1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему федор достоевский считается православным писателем. Какое православие воспевал Достоевский

Какое православие воспевал Достоевский?

Общеизвестно отношение великого русского писателя к православию. Достоевский неизменно указывал, что православная вера выступает своего рода идентификатором для русского человека.

Принадлежность к ней рассматривалось им в качестве определяющего стержня, вокруг которого должен строиться русский мир.

Собственно все его романы — иллюстрация того, какое место обязано занимать православие в нашей непростой жизни. Конечно, эта позиция не могла не вызывать восторг у официальных церковных кругов, приложивших немало усилий для популяризации фигуры Достоевского.

Однако энтузиазм РПЦ в отношении его становился заметно сдержаннее. Обер-прокурор синода К.П. Победоносцев уже не считал возможным скрывать раздражения от прочтения произведений писателя, ставшего кумиров для многих. К идеям, которые разрабатывал Достоевский, предпочитали не привлекать лишнего внимания. Слишком уж они не укладывались в лоно официальной церковной доктрины. И, прежде всего, верхи РПЦ настораживал интерес писателя к старообрядчеству, что до сегодняшнего дня остается практически неизвестным.

Сразу скажем, знакомство Ф.М. Достоевского с расколом произошло поздно. Как известно, кружок петрашевцев, где он принимал так печально закончившееся для него участие, привлекали европейские теории социалистического оттенка, а не проявления религиозной самоорганизации русского народа. Интереса, да и возможностей приобщиться к староверию у интеллигентских кругов тогда было немного. Хотя Достоевский любил рассказывать об одном семейном вспоминании: его отцу (врачу по профессии) протекцию для поступления на службу в Мариинскую больницу оказал его знакомый – знаменитый в то время глава федосеевского согласия Илья Ковылин; бывая в Москве, писатель часто навещал его могилу на Преображенском кладбище. Воочию же с раскольниками Достоевский столкнулся там, куда вопреки воле его забросила судьба – в остроге, где он отбывал наказание за связи с Петрашевским.

В повести «Записки из мертвого дома» (1860), рассказывающей о том нелегком жизненном этапе, дана целая галерея народных персонажей. Среди них выделяется старик-старовер, слывшим самым уважаемым каторжанином: именно ему отдавались для сбережения те скудные деньги, которые имели заключенные. Достоевский с теплотой описывает эту фигуру, его «ясные, светлые глаза, окруженные мелкими лучистыми морщинками». Этот раскольник был осужден на каторжные работы не за какое-то корыстное деяние, а за поджог строившейся в его селе православной церкви, решившись «стоять за веру».

Староверческая тема присутствует и в романе «Преступление и наказание» (1866). Напомним читателям образ крестьянина Миколки: именно он заявил властям, что убил старуху-процентщицу. Как выяснил следователь, этот молодой человек был раскольником-бегуном, около двух лет живший под началом старца-наставника: его поступок (при-знание в убийстве, которого он не совершал) определялся одним стремлением – «пострадать», при чем страдание принять не от кого-либо, а непременно от властей. Такие воззрения, имевшие религиозную окраску, являлись неотъемлемой частью страннической идеологии. Очевидно, что Достоевский вводит персонаж этого раскольника для наиболее полного раскрытия темы искупления, которой собственно и посвящен роман. Страдание как духовное очищение – эту мысль, прочно укоренную в сознании представителя народа – Миколки, только-только начинает постигать интеллигент Родион Раскольников.

В первой половине 60-х годов система взглядов писателя находилась в стадии формирования. Тем не менее, ее основы просматриваются уже зримо. Оторванность дворянского сословия от народа, полное непонимание его нужд и стремлений осознана и выстрадана самой жизнью Достоевского. И весьма примечательно, что постижение русского народа он напрямую связывает с расколом, наиболее полно выражавшим его внутренне состояние. В годы, когда российское образованное общество было захвачено новой тогда раскольничьей темой, эти веяния не могли не затронуть и Ф.М. Достоевского, искренне увлекавшегося этим религиозным явлением. Напомним, что А.П. Суслова, с которой писателя в первой половине 50-х годов связывали близкие отношения, являлась раскольницей, родом из Нижегородской губернии. Она никогда не посещала церковь, отличалась резкостью суждений; одно время намеривалась даже податься в согласие бегунов-странников, чтобы «жить полнее и шире».

