1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ужанков александр николаевич лекции читать. Александр Ужанков

Александр Ужанков

Александр Николаевич Ужанков. Фото: Андрей Любин Ужанков Александр Николаевич — профессор, доктор филологических наук, кандидат культурологии. Теоретик и историк русской литературы и культуры Древней Руси.

Проректор по научной деятельности Московского государственного института культуры (с 2017 г.) и заведующий кафедрой литературы МГИК (с 2018 г.). Руководитель Центра фундаментальных исследований русской средневековой культуры Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д. С. Лихачёва (с 12016 г.).

Действительный член (академик) Академии Российской словесности. Член Бюро Научного совета по изучению и охране культурного и природного наследия РАН. Член Общества исследователей Древней Руси. Член Совета по науке при Министерстве культуры РФ. Сопредседатель научного совета Российского профессорского собрания по культурологии.

Член Союза журналистов СССР и Союза писателей России.

Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации.

Родился в 1955 г. в городе Щорсе, Черниговской обл., на Украине.

Закончил в 1980 г. русское отделение филологического факультета Львовского государственного университета им. И.Франко. Прошел путь от корреспондента газеты «Комсомольская правда» до Генерального директора специализированного издательско-торгового предприятия «Наследие», созданного по распоряжению Совмина СССР при Академии наук СССР.

Инициатор создания и первый исполнительный директор «Общества исследователей Древней Руси» при ИМЛИ АН СССР.

С 1989 г. на научной работе в Институте мировой литературы им. М.Горького АН СССР, с 1992 г. – на преподавательской работе. Профессор Московского государственного лингвистического университета (1992-2012). Декан филологического факультета и проректор по научной работе Государственной академии славянской культуры (1996-2006). Проректор по научной работе Литературного института им. А.М. Горького (2006-2016). Профессор НИЯУ МИФИ (с 2014 г.), Сретенской Духовной семинарии (с 1999 г.).

Главный редактор журнала «Вестник МГУКИ», главный редактор журнала «Культура и образование», входящих в перечень ВАК, член редакционного совета «Вестника Кемеровского государственного университета культуры и искусств» и «Нового филологического вестника», член редколлегии серии «Религиозно-философское наследие Древней Руси» (ИФ РАН) и др.

Читал лекции в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, Литературном институте им. А.М. Горького, Московском физико-техническом университете (МФТИ), Академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова, Балтийском федеральном университете им. И.Канта (г. Калининград), Кемеровском государственном университете, Томском педагогическом государственном университете, Ярославском государственном университете им. П.Г. Демидова, Токийском университете (Япония), Киотском университете (Япония), Карловом университете (Чехия, Прага), Университете Палермо (Италия), Львовском национальном университете им. И.Франко (Украина) и др.

Автор и ведущий программы о русской литературе «Фактор времени» на телеканале «Просвещение» (с 2011), автор лекций на ТВ «Культура» в программе «Академия» (с 2011).

Лауреат Всероссийской православной литературной премии имени святого благоверного князя Александра Невского; Всероссийской историко-литературной премии «Александр Невский», литературной премии им. А.С. Грибоедова; литературной премии им. А.П. Чехова, Союза писателей Евразии «Литературный Олимп».

Награжден орденами и медалями РПЦ.

Специалист в области литературы, истории и культуры Древней Руси. Ему принадлежат исследования по новой датировке «Слова о Законе и Благодати», «Жития Феодосия Печерского», «Чтения о Борисе и Глебе», «Сказания о Борисе и Глебе», «Слова о полку Игореве», «Слова о погибели Русской земли», «Повести о житии Александра Невского», «Летописца Даниила Галицкого» и др.

А.Н.Ужанков предложил новую концепцию осмысления древнерусского летописания, связав ее с эсхатологическими представлениями русских средневековых книжников; обнаружил следы влияния библейской «Книги пророка Иеремии» на «Слово о полку Игореве»; по-новому интерпретировал «Повесть о Петре и Февронии Муромских»; исследовал эволюцию изображения природы в древнерусской словесности и иконографии; историю жанра древнерусской повести и т.д.

Разработал теорию стадиального развития русской литературы ХI – первой трети ХVIII века и теорию литературных формаций Древней Руси.

Автор более 200 исследований по теории и истории древнерусской словесности, мировоззрению и культуре Древней Руси, в том числе отдельных изданий: О принципах построения истории русской литературы ХI – первой трети ХVIII века. М., 1996; Из лекций по истории русской литературы XI – первой трети XVIII в.: «Слово о Законе и Благодати». М., 1999; О проблемах периодизации и специфике развития русской литературы XI – первой трети XVIII в. Калининград, РГУ им. И.Канта, 2007; Стадиальное развитие русской литературы XI – первой трети XVIII века. Теория литературных формаций. М., 2008; О специфике развития русской литературы XI – первой трети XVIII века. Стадии и формации. М., 2009; Проблемы историографии и текстологии древнерусских памятников XI-XIII веков. М., 2009; Историческая поэтика древнерусской словесности. Генезис литературных формаций. М., 2011; «Слово о Законе и Благодати» и другие творения митрополита Илариона Киевского. М., 2014; «Слово о полку Игореве» и его эпоха. М., 2015.

Автор разделов в коллективных монографиях: Древнерусская литература: Изображение природы и человека. Монографическое исследование М.: ИМЛИ РАН, Наследие, 1995; Литература Древней Руси. Коллективная монография. М., 2004; История культур славянских народов. В 3-х томах. Т.1. М., 2003; История культур славянских народов. В 3-х томах. Т.2. М., 2005; Борис и Глеб. Жизнь, подвиги, чудеса первых русских святых. Днепропетровск: АРТ-Пресс, 2005; Литература Древней Руси. Коллективная монография. М., 2012; Древнерусская книжность: текстология и поэтика. Орел: ОГУ, 2013; Русская классическая литература в мировом культурно-историческом контексте: Монография. М.: Индрик, 2017.

Составитель, автор предисловия и комментариев: Русская бытовая повесть ХV – ХVII в. М.: Советская Россия, 1991; Хрестоматия по древнерусской литературе ХI – ХVII веков. М.: Русский язык, 1991; А.М. Ремизов. Сочинения. В 2-х томах. М.: Терра, 1993; Повесть о Петре и Февронии Муромских. Перевод А.Н. Ужанкова. М.: Схолия, 2009.

Александр Ужанков: «Читать нужно с карандашом в руке»

Бседа о русской словесности и культуре с профессором Александром Николаевичем Ужанковым , теоретиком и историком литературы и культуры Древней Руси, преподавателем Сретенской духовной семинарии, проректором Литературного института им. Максима Горького.

Читать еще:  Курсовая работа: Стилистический анализ произведения Достоевского "Дневник писателя".

– Александр Николаевич, современный человек, живущий в постоянном цейтноте, безусловно, знает, что читать необходимо – для того чтобы понимать мир вокруг себя, понимать себя. Но у него есть и множество иных желаний, которые оттесняют чтение на второй план. Так какие книги должны заполнить этот «второй план»? Что нужно прочитать во что бы то ни стало?

– Тут вопрос приоритетов. И чтение чтению рознь. Скажем, газеты, периодику можно читать и в метро. Детективы, чтобы убить время (это потрясающее выражение: «убить время»), тоже можно читать в метро. Но Достоевского. Я не понимаю, когда читают Достоевского в метро.

Дань сегодняшнему времени – электронные книги. У меня их несколько, но я ими почти не пользуюсь. Я люблю держать в руках книгу изданную, напечатанную. У нее определенный шрифт, есть поля, без которых я не могу читать. Я всегда читаю с карандашом, и всегда на полях делаю какие-то пометы. И как потом интересно перечитывать! Интересно смотреть, какие места отмечены, видеть свои мысли, которые записал на полях, рядом.

Меня в свое время поразил Горький: он всегда очень быстро читал – и всегда с карандашом в руках. Все книги его библиотеки – она сохранилась, находится в Музее Горького, это около 10 000 книг, – так вот, все книги его библиотеки – с пометами! Он читал очень внимательно. А ведь он еще и молодым авторам отвечал. Но практически все литературоведы и все писатели читают с карандашом. Это, так сказать, аксиома.

Так что же нужно прочесть в первую очередь? Скажу так: лучше меньше, да лучше. Ведь даже в русской литературе очень много имен. Курс, который, например, я читаю в Сретенской семинарии, рассчитан почти на четыре года, и при этом я не говорю о многих писателях, на творчестве которых мне бы очень хотелось остановиться, причем это даже писатели не второго плана, а первого. Потому что лучше глубже разобрать произведения Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Достоевского, Толстого, рассмотреть их более скрупулезно. Я даю самое главное – методику чтения текстов. А дальше пусть ребята идут уже сами, они научились правильно читать.

В принципе у преподавателя задача № 1 – научить читать. Казалось бы, в школе мы учимся читать, и мы умеем читать, но… мы умеем только глотать буквы, слова, предложения, сюжет постигать и потом его пересказывать – а в этом, кстати, особенно поднаторели всякие энциклопедии. Действительно, зачем читать четыре тома «Войны и мира», если можно 8 или 16 страниц пробежать какого-то непонятного текста – и будешь уже иметь представление о романе и слыть даже образованным человеком, потому что ты в принципе знаешь, о чем «Война и мир». Но спрашивается: зачем Толстому нужно было пять лет каторжного труда? Он сибарит, он любит балы, рулетку, карты, и он отказывается от всего этого ради того, чтобы написать роман, – причем не ради гонорара, подчеркиваю, и даже не ради славы, хотя он человек был тщеславный. Но он хотел что-то донести нам! А нам это не нужно, нам 8 страниц достаточно…

Главное ведь – наше отношение к тому, что мы читаем. По сути художественное произведение – это духовное зеркало, в которое мы смотрим, и оно показывает то, что мы видим. Если мы увидим только один детектив, значит – это такое наше содержание. Если мы увидим богословский смысл, значит, мы уже чуток продвинулись духовно, значит, мы уже видим то, что другой не замечает. Может быть, даже и автор сам не предполагал, что этот смысл у него есть, но мы его увидели. О чем это свидетельствует? О том, что у нас уже духовное зрение отточено, мы это можем видеть.

– Крайне важный для понимания прочитанного вопрос: каковы правила, следуя которым человек обретет радость от чтения? Ведь мы знаем, что духовную жизнь человек тогда начинает ценить, когда ощущает первые победы над собою.

– В чтении то же самое: когда будут первые открытия, когда человек в, казалось бы, уже давным-давно известном тексте вдруг найдет что-то неожиданное для себя.

Мы с бывшими студентами некоторых вузов, в которых я когда-то преподавал, практикуем следующее. Периодически – скажем, раз в месяц – мы встречаемся где-нибудь. И заранее договариваемся, какое произведение все читают. Это основное условие: чтобы все прочитали. На этих встречах мы его обсуждаем. И происходят открытия! Во-первых, когда они читали, они уже, оказывается, сделали кучу открытий, и теперь, когда мы собрались вместе и начинаем обсуждение, – каждый делится этими открытиями. Понимаете, как интересно?! Это гораздо интереснее, чем читать детективы, намного интереснее. И вы и представить себе не можете, как они радуются этим открытиям! Почему? Потому что это маленькие победы над собой, над, так сказать, рутиной. Все они «сидят» в интернете, большинство из них – журналисты, причем профессиональные журналисты, так что читают они очень много, и, тем не менее, для них это отдушина – прочитать небольшое произведение, а потом всем вместе его обсудить, его разобрать, посмотреть, открыть смыслы. И в этом тоже большая радость. И чем дальше они взрослеют, тем больше им открывается – это тот же самый духовный рост, только благодаря литературе.

– Свои лекции вы никогда не читаете «по бумажке» и уж тем более – никогда по напечатанному тексту. И если вы обращаетесь к каким-то вспомогательным материалам, то это всегда – ваши наброски от руки, сделанные на небольших листочках, которые, можно сказать, уникальны. И в этом плане уникальна и ваша манера подачи информации. Что мне, как читателю, может дать такой способ работы с текстом, когда я выписываю для себя что-либо от руки, делаю заметки, а не просто читаю упоминавшиеся уже электронные книги, планшеты, как это привычно для многих сегодня?

Читать еще:  Автобиография ржд образец. Как писать автобиографию на работу — образец составления

– Рукопись – это твое. Даже когда книгу пишешь, если пишешь от руки, – это твое. Достоевский когда-то говорил, что нужно непременно обмакивать перо в чернильницу: потому что пока перо несешь к ней, а потом к листу бумаги – обдумываешь мысль. Нужно всё время думать. Когда строчишь, обдумывание как бы пропадает; когда процесс письма идет медленно – есть возможность думать. Конечно, он говорил и с некоей иронией, но смысл в этом глубокий.

Когда ты пишешь своей рукой, этот текст действительно твой и ничей иной – и твоим почерком написан, и как бы твоя энергетика в нем сохраняется.

Когда же текст набран на компьютере, то я правлю всё равно рукой – делаю распечатку и в нее вношу изменения. Можно, конечно, и на компьютере править, но лучше – так: лучше видишь, где какое слово поменять, где сделать стилистическую правку.

А когда выходит книга – на нее смотришь как на совершенно чужеродное создание. С тобой ничто ее не связывает – печатные буквы, бумага, какой-то переплет… ну, может, разве что фамилия твоя. И то неизвестно еще, ты написал книгу или какие-то идеи пришли свыше. Поэтому и на фамилию тоже смотришь несколько с опаской: она там стоит, а твоя ли это книга? можешь ли ты сказать, что это моя книга?

А эти мои бумажки – я каждую букву в них знаю. И если надо что-то заменить – заменяю, пишу другую… Они копятся, потом эти заметки будут как-то использованы: в статье ли, в новой ли лекции, в докладе… Все они собираются сначала в конвертики, потом конвертики – в папки, потом в большую папку всё складывается. И всё систематизировано. Но самое важное – я об этом и студентам говорю, когда они пишут курсовые или дипломные работы: первые мысли, которые появляются при чтении текста, непременно фиксируйте – они бывают самыми интересными. Потом вы к ним вернетесь. Не зафиксировали – всё, вы их забудете. Это как сон: когда снится, ты помнишь и присутствуешь во сне, как только проснулся – еще, может быть, поначалу помнишь, а вечером уже нет. Вот точно так же с этой мыслью. Но она бывает крайне драгоценна. Ведь это тот самый контакт, особенно если духовную литературу читаешь, сверху посланный контакт. И чтобы он не прерывался – запиши, зафиксируй где-то. Потом к этому непременно вернешься. У меня даже есть специальный блокнот – не дневник, нет, а для каких-то попутных мыслей, что называется. И когда спустя какое-то время его перечитываешь – поражаешься: это не твои мысли, я так подумать не мог! Но эти мысли украсят любую статью, любой доклад, любую лекцию. Поэтому ребятам я всегда говорю: «Читать нужно с карандашом и эти попутные мысли непременно фиксировать».

– Александр Николаевич, приходится признать, что современная школа зачастую отбивает у учащихся интерес к чтению русской классики. Какие бы вы могли дать советы человеку, вновь желающему открыть для себя этот удивительно богатый духовный мир русской литературы?

– Совет один – читать. Как можно больше читать! Начну с самого элементарного. Когда я говорю со студентами, особенно на первой лекции, то задаю им «каверзные вопросы»: «Скажите, вы читали эти произведения?» – «Читали». – «И какая у них основная идея?» Они начинают вспоминать, пытаются что-то отвечать. Говорю: «А вы уверены?» И когда чуть поглубже начинаем копать, оказывается, что, действительно, изучение литературных произведений в школе – очень-очень поверхностное. Может быть, для школы, особенно для средних классов, это и позволительно, потому что там нужно учитывать и возраст ребенка, и его возможности – и психические, и психологические: насколько он может воспринимать те или иные произведения. В старших классах должен быть уже более серьезный подход. В этот период происходит формирование мировоззрения, там подход в изучении произведений будет намного сложнее.

Своим студентам я всегда говорю, что любое произведение русской литературы нужно читать как минимум два раза. Первый раз – это знакомство с сюжетом. Второй раз – знакомство с деталями.

Еще формалисты, сначала немцы в конце XIX века, потом и русские формалисты начала XX века, выявили, что в мировой литературе существует всего лишь 36 сюжетов – правда, некоторые насчитали 38. Но это не суть неважно: 36 или 38 сюжетов. А всё остальное – их вариации. Значит, сюжет не столь важен для раскрытия смысла. Важны детали. Деталь – царица смысла. То есть если мы замечаем детали, то мы тогда сможем понять смысл.

Чтобы понять, какую идею несет или вносит писатель XIX века в свое сочинение, нужно обращать внимание как раз на детали. Когда-то у меня был замечательный учитель – профессор Алексей Владимирович Чичерин, который закончил гимназию еще до революции. И он говорил: «Нас учили медленному чтению – или пристальному чтению». То есть гимназисты не торопились читать, их не обучали скорочтению. Почему? Потому что если быстро читаешь, то не замечаешь детали, не постигаешь смысла.

И он нас также учил медленному чтению. Поэтому и я своих студентов тоже учу пристальному чтению. Я говорю им: «Я мостик между XXI и XIX веком. Почему? Потому что мои учителя родились в XIX веке, они учили меня, теперь я учу вас, уже в XXI веке».

С Александром Ужанковым
беседовал Иван Ишмухамедов

УЖАНКОВ – РЕАЛЬНО КРУТОЙ УЧЁНЫЙ

№ 2016 / 22, 18.06.2015

(«ЛР», № 21, 10 июня 2016)

Анастасия

В коем веке зашла на ЛР, а тут такая «желтуха». Удивили. Я несколько лет назад закончила Иняз (МГЛУ). Александр Николаевич читал у нас курс классической литературы. Иногда его лекции переносили в актовый зал, и народ ещё стулья тащил; подтягивались послушать и с других факультетов. Преподавал и иностранцам. Мощный профессор. Кстати, после нас он ехал читать в МГУ (на заметку автору странной корреспонденции). Впервые слышу словосочетание «девушки-семинаристки» – насколько мне известно, в семинарию принимают только юношей. Древнерусская литература вся стоит на православии, уж такой исторический пласт. У меня есть его монография (писала курсовую), там более 600 ссылок на др. авторов. Кто такая Анна Г. не знаю, а вот Ужанкова А.Н. буду помнить всегда. И если вправду 99% «протухшей рыбы» Литинститута поддержали уход Ужанкова, то это только делает ему честь.

Читать еще:  Судьба человека действующие лица. Какие ценности пропагандирует Шолохов? Главные герои рассказа М

Макс ( Max_Silver@mail.ru)

Как можно печатать такую гадость? Как можно доверять материалу, который начинается со слова «говорят» и строится явно на домыслах, сплетнях, инсинуациях, а автор настолько труслив, что просит об анонимности? Т.е. вылить ушат грязи мы можем, но только втихаря, чтоб не нести ответственность? И это всё публикует «Литературная Россия». Браво. Дно найдено. Спасибо, что хоть имя озвучили, теперь буду знать, кого не надо читать.

Ужанков реально крутой учёный, я бы сказал, гений нашей современности. С удовольствием смотрю/ищу все его лекции (подписался даже на его группу ВКонтакте), лично бывал на лекциях, общался потом. Могу сказать, что он человек порядочный, принципиальный, увлечённый наукой. Видимо, кому-то дорогу перешёл…

Михаил ( gusella@mail.ru)

«Мракобесием» это странное трёхимённое существо называет нашу тысячелетнюю веру, святое Православие? Оскорбляет канонизированную святую деву Февронию? Что ж, свой приговор эта задорная комсомолка, опоздавшая в 20-е, себе произнесла сама.

Старый друг ( zyazya84@mail.ru)

Знаю я эту Анну Гаганову, её отшил, по-моему, не только Ужанков, но и все, к кому она подходила со своей диссертацией, в связи с не просто не компетентностью (это дело наживное), а её откровенным желанием именно схавать корочку, не обременяя себя глубокими знаниями – убеждённо полуграмотная особа. Ужанков её и послал в журналистику.
А про Ужанкова, как друг детства, скажу: «чужие труды» он начал изучать ещё в школе, будучи одержим медиевистикой; все деньги, которые мать ему давала на обед, тайком тратил на книги. За полвека собрал библиотеку в 10 тысяч книг, знает в какой и на какой странице что найти – все в его пометах.

Ужанков не просто интеллектуал, он учёный мирового масштаба, который постоянно востребован и в России (исколесил всю с докладами и лекциями), и в Европе, США, и в Японии. В его голове умещаются все библиотеки мира. От концентрации информации в его лекциях закипает мозг. Его концептуальные труды изложены более чем в двухстах работах, двадцати книгах, монографиях, учебных пособиях и т.д. (многие у меня есть – читал взахлёб). Кстати, по грантам в Лите вышло всего две его книжки. Похоже, Анна даже не в курсе, что Ужанков создал концепцию развития русской литературы, точно датировал «Слово о полку Игореве» и даже открыл его автора, что вообще-то тянет на Госпремию. Что касается его проректорства, то Варламов заявил, что Литинституту, как творческому вузу, наука не нужна, чем весьма удивил даже меня.

Столько желчи, оскорблений, бесовщины от бездарности к маститому учёному, наверное, в истории не ново. Но уж очень противно.

САДОВСКИЙ

Она же, по её собственному заявлению (письмо в «Лит.Россию») – «профессиональный филолог». Интересно словосочетание!

Александр ТУРЧИН

Ну, что тут скажешь, по поводу содержания материала? Чудны дела твои, Господи…

А вот раскрытие псевдонима, как я понял, без согласования с автором не понимаю. Рекомендую редакции признать сей шаг совершенно
ошибочным.

ГАГАЕВ А.А

А.Н. Некрасов отметил, что в России нет не обиженных людей. Кто не обижен – тот не русский. Мухаммад: «Не обижайте, и вы не будете обиженны!» (Св. Коран, 2 Корова, 279(279)). Но, будучи автором работ по Св. Сергию Радонежскому, св. Аввакуму, русской и восточной сказке, прослушал лекции А.Н. Ужанкова в интернете по указанным темам и пришёл к выводу об отсутствии у него оригинальных суждений. К примеру, текст сказки «Репка» восходит к претексту индийской сказки «Репа», а текст в теории понимания и интерпретации сказки (или космо-психо-логос, или В.Я. Проппа) содержит смыслы: претекста, включая религии и их догматику, номинальный смыл, реальный смысл, деконструктивный смысл, эпохальный смысл, русский смысл, смысл последействия текста, собственное намерение текста, смысл аккультурации, рецепции реторсии, субъективные смыслы, соответствующие или игнорирующие изложенную теорию истинностного смысла сказки. Только дедушка и бабушка в сказке – деконструктивный социологический смысл неполной семьи в реальности непрерывных войн и рекрутского набора. Между тем с 1054 г. по 1461 г. – 245 войн. С 1240 г. по 1461 – каждый год – война. С 1380 по 1918 – 537 лет, из которых – 334 года войны с 2–8 противниками. Русский суперэтнос, славяне, угро-финны, татары вместе выдержали 700 польскую интервенцию, в 1551–1703 гг. – 140 – польско-литовско-ливонскую интервенцию, в 1475–1812 гг. – 340-ю турецкую экспансию. В 1240–1480 – татаро-монгольскую оккупацию. В 1918–1921 выдержали Западную интервенцию, потеряв 8 млн. человек. В 1941–1945 выдержали Вторую Западную интервенцию, потеряв 37 млн. человек. Смыслы сказки имеют реальный социологический смысл. Это не фантастика!

Девушка подняла и серьёзный вопрос, нерешение которого ведёт к деградации науки: если это научный совет, то какое отношение к нему имеет присвоение научной степени за то, что человек верит в Господа? Все религии – истинны; ни одна наука – не истинна; ни одна наука не является религией!

У нас масса докторов наук и академиков, а науки, в том числе филологической – нет!

Источники:

http://pravoslavie.ru/83360.html
http://www.perunica.ru/vospitanie/8318-aleksandr-uzhankov-chitat-nuzhno-s-karandashom-v-ruke.html
http://litrossia.ru/item/9070-uzhankov-realno-krutoj-uchjonyj/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector