ранее вынесенных решений об отказе в компенсациях жертвам теракта на Дубровке, считает представитель потерпевших, адвокат Игорь Трунов.

    «Конечно, я рад. У нас на подходе еще несколько дел — это по «Трансвааль-парку», по авиакатастрофам. Я надеюсь, что по ним тоже будет вынесено надлежащее решение. Но любое решение должно иметь последствия», — сказал юрист «Интерфаксу» во вторник.

    Как отметил Трунов, также должно быть отменено решение того же Тверского суда, который отказал в компенсациях, согласно которому было прекращено уголовное расследование в отношении должностных лиц, проводивших операцию по спасению заложников.

    «Я надеюсь, что пострадавшим будут выплачены все компенсации и обязательно будут проведены расследования в отношении тех лиц, которые допустили гибель такого количества людей при операции по спасению заложников», — сказал адвокат.

    Штурм и секретный газ: «Врачи увидели полный зал покойников»

    23 октября 2002 года в театральном центре на Дубровке террористы во время мюзикла «Норд-Ост» взяли в заложники 912 человек и удерживали их на протяжении трех дней. Утром 26 октября спецназ пошел на штурм здания. В результате спецоперации все террористы были уничтожены.

    Погибли также 130 заложников, в том числе 10 детей. Большинство из них скончалось уже после штурма, что послужило поводом для обвинения властей в том, что газ, применявшийся в ходе спецоперации, был вреден для людей. Формула газа до сих пор засекречена. Но пережившие теракт и штурм люди жалуются на поразившие их после хронические болезни. По их словам, у бывших заложников нарушилось кровообращение и функции дыхания, 12 человек полностью оглохли, у многих сильно упало зрение, некоторые потеряли память.

    Бывшие заложники и члены их семей до сих пор считают, что штурм был необоснован, можно было избежать такого количества жертв, если бы была продумана грамотная эвакуация и медицинская помощь заложникам. «Когда после штурма в Театральный центр вошли спецслужбы и медики, то они увидели полный зал покойников. Люди сидели-лежали без сознания, все были синего цвета. Врачи пребывали в растерянности. Ведь их предупредили, что на Дубровке будут раненые с минновзрывными травмами, ампутациями, огнестрельными ранениями. Про газ им не сказали ни слова», — рассказывал год назад Сергей Карпов, потерявший во время теракта сына Александра.

    В результате врачи вынуждены были сами на глаз определять вид газа и колоть предполагаемый антидот. Например, кололи налоксон, в суматохе некоторые заложники получили две-три дозы, а кто-то ни одной. Препарат оказался очень страшным — лишний укол мог привести к остановке сердца.

    Кроме того, не была организована должным образом транспортировка заложников. Живых и мертвых людей складывали штабелями на асфальт перед зданием театрального центра, потом всех грузили в автобусы и «рафики». У многих пострадавших в результате газовой атаки начались рвотные позывы, но людей все равно укладывали на спину и сажали в автобусы с запрокинутой назад головой. В итоге люди захлебывались рвотными массами и умирали.

    По данным материалов следствия, проведенного родными заложников, 58 человек скончались в автобусах и больницах. По словам Сергея Карпова, у 60% погибших в экспертизе написано, что следов оказания медицинской помощи не обнаружено. У многих были ободраны шея, руки, так как их к автобусам, по всей видимости, просто волочили по асфальту.

    Инициативная группа пострадавших изучила результаты медицинской экспертизы, исследовавшей причины смерти людей. По документам получается, что в театральном центре на Дубровке собрались одни инвалиды и тяжело больные люди: у всех погибших заложников врачи обнаружили серьезные проблемы с почками, печенью, сердцем. Об отравлении газом ни в одной экспертизе ничего не сказано.

    По-видимому, в будущем неизбежны новые разбирательства по делу о теракте. Еще 14 февраля 2011 года представитель потерпевших адвокат Игорь Трунов сообщил, что прокуратура Москвы отменила постановление о прекращении уголовного дела по теракту на Дубровке. По его словам, руководителю ГСУ СКР по Москве были даны указания организации дополнительного расследования.

    Источники:

    http://ivbg.ru/7954505-terakt-na-dubrovke-16-let-nazad-kak-eto-bylo.html
    http://novayagazeta.ru/inquests/50177.html
    http://www.newsru.com/world/20dec2011/nordost.html

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:

    Adblock
    detector