Ключевым моментом в формировании взглядов Достоевского стало его знакомство с творчеством Константина Голубова. Известно, что этот раскольник-беспоповец издавал в Пруссии журнал «Истина», где размещал свои статьи по различным нравственно-религиозным проблемам. В конце 60-х годов ХIХ столетия он возвращается в Россию и переходит в единоверие. Этот шаг вызвал взрыв энтузиазма у ревнителей официального православия: статьи о Голубове заполнили российские издания, его журнал начал широко распространяться по России. Вскоре восторги, связанные с его переходом в единоверие, сменились прохладным отношением: Голубов оказался далеким от почитания синодальной версии православия. Более того, он начал излагать свое видение устройства церкви, где не только обряды, но и иерархия занимали, мягко говоря, не главное место.

Голубовские воззрения привлекли внимание Достоевского, связывавшего с ними узловые моменты духовного становления православного человека. Он считал, что именно таким должен быть грядущий русский человек. Работая над романом «Бесы» (1870), Достоевский берет на вооружение идеи Голубова, созвучные с его собственными размышлениями, и приступает к их творческому развитию. Заметим, что в черновиках произведения Голубов фигурирует в качестве действующего лица, чья роль в идейном замысле «Бесов» крайне значима. Однако присутствие на станицах романа человека, не оправдавшего надежд синодальных властей, представлялось для них крайне не желательным. Достоевский был вынужден отказаться от Голубова, но только не от развития взглядов с ним связанных. Для этого он вводит в сюжет главу «У Тихона». На ее страницах раскрывается тема церкви, живущей исключительно верой во Христа.

Объединяющим центром такого духовного сообщества выступает искупление, а не преклонение перед иерархией. Не случайно и сам Тихон у Достоевского находится на покое: он не имеет никакой административной власти, т.е. является архиереем не представляющим иерархии. Но именно он несет тот необходимый каждому образ искупляющей церкви, который дорог Достоевскому. Как известно, эта глава вопреки возражениям писателя не вошла в основной текст романа.
Исследователям литературы хорошо известен сюжет с Голубовым при подготовке «Бесов». Однако, считается, что на этом голубовская история у Достоевского исчерпана. Однако, судя по дальнейшему его творчеству, это далеко не так.

По нашему мнению, идеи бывшего раскольника предстают на страницах романа «Подросток» (1875) в художественном образе Макара Долгорукого. Это крайне интересный персонаж продолжает мысли Достоевского: раскрытие церковного идеала здесь выражено в художественном образе. В романе М. Долгорукий ведет отшельническую жизнь, но в тоже время он опять никак не связан с иерархией. Размышляет обо всем, но совсем не упоминает церковной администрации. Достоевский как бы показывает его внутреннюю свободу или самообразность; поведение, любые действия этого странника несут положительный заряд. Появляясь на страницах романа, он всех мирит, успокаивает, укрепляет в вере и т.п.

Причем, у него это получается естественным образом, легко: в этом и выражается макарово благообразие, т.е. порядок не снаружи, а – внутри человека. По Достоевскому – собственно в этом и состоит действительная роль церкви, ее подлинное назначение в жизни. Не соблюдение официальной церковной традиции, а поддержание внутренней свободы. Но для нас самым интересным в образе М. Долгорукого является эпизод, где прямо указывается его раскольничья подоплека. После смерти Макара от него, не имевшего ни какой собственности, остается лишь одна старая икона без ризы. О ней сказано, что это образ «родовой, дедовский; он весь век с ним не расставался …и, кажется раскольничий». Конечно, этот маленький эпизод многозначителен, как и все у Достоевского. Раскольничий штрих в повествовании о страннике не выглядит случайным: он явственно указывает на источник благочестия русского народа. Источник, который, находясь вне синодальной, господствовавшей церкви, слабо ориентирован на последнею.

Читать еще:   «Повесть временных лет» - анализ произведения. Композиция «Повести временных лет»

Все эти мысли писателя получили затем идейную шлифовку на страницах «Дневника писателя» (1876-1880). Здесь проведена осмысленная грань между народным православием и его синодальным вариантом. Русские образованные круги не сумели понять, что есть православно-народная культура: просвещенное общество не может найти общего языка со своим народом. Достоевский постоянно оперирует понятием православие народа, правда, не называя его впрямую старообрядчеством. Именно этим народным православием необходимо просветиться образованным сословиям. Это создаст общее дело, которое «страшно поможет всему, все переродит вновь, новую идею даст». Контуры этой новой, перерожденной идеи (церкви без иерархии) мы находим на страницах последнего крупного романа писателя «Братья Карамазовы». Перед нами образ, если можно так сказать, горизонтальной церкви.

Весьма символично, что в романе ее олицетворяют двенадцать мальчиков, собравшихся на похороны их сверстника Илюшечки, скончавшегося два дня спустя после приговора Дмитрию Карамазову. Достоевский явственно дает нам шанс понять, что духовное будущее русского народа не связано с церковной иерархией.

[«АН-online», Александр Пыжиков ] 9 декабря 2014

Александр Пыжиков (род. 27 ноября 1965 года, г. Раменское Московской области) — российский историк, специалист по истории России XX века. Доктор исторических наук (1999 г.) РАНХ и ГС

Достоевский. Русский пророк

Автор «Преступления и наказания» и «Братьев Карамазовых», постановщик «проклятых вопросов» и богослов от литературы – одним своим именем Достоевский уже создает свою неповторимую атмосферу религиозного глубокомыслия. Одна из знаковых фигур среди великих русских, Федор Михайлович и по сей день остается персоной мирового масштаба, заставившей «расцерковляющееся» человечество вновь вспомнить о Боге

«Из семейства русского и благочестивого»

Так писал о своем происхождении Достоевский. Весь уклад жизни семьи будущего писателя подчинялся распорядку отца, Михаила Андреевича, врача Мариинской больницы для бедных. В автобиографических заметках Федор Достоевский указывает и на обязательную семейную молитву, а главное, частое чтение Евангелия, наложившее на детскую душу определяющий жизненный отпечаток. Детство писателя проходило в скромных условиях, но в окружении близких и любящих людей. Воскресные и праздничные службы, а также летнее паломничество в Троице-Сергиеву лавру были для Достоевских обязательным делом. Нрав Федора Михайловича ковался христианским воспитанием детства.

Традиции семейного чтения передовых произведений эпохи, несомненно, развили в Достоевском навык к размышлению, творчеству и любознательности. Федор Михайлович учился читать под надзором матери уже с 4-х лет, главной книгой для этого стали «Сто четыре истории Ветхого и Нового Завета». В 1828 году Достоевские становятся дворянским родом и переезжают в пусть и маленькое, но свое собственное село Даровое в 150 километрах от Москвы. Деревенская жизнь оказала влияние на Федора Михайловича и позже нашла отражение в таких произведениях, как «Бедные люди» и «Бесы».

В 1834 году Достоевский вместе с братом Михаилом поступает в элитный московский пансион Чермака. Современники уже тогда заметили печать мыслителя в Фёдоре:

«Серьёзный, задумчивый мальчик, белокурый, с бледным лицом. Его мало занимали игры: во время рекреаций он не оставлял почти книг, проводя остальную часть свободного времени в разговорах со старшими воспитанниками».

Позже Достоевский поступил в Главное инженерное училище в Петербурге, где организовал с товарищами литературный кружок. Во время, свободное от учебы, к которой писатель не проявлял ни малейшего интереса, он зачитывался трудами Гомера, Гёте, Байрона, Шекспира и других значимых литературных творцов древности и современности. По выпуску из училища Достоевский всего год состоял на военной службе и вышел в запас по собственному желанию в 1844 году. Писатель грезил литературой.

Зарисовки русской жизни

Произнося фамилию Достоевский, на язык неизбежно просится «Преступление и наказание». Но литературные опыты писателя начались гораздо раньше. И за каждым словом стояли насыщенные и порой непростые события жизни Федора Михайловича. Первые произведения Достоевского, писанные им еще во время учебы, не сохранились.

Однако в 1845 году был завершен роман «Бедные люди». Достоевский попадает в кружок знаменитого литературного критика Белинского, который восторженно, как благословение, согревавшее позже писателя на каторге, скажет слова:

«Вам правда открыта и возвещена как художнику, досталась как дар, цените же ваш дар и оставайтесь верным и будете великим писателем!»

Внутреннее стремление к свободе, поиск смысла и горячий порыв на лаврах славы свел Достоевского с петрашевцами, «вольнодумцами», придерживавшимися, однако, очень разных взглядов. Сам Федор Михайлович отказывал социал-демократам в какой-то новой истине и отстаивал позицию исключительности Евангелия в верном определении направления жизни человека. Попав в общение семерки радикалов, сплотившихся вокруг коммуниста Спешнева, писатель по роковому стечению обстоятельств попадает под арест и даже приговаривается к смертной казни. Не так давно вышло в свет произведение «Белые ночи», Достоевский затрагивал тему любви, предательства и прощения. Смертный приговор писателю и его друзьям по несчастью был отменен. Над осужденными вместо казни провели целый обряд, до последнего держа их в неведении о помиловании. Примечательно, что ожидая смерти, Достоевский сказал Спешневу: «Мы будем со Христом». Писатель был христианином всю свою сознательную жизнь вне зависимости от политических взглядов. Осужденный Федор вспоминал, что каторга не была для него в тягость – наоборот, она сделала вчерашнего петрашевца новым человеком. В горниле испытаний христианский дух не надламывался, а закалялся, как сталь. Каторга стала для писателя местом очистительных страданий,

Череда амнистий спасла Достоевского от длительного заключения, и через 4 года после каторги он, в чине рядового солдата, проходит службу в Семипалатинске, женится, получает полную амнистию и длительный тайный надзор за собой от полиции. В 1865 году Достоевский начинает работу над, по его же собственному выражению, «лучшим своим произведением». Здесь-то писатель и демонстрирует всю природу проникновения греха в человека, развитие помысла, обоснование и, наконец, совершение самого страшного – лишения жизни другого человека. Но вместо облегчения Раскольников получает чувство богооставленности, внутренний разрыв с обществом, муки совести. В противовес этому, сознавшись в убийстве и отправившись нести «епитимью» на каторгу, главный герой «Преступления и наказания» получает облегчение. Достоевский очень часто говорит в своих произведениях о том, что сам Господь посылает человеку тяжелые жизненные испытания как способ только таким образом пронзить его очерствевшую от налета духовной скверны душу, вызвать покаяние и перемену ума, необходимые душе для спасения.

Любимым персонажем Федора Михайловича стал никто иной, как главный персонаж романа «Идиот» князь Мышкин. Герой в черновиках романа называется – ни больше, ни меньше – «князем Христовым», а параллель со Спасителем в аллюзиях на евангельские сцены отмечал литературовед Долинин.

«Главная мысль романа – изобразить положительно прекрасного человека. Труднее этого нет ничего на свете», – писал Достоевский.

Многие черты характера Мышкина автор «писал» с самого себя. Герой стал настоящим олицетворением христианской добродетели, и его главное стремление – «восстановить и воскресить человека».

Читать еще:  Как сделать солнце из ткани своими руками. Поделка солнышко: мастер-класс с пошаговым пояснением как и из чего можно сделать детскую поделку (60 фото). Солнышко из ткани

Важным и значимым произведением, романом русской жизни «Братья Карамазовы» завершил Достоевский не только свое творчество, но даже земной путь. Через 2 месяца после его публикации Федор Михайлович отошел ко Господу. Три родных брата – как типы личностей, по-своему отвечающих на извечные вопросы о Боге и бессмертии души. Ивана Карамазова характеризуют фразой «если Бога нет, то все позволено» и таким образом рисуют атеистов всех времен, чья жизнь бессмысленна и рассеяна на мирскую суету. Алеша уверен и в Боге, и в бессмертии своей души. Дмитрий верит в Бога, но не чужд сомнений.

Поле битвы – сердца людей

Для своих современников, людей XIX века, Достоевский был крупным русским писателем, но не больше. По-настоящему пророческая сущность мастера пера раскрылась в следующем веке, когда процессы, замеченные бодрым христианским оком Федора Михайловича на фоне имперской расслабленности, громом средь ясного неба ударили по России залпами революций. Безбожие XX века – как новое грехопадение, расчеловечивание, «если Бога нет, то все можно». Свобода – это отныне не освобождение от уз греха, а наоборот, потакание ему, когда глас поврежденной падением природы стал ложно оцениваться как естественное и нормальное состояние человека.

«Когда закончится Достоевский?» – это вопрос русской жизни, исполненный не раздражения или сарказма, но тяжкой боли в понимании, насколько глубоко видел предстоящие мировые процессы писатель. В «Легенде о великом инквизиторе» Достоевский показывает и наши дни. Человек, оставшись без Бога, будет искать нового рабства, комфортного и сытого. «Не ради Иисуса, а ради хлеба куса». Не эта ли модель каждодневно проявляется в компромиссах современников в жизни, лишь бы иметь теплое место?

Основной чертой русского народа Достоевский называл справедливость и жажду ее. Речь, несомненно, шла не о жестокой устремленности наказать и покарать, а подразумевалась особенность непримиримо «жаждать и алкать правды» в христианском смысле, не мириться с несовершенством мира и самих себя. Постоянно будить засыпающую и сдающуюся под гнетом мира совесть. Писатель очень тонко заметил, что вера русского народа – это не одна церковность, но живая вера во всей полноте жизни. Православие – это не воскресный поход в храм как одно из ряда дел человеческих. Наша вера требует изменения себя и преображения пространства вокруг, взгляда на мир очами Христа.

Спасителя Достоевский называет любовью русского народа, Смыслом существования, конечной точкой всех устремлений и внутреннего надрыва. Неверующие критики с ужасом и непониманием порой оценивали страдания героев и высказывания Федора Михайловича о добровольном принятии мук ради Бога. Оно и понятно, страдание ради страдания, тяжелые жизненные обстоятельства без Создателя превратят нашу земную жизнь в настоящий ад, надломят, выпотрошат всю душу. Но в вере – которая не от мира сего – жизненные трудности и воспринимаются, и принимаются, и ощущаются совсем

иначе. Испытания – это Божественное сверло, пронзающее нашу черствую душу, освобождая ее задыхающиеся от греха легкие для спасительного воздуха благодати. Может быть, мы до сих пор еще не разгадали Федора Михайловича и до сих пор не поняли тех тонких и острых замечаний, которые он своим пытливым, чистым, честным, искренним христианским умом пытался раскрыть, прежде всего для себя самого, непрестанно пребывая в поисках ответов на вопросы о Боге и бессмертии души.

Владимир Соловьев говорил о Достоевском: «Творят жизнь люди веры». Сознательная жизнь Федора Михайловича начиналась с чтения Евангелия – им же и завершилась в последние минуты жизни. Достоевский сказал русскому народу самое главное – мы будем народом, пока мы будем верить во Христа, надеяться на Него, всем сердцем любить Его. 1000 лет назад Господь избрал племена восточных славян для великой русской миссии – проповеди Бога Живого. Федор Михайлович Достоевский, плоть от плоти нашего народа, с этой ответственной задачей справился. А мы?

Федор Михайлович Достоевский: афоризмы

Проект «Мысли великих»

Журнал «Фома» продолжает рублику «Мысли великих», где публикуются изречения и афоризмы святых отцов, писателей, философов. Сборники изречений – древняя традиция, восходящая к античности и раннему христианству. Один из самых известных патериков назывался «алфавитным» или «азбучным», поскольку содержал афоризмы и назидательные истории из жизни подвижников, сгруппированные в алфавитном порядке.
Предлагаем нашим читателям подборку изречений Федора Михайловича Достоевского.

Вера:

…сколько я ни встречался с неверующими и сколько ни читал таких книг, всё мне казалось, что и говорят они и в книгах пишут совсем будто не про то, хотя с виду и кажется, что про то… сущность религиозного чувства ни под какие рассуждения, ни под какие проступки и преступления и ни под какие атеизмы не подходит; тут что-то не то, и вечно будет не то; тут что-то такое, обо что вечно будут скользить атеизмы и вечно будут не про то говорить.

Идея о бессмертии — это сама жизнь, живая жизнь, ее окончательная формула и главный источник истины и правильного сознания для человечества.

… человек ищет не столько Бога, сколько чудес.

Человек:

Люди, люди — самое главное. Люди дороже даже денег.

Без зачатков положительного и прекрасного нельзя выходить человеку в жизнь из детства, без зачатков положительного и прекрасного нельзя пускать поколение в путь.

Дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей.

Знание не перерождает человека: оно только изменяет его, но изменяет не в одну всеобщую, казенную форму, а сообразно натуре этого человека.

Ко всему-то подлец человек привыкает!

Потеряв цель и надежду, человек с тоски обращается нередко в чудовище.

Человек в стыде обыкновенно начинает сердиться и наклонен к цинизму.

В самом деле, выражаются иногда про “зверскую” жестокость человека, но это страшно несправедливо и обидно для зверей: зверь никогда не может быть так жесток, как человек, так артистически, так художественно жесток.

Я не хочу и не могу верить, чтобы зло было нормальным состоянием людей.

…очень часто только так кажется, что нет точек общих, а они очень есть… это от лености людской происходит, что люди так промеж собой на глаз сортируются и ничего не могут найти…

Человек он умный, но чтоб умно поступать — одного ума мало.

Дурак, признавший, что он дурак, уже не дурак.

Жизнь общества, народ, свобода:

Мерило народа не то, каков он есть, а то, что он считает прекрасным и истинным.

Высшая и самая характерная черта нашего народа — это чувство справедливости и жажда ее.

Разум, наука и реализм могут создать лишь муравейник, а не социальную гармонию, в которой бы можно было ужиться человеку.
Даром никогда ничего не достанется. Будем трудиться, будем и свое мнение иметь. А так как мы никогда не будем трудиться, то и мнение за нас будут иметь те, кто вместо нас до сих пор работал, то есть все та же Европа, все те же немцы – двухсотлетние учителя наши.

– Как это взглянуть не умею? Есть глаза, и гляди. Не умеешь здесь взглянуть, так и за границей не выучишься.

Если хочешь победить весь мир, победи себя.

В отвлеченной любви к человечеству любишь почти всегда одного себя.

Читать еще:  Количество национальностей в российской федерации. Сколько же национальностей в мире? Краткая история заселения России

Овладей собою сначала, и увидишь рай… Не безграничная личность, а смирись, подчини себя себе, овладей собою, – что, впрочем, и есть самое сильное проявление личности, и не требуй прав человечества, не то первый позовешь на помощь закон. Да, тем и кончишь. Когда ты первый их не достоин и первый в этом идеальном обществе производишь диссонанс своей злобой и жадностью наслаждений даром, за которые ничем нравственно не хочешь платить.

…общественных гражданских идеалов. не связанных органически с идеалами нравственными. не существовало никогда, да и не может существовать!

Добро и зло:

Оправдайте, не карайте, но назовите зло злом.

Добрые дела не остаются без награды, и добродетель всегда будет увенчана венцом справедливости Божией, рано ли, поздно ли.

Искренность:

Главное, самому себе не лгите.

Честный человек ничего не должен бояться!

Что ложью началось, то ложью и должно было кончиться; это закон природы.

Сколько зла можно устранить откровенностью!

Нет ничего в мире труднее прямодушия и нет ничего легче лести.

Можно ошибиться в идее, но нельзя ошибиться сердцем и ошибкой стать бессовестным, то есть против своего убеждения.

Страдания и милосердие:

Так, когда мы несчастны, мы сильнее чувствуем несчастие других; чувство не разбивается, а сосредотачивается.

Сострадание есть главнейший и, может быть, единственный закон бытия всего человечества.

Мужество:

Трус тот, кто боится и бежит; а кто боится и не бежит, тот еще не трус.

Все в руках человека, и все-то он мимо носу проносит, единственно от одной трусости. Это уж аксиома. Любопытно, чего люди больше боятся? Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся.

Дети:

Родивший не есть еще отец, а отец есть – родивший и заслуживший.

Знайте же, что ничего нет выше и сильнее, и здоровее, и полезнее впредь для жизни, как хорошее какое-нибудь воспоминание, и особенно вынесенное ещё из детства, из родительского дома… Если много набрать таких воспоминаний с собою в жизнь, то спасён человек на всю жизнь.

Дети в школах народ безжалостный: порознь ангелы Божии, а вместе, особенно в школах, весьма часто безжалостны.

Биография Федора Михайловича Достоевского

Фёдор Михайлович Достоевский родился 30 октября 1821 года в семье главного врача московской Мариинской больницы.
В мае 1837 г. семья будущего писателя переехала в Санкт-Петербург, где с 1838 по 1843 гг. Достоевский учился в Инженерном училище, окончив его в чине подпоручика.
По окончании училища Достоевский решил оставить службу и посвятить себя литературной деятельности.
Первый роман «Бедные люди» (1844—45) принёс писателю успех после публикации в 1846 году.
Тогда же Достоевский вошел в круг литераторов «натуральной школы», где подружился с Н. А. Некрасовым и В. Г. Белинским – идейным вдохновителем движения.
Две последующие повести – «Двойник» (1846) и «Хозяйка» (1847) – вызвали критику Белинского, после чего Достоевский порвал со всем литературным кружком, объединившимся в это время вокруг журнала «Современник».
В последующие два года он создал ряд рассказов и повестей, из которых самыми яркими являются «Белые ночи» (1848) и «Неточка Незванова» (1849).
Тогда же Достоевский вошёл в революционный кружок М. В. Буташевича-Петрашевского и увлёкся социалистическими теориями Фурье. После внезапного ареста петрашевцев Достоевский был приговорён, в числе остальных участников кружка, сначала к «смертной казни расстрелянием», а затем, по «высочайшей амнистии» Николая I, к четырём годам каторжных работ, с последующей отдачей в солдаты. С 1850 по 1854 г. Достоевский пробыл на каторге, после чего был зачислен рядовым в пехотный полк, размещённый в Семипалатинске. В 1857 г. его произвели в офицеры и возвратили потомственное дворянство, вместе с правом печататься.
Вернувшись к литературным трудам Достоевский работал сперва в комическом роде, чтобы избежать цензурных нареканий. Так в 1859 году им были созданы две комические «провинциальные» повести – «Дядюшкин сон» и «Село Степанчиково и его обитатели».
За время пребывания в Сибири Достоевский пересмотрел свои взгляды, отказавшись от социалистических идей. В Тобольске, следуя по этапу, Достоевский встретился с жёнами декабристов, которые подарили ему Новый Завет. Это была единственная книга, разрешённая на каторге. С той поры главным жизненным идеалом для Достоевского стал Христос. На каторге, общаясь с народом, Достоевский не только не озлобился, но, наоборот, убедился в необходимости «возврата к народному корню, к узнанию русской души, к признанию духа народного» для всей дворянской интеллигенции.
В 1859 г. Достоевский получил разрешение вернуться в Петербург, где снова занялся литературным творчеством.
Для издаваемого им совместно с братом Михаилом журнала «Время» (1861—63) Достоевский написал роман «Униженные и оскорблённые» (1861) и произведение «Записки из мёртвого дома» (1860—61), где он художественно осмыслил всё увиденное и пережитое на каторге.
В 1864 г. после смерти жены и брата Достоевский был вынужден прекратить издание еще журнала «Эпоха», который он издавал также совместно с братом. Тогда же он написал повесть «Записки из подполья», в которой отразил переживание личной трагедии. В этой повести писатель нашел свой стиль и своего героя, характер которого станет затем психологической основой для героев всех его поздних романов.
В 1866 году Достоевский создал два романа – «Игрок» и «Преступление и наказание». После романа «Преступление и наказание» Достоевский стал в первый ряд руских романистов наравне с Л. Н. Толстым, И. А. Гончаровым и И. С. Тургеневым. Вопреки духу эпохи 1860-х гг. Достоевский в своем романе доказывал необходимость веры в Бога через изображение в лице главного героя типичного представителя молодёжи того времени, который, будучи охваченным разрушительными идеями нигилизма, дошел в них до логического конца – отрицания понятий добра и зла, разрешая себе пролитие чужой крови. Но жизнь и христианская природа души привели героя к признанию Божией правды, как ни старался его разум ее отрицать. Этим романом Достоевский утвердил религиозно-философское направление в русской литературе, которое избрали для себя также Л. Н. Толстой, Н. С. Лесков, Ф. И. Тютчев.
В том же году Достоевский познакомился с будущей второй женой – А. Г. Сниткиной, с которой тогда же в 1866 году и обвенчался.
В 1867 г. Достоевский вместе с женой уехал за границу, где в Женеве написал роман «Идиот» (1868—69), изобразив в нем трагедию «положительно прекрасного человека» в условиях современной действительности.
В 1871 г. им был создан антинигилистический роман-памфлет «Бесы» в ответ на нашумевшее преступление, совершённое группой революционеров-анархистов под руководством С. Г. Нечаева. Достоевский увидел в этом злодеянии знамение времени и предвестие надвигающихся социальных катаклизмов. За этот роман Достоевский был назван позже «пророком русской революции».
В 1875 г. Достоевским был написан роман «Подросток», изданный в «Отечественных записках» Н. А. Некрасова.
В 1879-1880 гг. был создан роман «Братья Карамазовы», завершающий великое романное «пятикнижие» Достоевского и отразивший приход писателя к глубокой вере.
В 1880 году на Пушкинских празднествах, проходивших в Москве, Достоевский произнес свою знаменитую речь о Пушкине, которая стала своеобразным завещанием писателя, в котором он говорит о «всечеловечности, всепримиримости» русской души и о великой исторической миссии России – объединении во Христе всех народов Европы.
Умер писатель 28 января (9 февраля) 1881 в Санкт-Петербурге и был погребен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

Источники:

http://www.klaipeda1945.org/nashi-gosti/kakoe-pravoslavie-vospeval-dostoevskij/
http://pravoslavie.fm/articles/dostoevskiy-russkiy-prorok/
http://foma.ru/fedor-mixajlovich-dostoevskij-aforizmyi.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector