0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Почему «Грозу» нельзя считать драмой, по мнению Добролюбова? Единственно верное решение героини, по мнению Добролюбова.

Статья Добролюбова «Луч света в темном царстве»: краткое содержание и тезисы

В статье Добролюбова под названием «Луч света в темном царстве», краткое содержание которой изложено ниже, идет речь о произведении «Гроза» Островского, ставшем классикой русской литературы. Автор (портрет его представлен ниже) в первой части говорит о том, что Островский глубоко понимал жизнь русского человека. Далее Добролюбов проводит анализ статей, которые написали другие критики об Островском, отмечая при этом, что в них нет прямого взгляда на главные вещи.

Понятие драмы, существовавшее во времена Островского

Николай Александрович далее проводит сопоставление «Грозы» со стандартами драмы, принятыми в то время. В статье «Луч света в темном царстве», краткое содержание которой нас интересует, он рассматривает, в частности, принцип, установленный в литературе, о предмете драмы. В борьбе долга со страстью обычно несчастный конец имеет место тогда, когда побеждает страсть, а счастливый — в случае победы долга. Драма, кроме того, должна была, согласно существующей традиции, представлять единое действие. При этом писать ее следовало литературным, красивым языком. Добролюбов отмечает, что под понятие драмы «Гроза», таким образом, не подходит.

Почему «Грозу» нельзя считать драмой, по мнению Добролюбова?

Произведения подобного рода непременно должны заставлять читателей чувствовать уважение к долгу и изобличать страсть, которая считается вредной. Однако главная героиня описана отнюдь не в мрачных и темных красках, хотя она и является, согласно правилам драмы, «преступницей». Благодаря перу Островского (портрет его представлен ниже) мы проникаемся состраданием к этой героине. Автор «Грозы» смог ярко выразить, как красиво говорит и страдает Катерина. Эту героиню мы видим в весьма мрачном окружении и из-за этого начинаем невольно оправдывать порок, выступая против мучителей девушки.

Драма, как следствие, не выполняет своего предназначения, своей основной смысловой нагрузки не несет. Как-то неуверенно и медленно течет само действие в произведении, считает автор статьи «Луч света в темном царстве». Краткое содержание ее продолжается следующим образом. Добролюбов говорит о том, что в произведении нет ярких и бурных сцен. К «вялости» произведение приводит нагромождение действующих лиц. Язык же не выдерживает никакой критики.

Николай Александрович в статье «Луч света в темном царстве» приводит специально сравнительный анализ интересующей его пьесы на соответствие принятым стандартам, так как приходит к выводу, что стандартное, готовое представление о том, что в произведении должно быть, не позволяет отразить действительное положение вещей. Что бы вы могли сказать о юноше, который после знакомства с хорошенькой девушкой говорит ей, что по сравнению с Венерой Милосской ее стан не столь хорош? Добролюбов ставит вопрос именно таким образом, рассуждая о стандартизации подхода к произведениям литературы. Истина заключается в жизни и правде, а не в различных диалектических установках, как считает автор статьи «Луч света в темном царстве». Краткое содержание его тезиса состоит в том, что нельзя сказать, что человек именно по своей природе зол. Следовательно, в книге необязательно побеждать должно добро, а проигрывать — зло.

Добролюбов отмечает значение Шекспира, а также мнение Аполлона Григорьева

Добролюбов («Луч света в темном царстве») говорит также о том, что долгое время литераторы не обращали особого внимания на движение к первородным началам человека, к его корням. Вспомнив Шекспира, он отмечает, что этот автор смог поднять на новую ступень человеческую мысль. После этого Добролюбов переходит к другим статьям, посвященным «Грозе». Упоминается, в частности, Аполлон Григорьев, отметивший основную заслугу Островского в том, что его творчество было народно. Добролюбов пытается ответить на вопрос о том, в чем заключается эта «народность». Он говорит, что Григорьев данное понятие не объясняет, поэтому само высказывание его нельзя рассматривать серьезно.

Произведения Островского — «пьесы жизни»

Рассуждает затем о том, что произведения Островского можно назвать «пьесами жизни», Добролюбов. «Луч света в темном царстве» (краткое содержание отмечает лишь основные моменты) — статья, в которой Николай Александрович говорит о том, что Островский рассматривает жизнь в целом, не пытаясь при этом сделать праведника счастливым или наказать злодея. Он оценивает общее положение вещей и заставляет читателя либо отрицать, либо сочувствовать, но безучастным не оставляет никого. Тех, кто в самой интриге не участвует, нельзя считать лишними, так как без них она была бы невозможна, что отмечает Добролюбов.

«Луч света в темном царстве»: анализ высказываний второстепенных персонажей

Добролюбов в своей статье анализирует высказывания второстепенных лиц: Кудряшки, Глаши и других. Он пытается понять их мир, внутреннее состояние, то, как они смотрят на реальность, окружающую их. Все особенности «темного царства» отмечает автор. Он говорит, что у этих людей жизнь настолько ограничена, что они не замечают, что имеется другая реальность, кроме их собственного замкнутого мирка. Автор анализирует, в частности, озабоченность Кабановой будущим старых порядков и традиций.

В чем заключена новизна пьесы?

«Гроза» — самое решительное произведение из созданных автором, как отмечает далее Добролюбов. «Луч света в темном царстве» — статья, в которой говорится о том, что самодурство «темного царства», взаимоотношения между его представителями доведены Островским до трагических последствий. Дуновение новизны, которое отмечали все знакомые с «Грозой», заключено в общем фоне пьесы, в людях, «ненужных на сцене», а также во всем, что говорит о скором конце старых устоев и самодурств. Гибель Катерины — это новое начало на данном фоне.

Читать еще:  Программа проведения нового года дома. Конкурс «Фруктовый или конфетный Дед Мороз». Устраиваем дома новогодний "Елочный переполох

Образ Катерины Кабановой

Статья Добролюбова «Луч света в темном царстве» далее продолжается тем, что автор переходит к анализу образа Катерины, главной героини, отведя ему довольно много места. Этот образ Николай Александрович описывает как шаткий, нерешительный «шаг вперед» в литературе. Добролюбов говорит о том, что сама жизнь требует появления активных и решительных героев. Для образа Катерины характерны интуитивное восприятие правды и естественное ее понимание. Добролюбов («Луч света в темном царстве») о Катерине говорит, что эта героиня самоотверженна, так как предпочитает выбрать смерть, чем существование при старых порядках. Могучая сила характера заключается у этой героини в ее целостности.

Мотивы поступков Катерины

Добролюбов кроме самого образа этой девушки рассматривает подробно мотивы ее поступков. Он замечает, что Катерина по природе своей не бунтарка, она не проявляет недовольства, не требует разрушений. Скорее, она созидатель, который жаждет любви. Именно это объясняет ее желание облагородить свои поступки в собственном сознании. Девушка молода, и желание любви и нежности естественно для нее. Однако Тихон является настолько забитым и зацикленным, что эти желания и чувства своей жены понять не может, о чем говорит ей прямо.

Катерина воплощает идею русского народа, считает Добролюбов («Луч света в темном царстве»)

Тезисы статьи дополняются еще одним утверждением. Добролюбов в конце концов находит в образе главной героини то, что автор произведения воплотил в ней идею русского народа. Об этом он говорит довольно абстрактно, с широкой и ровной рекой сравнивая Катерину. У нее ровное дно, она плавно обтекает встречающиеся на пути камни. Сама река оттого лишь шумит, что это соответствует ее природе.

Единственно верное решение героини, по мнению Добролюбова

Добролюбов находит в анализе действий этой героини то, что единственно верным решением для нее является побег с Борисом. Девушка может бежать, однако зависимость от родственника его возлюбленного показывает, что этот герой является по сути таким же, как и муж Катерины, лишь более образованным.

Финал пьесы

Отраден и трагичен одновременно финал пьесы. Главная мысль произведения — избавление от оков так называемого темного царства любой ценой. Невозможна жизнь в его среде. Даже Тихон, когда труп его супруги вытаскивают, кричит, что ей хорошо теперь и спрашивает: «А как же я?» Финал пьесы и сам этот крик дают однозначное понимание правды. Слова Тихона заставляют смотреть на поступок Катерины не как на любовную интригу. Перед нами открывается мир, в котором мертвым завидуют живые.

На этом заканчивается статья Добролюбова «Луч света в темном царстве». Мы выделили лишь основные моменты, коротко описав ее краткое содержание. Однако при этом были упущены некоторые подробности и замечания автора. «Луч света в темном царстве» лучше прочитать в оригинале, поскольку эта статья является классикой русской критики. Добролюбов дал хороший образец того, как следует анализировать произведения.

Почему «Грозу» нельзя считать драмой, по мнению Добролюбова? Единственно верное решение героини, по мнению Добролюбова.

Луч света в темном царстве

(Гроза, Драма в пяти действиях

А.Н.Островского, СПБ., 1860 г.)

Незадолго до появления на сцене «Грозы» мы разбирали очень подробно все произведения Островского. Желая представить характеристику таланта автора, мы обратили тогда внимание на явления русской жизни, воспроизводимые в его пьесах, старались уловить их общий характер и допытаться, таков ли смысл этих явлений в действительности, каким он представляется нам в произведениях нашего драматурга. Если читатели не забыли, — мы пришли тогда к тому результату, что Островский обладает глубоким пониманием русской жизни и великим уменьем изображать резко и живо самые существенные ее стороны. «Гроза» вскоре послужила новым доказательством справедливости нашего заключения. Мы хотели тогда же говорить о ней, но почувствовали, что нам необходимо пришлось бы при этом повторить многие из прежних наших соображении, и потому решились молчать о «Грозе», предоставив читателям, которые поинтересовались нашим мнением, поверить на ней те общие замечания, какие мы высказали об Островском еще за несколько месяцев до появления этой пьесы. Наше решение утвердилось в вас еще более, когда мы увидели, что по поводу «Грозы» появляется во всех журналах и газетах целый ряд больших и маленьких рецензий, трактовавших дело с самых разнообразных точек зрения. Мы думали, что в этой массе статеек скажется наконец об Островском и о значении его пьес что-нибудь побольше того, нежели что мы видели в критиках, о которых упоминали в начале первой статьи нашей о «Темном царстве»*. В этой надежде и в сознании того, что наше собственное мнение о смысле и характере произведений Островского высказано уже довольно определенно, мы и сочли за лучшее оставить разбор «Грозы».

* См. «Современник», 1959 г., Э VII. (Примеч. Н.А.Добролюбова.)

Но теперь, снова встречая пьесу Островского в отдельном издании и припоминая все, что было о ней писано, мы находим, что сказать о ней несколько слов с нашей стороны будет совсем не лишнее. Она дает нам повод дополнить кое-что в наших заметках о «Темном царстве», провести далее некоторые из мыслей, высказанных нами тогда, и — кстати — объясниться в коротких словах с некоторыми из критиков, удостоивших нас прямою или косвенною бранью.

Надо отдать справедливость некоторым из критиков: они умели понять различие, которое разделяет нас с ними. Они упрекают нас в том, что мы приняли дурную методу — рассматривать произведение автора и затем, как результат этого рассмотрения, говорить, что в нем содержится и каково это содержимое. У них совсем другая метода: они прежде говорят себе — что должно содержаться в произведении (по их понятиям, разумеется) и в какой мере все должное действительно в нем находится (опять сообразно их понятиям). Понятно, что при таком различии воззрений они с негодованием смотрят на наши разборы, уподобляемые одним из них «приисканию морали к басне». Но мы очень рады тому, что наконец разница открыта, и готовы выдержать какие угодно сравнения. Да, если угодно, наш способ критики походит и на приискание нравственного вывода в басне: разница, например, в приложении к критике комедии Островского, и будет лишь настолько велика, насколько комедия отличается от басни и насколько человеческая жизнь, изображаемая в комедиях, важнее и ближе для нас, нежели жизнь ослов, лисиц, тростинок и прочих персонажей, изображаемых в баснях. Во всяком случае, гораздо лучше, по нашему мнению, разобрать басню и сказать: «вот какая мораль в ней содержится, и эта мораль кажется нам хороша или дурна, и вот почему», — нежели решить с самого начала: в этой басне должна быть такая-то мораль (например, почтение к родителям) и вот как должна она быть выражена (например, в виде, птенца, ослушавшегося матери и выпавшего из гнезда); но эти условия не соблюдены, мораль не та (например, небрежность родителей о детях) или высказана не так (например, в примере кукушки, оставляющей свои яйца в чужих гнездах), — значит, басня не годится. Этот способ критики мы видели не раз в приложении к Островскому, хотя никто, разумеется, и не захочет в том признаться, а еще на нас же, с больной головы на здоровую, свалят обвинение, что мы приступаем к разбору литературных произведений с заранее принятыми идеями и требованиями. А между тем, чего же яснее, — разве не говорили славянофилы: следует изображать русского человека добродетельным и доказывать, что корень всякого добра — жизнь по старине; в первых пьесах своих Островский этого не соблюл, и потому «Семейная картина» и «Свои люди» недостойны его и объясняются только тем, что он еще подражал тогда Гоголю. А западники разве не кричали: следует научать в комедии, что суеверие вредно, а Островский колокольным звоном спасает от погибели одного из своих героев; следует вразумлять всех, что истинное благо состоит в образованности, а Островский в своей комедии позорит образованного Вихорева перед неучем Бородкиным; ясно, что «Не в свои сани не садись» и «Не так живи, как хочется» — плохие пьесы. А приверженцы художественности разве не провозглашали: искусство должно служить вечным и всеобщим требованиям эстетики, а Островский в «Доходном месте» низвел искусство до служения жалким интересам минуты; потому «Доходное место» недостойно искусства и должно быть причислено к обличительной литературе. А г.Некрасов из Москвы[*]* разве не утверждал: Большов не должен в нас возбуждать сочувствия, а между тем 4-й акт «Своих людей» написан для того, чтобы возбудить в нас сочувствие к Большову; стало быть, четвертый акт лишний. А г.Павлов (Н.Ф.)[*] разве не извивался, давая разуметь такие положения: русская народная жизнь может дать материал только для балаганных** представлений; в ней нет элементов для того, чтобы из нее состроить что-нибудь сообразное «вечным» требованиям искусства; очевидно поэтому, что Островский, берущий сюжет из простонародной жизни, есть не более как балаганный сочинитель… А еще один московский критик разве не строил таких заключений: драма должна представлять нам героя, проникнутого высокими идеями; героиня «Грозы», напротив, вся проникнута мистицизмом***, следовательно, не годится для драмы, ибо не может возбуждать нашего сочувствия; следовательно, «Гроза» имеет только значение сатиры, да и то неважной, и пр, и пр…

Читать еще:  Культурный шок как результат взаимодействия культур. Различные фазы культурного шока

* Примечания к словам, отмеченным [*], см. в конце текста.

** Балаган — ярмарочное народное театральное зрелище с примитивной сценической техникой; балаганный — здесь: примитивный, простонародный.

*** Мистицизм (с греч.) — склонность к вере в сверхъестественный мир.

Кто следил за тем, что писалось у нас по поводу «Грозы», тот легко припомнит и еще несколько подобных критик. Нельзя сказать, чтоб все они были написаны людьми совершенно убогими в умственном отношении; чем же объяснить то отсутствие прямого взгляда на вещи, которое во всех них поражает беспристрастного читателя? Без всякого сомнения, его надо приписать старой критической рутине, которая осталась во многих головах от изучения художественной схоластики в курсах Кошанского, Ивана Давыдова, Чистякова и Зеленецкого[*]. Известно, что по мнению сих почтенных теоретиков критика есть приложение к известному произведению общих законов, излагаемых в курсах тех же теоретиков: подходит под законы — отлично; не подходит — плохо. Как видите, придумано недурно для отживающих стариков; покамест такое начало живет в критике, они могут быть уверены, что не будут считаться совсем отсталыми, что бы ни происходило в литературном мире. Ведь законы прекрасно установлены ими в их учебниках, на основании тех произведений, в красоту которых они веруют; пока все новое будут судить на основании утвержденных ими законов, до тех пор изящным и будет признаваться только то, что с ними сообразно, ничто новое не посмеет предъявить своих прав; старички будут правы, веруя в Карамзина[*] и не признавая Гоголя, как думали быть правыми почтенные люди, восхищавшиеся подражателями Расина[*] и ругавшие Шекспира пьяным дикарем, вслед за Вольтером[*], или преклонявшиеся пред «Мессиадой» и на этом основании отвергавшие «Фауста»[*], Рутинерам, даже самым бездарным, нечего бояться критики, служащей пассивною поверкою неподвижных правил тупых школяров, и в то же время — нечего надеяться от нее самым даровитым писателям, если они вносят в искусство нечто новое и оригинальное. Они должны идти наперекор всем нареканиям «правильной» критики, назло ей составить себе имя, назло ей основать школу и добиться того, чтобы с ними стал соображаться какой-нибудь новый теоретик при составлении нового кодекса искусства. Тогда и критика смиренно признает их достоинства; а до тех пор она должна находиться в положении несчастных неаполитанцев, в начале нынешнего сентября, которые хоть и знают, что не нынче так завтра к ним Гарибальди[*] придет, а все-таки должны признавать Франциска своим королем, пока его королевскому величеству не угодно будет оставить свою столицу.

Читать еще:  Как и чем отмыть краску для волос с кожи: лучшие и оригинальные рецепты. Лучшее средства, чем можно отмыть краску для волос с кожи эффективно и в кратчайшие сроки

Оценка характера Катерины Кабановой (героини пьесы «Гроза» А.Н.Островского) по статье Н.А. Добролюбова «Луч света в темном царстве»

Оценка характера Катерины Кабановой (героини пьесы «Гроза» А.Н.Островского) по статье Н.А. Добролюбова «Луч света в темном царстве»

Критическая статья Н.А. Добролюбова «Луч света в темном царстве» (1860) посвящена драме А.Н. Островского «Гроза». В центре внимания критика находится фигура главной героини пьесы – Катерины Кабановой.
Стоит заметить, что характер и поступки Катерины Добролюбов рассматривает с позиций революционной демократии, убежденным сторонником которой он являлся. В частности, критик «считал равенство людей «естественным состоянием» человеческой природы, а угнетение — следствием ненормального устройства, которое должно быть уничтожено».
Итак, Добролюбов называет «Грозу» Островского «самым решительным произведением» автора — в нем драматург откровенно показывает самые темные стороны жизни русского народа. Однако, несмотря на это, в пьесе есть «что-то освежающее и ободряющее». И это, прежде всего, «самый характер Катерины». От него «веет на нас новою жизнью, которая открывается нам в самой ее гибели».
Критик считает, что образ Катерины, ее характер – это решительный «шаг вперед не только в драматической деятельности Островского, но и во всей нашей литературе». Этот характер актуален как никогда, потому что «соответствует новой фазе нашей народной жизни», он «давно требовал своего осуществления в литературе».
По мнению Добролюбова, характер Катерины силен потому, что «неуклонно верен чутью естественной правды, исполнен веры в новые идеалы и самоотвержен, в том смысле, что ему лучше гибель, нежели жизнь при тех началах, которые ему противны».
Катерина прислушивается к себе и поступает так, как велит ей сердце. Именно «в этой цельности и гармонии характера заключается его сила», — убежден критик. — Вольный воздух и свет, вопреки всем предосторожностям погибающего самодурства, врываются в келью Катерины, она рвется к новой жизни, хотя бы пришлось умереть в этом порыве. Что ей смерть? Все равно — она не считает жизнью и то прозябание, которое выпало ей на долю в семье Кабановых».
Далее Добролюбов тщательно анализирует мотивы поведения Катерины. Критик считает глубоко символичным, что Островский выбрал своей героиней именно женщину — «самый сильный протест бывает тот, который поднимается наконец из груди самых слабых и терпеливых». В русском патриархальном обществе женщина — самое бесправное существо, именно поэтому, если женщина захочет изменить свою судьбу, то ее дело будет серьезно и решительно».
Добролюбов подчеркивает, что героиня по своей природе – вовсе не буйный характер, нуждающийся в постоянном разрушении. «Это характер по преимуществу созидающий», нуждающийся в любви и душевном тепле.
Кроме того, Катерина — характер тонкий, поэтический: «Вот почему она старается все осмыслить и облагородить в своем воображении». Героине необходимо «подпитываться» внешними впечатлениями, красотой окружающего мира, людей и их взаимоотношений. Но «в сумрачной обстановке новой семьи начала чувствовать Катерина недостаточность внешности». Героиня «ищет прибежища по-прежнему в религиозной практике, в посещении церкви, в душеспасительных разговорах; но и здесь не находит уже прежних впечатлений». В итоге — «все мрачно, страшно вокруг нее, все веет холодом и какой-то неотразимой угрозой».
Но эти ужасающие условия только помогли героине повзрослеть: она «возмужала, в ней проснулись другие желания, более реальные». Катерина отчетливо осознает, что хочет «любви и преданности». Раньше, выходя замуж, героиня ничему не противилась, хотя и не любила Тихона. Добролюбов объясняет это тем, что в девушке было «мало знания и много доверчивости».
Но теперь все изменилось. И в этих новых обстоятельствах проявился сильный характер Катерины: «Но когда она поймет, что ей нужно, и захочет чего-нибудь достигнуть, то добьется своего во что бы то ни стало: тут-то и проявится вполне сила ее характера, не растраченная в мелочных выходках».
Героиня полюбила и пошла в своем чувстве до конца. Мы видим, что воспитание, среда, в которой она росла, дают о себе знать: она «сохранила от своего воспитания одно сильное чувство — страх каких-то темных сил, чего-то неведомого, чего она не могла бы объяснить себе хорошенько, ни отвергнуть». Но и здесь, по мнению критика, Катерина побеждает себя, свои страхи. Она слушает свою натуру и идет в своем желании до конца. А когда оказывается преданной Борисом и понимает, что ей придется возвратиться в «темное царство», то решает «освободиться» навеки.
Добролюбов заключает: «Грустно, горько такое освобождение; но что же делать, когда другого выхода нет. Хорошо, что нашлась в бедной женщине решимость хоть на этот страшный выход. В том и сила ее характера, оттого-то «Гроза» и производит на нас впечатление освежающее…»
Я во многом согласна с оценками Добролюбова относительно Катерины. Я также считаю ее очень цельной и гармоничной натурой, прислушивающейся к голосу своей души. Катерина – светлый человек, именно поэтому она так поэтична, поэтому она искренне верит в Бога, поэтому она всей душой полюбила Бориса.
Но я не согласна с Добролюбовым в том, что героиня умирает, потому что протестует против «темного царства». Мне кажется, что Катерина бросается в Волгу, наказывая себя. На мой взгляд, она не смогла побороть в себе тех взглядов, которые были привиты ей воспитанием. Еще только решаясь на роман с Борисом, она говорит, что скоро умрет, потому что совершает большой грех. Я думаю, в последний момент ужас, отчаяние, одиночество победили даже страх Катерины перед Богом, и она совершает самый большой грех – кончает с собой.
Однако я солидарна с Добролюбовым в том, что Катерина – «луч света в темном царстве». Она единственная естественна, искренна, прекрасна в своем желании жить «светлой» жизнью, существовать согласно божьим законам.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Источники:

http://fb.ru/article/180878/statya-dobrolyubova-luch-sveta-v-temnom-tsarstve-kratkoe-soderjanie-i-tezisyi
http://www.litmir.me/br/?b=131307&p=13
http://www.litra.ru/composition/get/coid/00175921283597084402

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector