2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пожить по-барски: кто спасет разрушенные дворянские гнезда. А

Пожить по-барски: кто спасет разрушенные дворянские гнезда

МОСКВА, 20 марта , Светлана Баева. Поездки по дворянским поместьям активно входят в моду. Одна из главных туристических премьер 2018 года в Подмосковье Четыре сезона в русских усадьбах. Но даже самые знаменитые в свое время имения сейчас под угрозой исчезновения. О дворянском туризме и царских руинах в материале.

В постояльцы к Жомини

Для Европы не редкость, когда обладатели замков сами устраивают экскурсии гражданам и рассказывают об истории патримониальных гнезд. С возрождением усадеб такой вид туризма возник и в России.

Например, Хвалевское, Вологодская Швейцария, уникальный монумент Русского Севера. Несколько раз в год там собираются внуки основателя усадьбы Николая Качалова. Они выкупили и восстановили усадьбу.

Но и для посторонних усадьба доступна: есть дни открытых дверей, экскурсии по предварительным заявкам. Здесь проходят народные праздники и музыкальные и поэтические вечера.

Можно увидеть саму усадьбу (но лишь снаружи), посетить этническую деревню на ее территории.

Классическая советская дворянская усадьба! Огромная ухоженная территория! довольствуются туристы. Все воссоздано с большой любовью.

Даже запошивочная атмосфера сохранена ставок с каньонами и подвесными мостами, виноградники, из которых делают вино, множество яблонь для кальвадоса.

В усадьбе Скорняково-Архангельское (Липецкая область) можно и пожить. На ближайшие выходные двухместный номер на две ночи в срубе Школа стоит от 8 тысяч целковых, четырехместный в левом крыле дома с мезонином от 26 тысяч. Этой усадьбе более трех столетий, она тесно связана с историей царского дома Романовых.

Сейчас здесь осуществляются концерты классической, джазовой мелодии, праздники, регулярные вечера дворянских игр.

Все серьезно звучат романсы, гости играют в азартные игры, ставки принимаются царскими купюрами.

В Ульяновске, одном из главных городов красного туризма, в этом 9-12 месяцу появился брендовый маршрут Дворянин на Волге. Он объединяет давние особняки, дома Ивана Гончарова, Владимира Ленина, губернский, советский и современный город.

В Подмосковье планируют запустить 30 новых усадебных программ. Недавно, как сообщает отдел связи с общественность правительства Московской области, произошло первое путешествие по императорскому свой маршруту ( Усадебный экспресс ).

Туристы посетили достопримечательности, связанные с членами императорской семьи Романовых, усадьбы Ильинское, Усово, Архангельское.

Например, у нас попадается программа Гусарская баллада в Дмитрове по местам съемок фильма. Наши экскурсии посещали потомки рода Мусиных-Пушкиных из Франции, поясняет она.

По ее словам, иностранцы не такие уж редкие гости на экскурсиях по усадьбам. Проявляют интерес жители Прибалтики, американцы, китайцы.

Последних, например, особенно привлекает усадьба Большие Горки, где находится Государственный эпохиальный музей-заповедник Горки Ленинские. Жителей Прибалтики притягивают места, сопряжённые с классиками русской литературы.

Модная проблема и азарт

Изюминка экскурсий, предлагаемых Дариной, посещение закрытых усадеб. Например, Марфино роскошное, романтичное поместье с розовым дворцом и мостом, морами прудов, чугунными фонтанами и белыми грифонами. Здесь располагается санаторий Министерства обороны России, доступ на территорию закрыт.

Мы пишем официальное письмо, берем паспортные данные всей группы, получаем разрешение, говорит Дарина.

По ее словам, усадьбы входят в моду, люди интересуются ситуацией, дворянством. А при посещении закрытых усадеб возникает даже азарт увидеть то, что недоступно.

Но часть усадеб под угрозой исчезновения. Один из самых ослепительных примеров усадьба Шереметьевых Михайловское в Подмосковье. Там жена графа Сергея Шереметьева, Екатерина Шереметьева, любимая мнучка поэта князя Петра Вяземского, создала уникальный музей с кабинетом для научных занятий, библиотекой, ботаническим садом.

Публикация от Усадьбы (@russianmanors) 4 Мар 2018 в 11:51 PST

Там были биологические наблюдения, работали солиднейшие ученые, туда приходили экскурсанты.

Разрушенные усадьбы можно спасти. Вера Стерлина, генеральный управляющий некоммерческого партнерства Русская усадьба, утверждает, что за последние пять лет не только вырос интерес к поместьям у общества, изменилось и отношение госструктур. Власти поняли, что усадьбы становятся брендом в рекламных кампаниях России.

Необходима важная комплексная государственная программа с привлечением частных инвестиций, создание для них системы льгот, резюмирует эксперт.

Пожить по-барски: кто спасет разрушенные дворянские гнезда

МОСКВА, 20 мар — РИА Новости, Светлана Баева. Поездки по дворянским поместьям активно входят в моду. Одна из главных туристических премьер 2018 года в Подмосковье — «Четыре сезона в русских усадьбах». Но даже самые знаменитые в свое время имения сейчас под угрозой исчезновения. О «дворянском» туризме и царских руинах — в материале РИА Новости.

Читать еще:  Телеведущие девушки 1 канала. Рейтинг самых привлекательных телеведущих среди женщин

В гости к Жомини

Для Европы не редкость, когда владельцы замков сами устраивают экскурсии туристам и рассказывают об истории родовых гнезд. С возрождением усадеб такой вид туризма возник и в России.

Например, Хвалевское, «Вологодская Швейцария», — уникальный памятник Русского Севера. Несколько раз в год там собираются потомки основателя усадьбы Николая Качалова. Они выкупили и восстановили усадьбу.

Но и для посторонних усадьба доступна: есть дни открытых дверей, экскурсии по предварительным заявкам. Здесь проходят народные праздники и музыкальные и поэтические вечера.

В поместье барона Антуана-Анри Жомини в Нижегородской области в позапрошлом веке, вероятно, бывал Александр Пушкин и точно — Федор Тютчев, князь Александр Горчаков. Теперь тут проводятся ежедневные экскурсии, стоимость — 100-150 рублей.

Можно увидеть саму усадьбу (но лишь снаружи), посетить этническую деревню на ее территории.

«Классическая русская дворянская усадьба! Огромная ухоженная территория! — восхищаются туристы. — Все воссоздано с большой любовью».

Даже французская атмосфера сохранена — пруд с каньонами и подвесными мостами, виноградники, из которых делают вино, множество яблонь для кальвадоса.

Дворянские игры

В усадьбе Скорняково-Архангельское (Липецкая область) можно и пожить. На ближайшие выходные двухместный номер на две ночи в срубе «Школа» стоит от 8 тысяч рублей, четырехместный в левом крыле дома с мезонином — от 26 тысяч. Этой усадьбе более трех столетий, она тесно связана с историей царского дома Романовых.

Сейчас здесь проводятся концерты классической, джазовой музыки, праздники, регулярные «вечера дворянских игр».

Все серьезно — звучат романсы, гости играют в азартные игры, ставки принимаются царскими купюрами.

Новые маршруты

В Ульяновске, одном из главных городов «красного туризма», в этом году появился брендовый маршрут «Дворянин на Волге». Он объединяет старинные особняки, дома Ивана Гончарова, Владимира Ленина, губернский, советский и современный город.

В Подмосковье планируют запустить 30 новых усадебных программ. Недавно, как сообщает пресс-служба правительства Московской области, состоялось первое путешествие по императорскому маршруту («Усадебный экспресс»).

Туристы посетили достопримечательности, связанные с членами императорской семьи Романовых, — усадьбы Ильинское, Усово, Архангельское.

Этот маршрут вошел в программу «Четыре сезона в русских усадьбах», стартовавшую в этом году. «Мы стараемся соединить все усадьбы. Кому-то больше нравятся полуразрушенные имения, кому-то нужны хорошо сохранившиеся поместья с развитой инфраструктурой», — говорит Валентина Занина, обер-кондуктор проекта «Усадебный экспресс».

«Например, у нас есть программа «Гусарская баллада» в Дмитрове по местам съемок фильма. Наши экскурсии посещали потомки рода Мусиных-Пушкиных из Франции», — поясняет она.

По ее словам, иностранцы не такие уж редкие гости на экскурсиях по усадьбам. Проявляют интерес жители Прибалтики, американцы, китайцы.

Последних, например, особенно привлекает усадьба «Большие Горки», где находится Государственный исторический музей-заповедник «Горки Ленинские». Жителей Прибалтики притягивают места, связанные с классиками русской литературы.

Модная тема и азарт

«Мой интерес к усадьбе возник более 15 лет назад с изучения истории собственной семьи. Постепенно я перешла к истории дворянской эпохи в целом, — рассказывает Дарина Федорова-Землянская, автор проекта «Дворянские усадьбы». — Я нахожу бывшие дворянские гнезда, изучаю их историю с момента возникновения до наших дней, историю тех, кто там жил».

Изюминка экскурсий, предлагаемых Дариной, — посещение закрытых усадеб. Например, Марфино — пышное, романтичное поместье с розовым дворцом и мостом, каскадами прудов, чугунными фонтанами и белыми грифонами. Здесь располагается санаторий Министерства обороны России, доступ на территорию закрыт.

«Мы пишем официальное письмо, берем паспортные данные всей группы, получаем разрешение», — говорит Дарина.

По ее словам, усадьбы входят в моду, люди интересуются историей, дворянством. А при посещении закрытых усадеб возникает даже азарт — увидеть то, что недоступно.

Подмосковный изгой

Но часть усадеб — под угрозой исчезновения. Один из самых ярких примеров — усадьба Шереметьевых Михайловское в Подмосковье. Там жена графа Сергея Шереметьева, Екатерина Шереметьева, любимая внучка поэта князя Петра Вяземского, создала уникальный музей с кабинетом для научных занятий, библиотекой, ботаническим садом.

Там велись биологические наблюдения, работали известнейшие ученые, туда приходили экскурсанты.

Читать еще:  Как получить деньги на погребение неработающего. Социальное пособие на погребение по линии пфр

Пожить по-барски: кто спасет разрушенные дворянские гнезда. А

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 590 126
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 548 878

Иван Сергеевич Тургенев

Собрание сочинений в двенадцати томах

Том 6. Дворянское гнездо. Накануне. Первая любовь

Весенний, светлый день клонился к вечеру; небольшие розовые тучки стояли высоко в ясном небе и, казалось, не плыли мимо, а уходили в самую глубь лазури.

Перед раскрытым окном красивого дома, в одной из крайних улиц губернского города О… (дело происходило в 1842 году), сидели две женщины — одна лет пятидесяти, другая уже старушка, семидесяти лет.

Первую из них звали Марьей Дмитриевной Калитиной. Ее муж, бывший губернский прокурор, известный в свое время делец, — человек бойкий и решительный, желчный и упрямый, — умер лет десять тому назад. Он получил изрядное воспитание, учился в университете, но, рожденный в сословии бедном, рано понял необходимость проложить себе дорогу и набить деньгу. Марья Дмитриевна вышла за него по любви: он был недурен собою, умен и, когда хотел, очень любезен. Марья Дмитриевна (в девицах Пестова) еще в детстве лишилась родителей, провела несколько лет в Москве, в институте, и, вернувшись оттуда, жила в пятидесяти верстах от О…, в родовом своем селе Покровском, с теткой да с старшим братом. Брат этот скоро переселился в Петербург на службу и держал и сестру и тетку в черном теле, пока внезапная смерть не положила предела его поприщу. Марья Дмитриевна наследовала Покровское, но не долго жила в нем; на второй же год после ее свадьбы с Калитиным, который в несколько дней успел покорить ее сердце, Покровское было променено на другое имение, гораздо более доходное, но некрасивое и без усадьбы; и в то же время Калитин приобрел дом в городе О…, где и поселился с женою на постоянное жительство. При доме находился большой сад; одной стороной он выходил прямо в поле, за город. «Стало быть, — решил Калитин, большой неохотник до сельской тишины, — в деревню таскаться незачем». Марья Дмитриевна не раз в душе пожалела о своем хорошеньком Покровском с веселой речкой, широкими лугами и зелеными рощами; но она ни в чем не прекословила мужу и благоговела пред его умом и знанием света. Когда же, после пятнадцатилетнего брака, он умер, оставив сына и двух дочерей, Марья Дмитриевна уже до того привыкла к своему дому и к городской жизни, что сама не захотела выехать из О…

Марья Дмитриевна в молодости пользовалась репутацией миленькой блондинки; и в пятьдесят лет черты ее не были лишены приятности, хотя немного распухли и сплылись. Она была более чувствительна, нежели добра, и до зрелых лет сохранила институтские замашки; она избаловала себя, легко раздражалась и даже плакала, когда нарушались ее привычки; зато она была очень ласкова и любезна, когда все ее желания исполнялись и никто ей не прекословил. Дом ее принадлежал к числу приятнейших в городе. Состояние у ней было весьма хорошее, не столько наследственное, сколько благоприобретенное мужем. Обе дочери жили с нею; сын воспитывался в одном из лучших казенных заведений в Петербурге.

Старушка, сидевшая с Марьей Дмитриевной под окошком, была та самая тетка, сестра ее отца, с которою она провела некогда несколько уединенных лет в Покровском. Звали ее Марфой Тимофеевной Пестовой. Она слыла чудачкой, нрав имела независимый, говорила всем правду в глаза и при самых скудных средствах держалась так, как будто за ней водились тысячи. Она терпеть не могла покойного Калитина и, как только ее племянница вышла за него замуж, удалилась в свою деревушку, где прожила целых десять лет у мужика в курной избе. Марья Дмитриевна ее побаивалась. Черноволосая и быстроглазая даже в старости, маленькая, востроносая, Марфа Тимофеевна ходила живо, держалась прямо и говорила скоро и внятно, тонким и звучным голоском. Она постоянно носила белый чепец и белую кофту.

— О чем ты это? — спросила она вдруг Марью Дмитриевну. — О чем вздыхаешь, мать моя?

— Так, — промолвила та. — Какие чудесные облака!

— Так тебе их жалко, что ли? Марья Дмитриевна ничего не отвечала.

— Что это Гедеоновский нейдет? — проговорила Марфа Тимофеевна, проворно шевеля спицами (она вязала

Читать еще:  Дорожная сумка органайзер для одежды своими руками. Сумка-органайзер для рукодельницы. Хранение обуви плюс вариант органайзера-«полочек», дополненный коробками

большой шерстяной шарф). — Он бы повздыхал вместе с тобою, — не то соврал бы что-нибудь.

— Как вы всегда строго о нем отзываетесь! Сергей Петрович; — почтенный человек.

— Почтенный! — повторила с укоризной старушка.

— И как он покойному мужу был предан! — проговорила Марья Дмитриевна, — до сих пор вспомнить о нем равнодушно не может.

— Еще бы! тот его за уши из грязи вытащил, — проворчала Марфа Тимофеевна, и спицы еще быстрее заходили в ее руках.

— Глядит таким смиренником, — начала она снова, — голова вся седая, а что рот раскроет, то солжет или насплетничает. А еще статский советник! Ну, и то сказать: попович!

— Кто же без греха, тетушка? Эта слабость в нем есть, конечно. Сергей Петрович воспитания, конечно, не получил, по-французски не говорит; но он, воля ваша, приятный человек.

— Да, он ручки у тебя всё лижет. По-французски не говорит, — эка беда! Я сама не сильна во французском «диалехте». Лучше бы он ни по-каковски не говорил: не лгал бы. Да вот он, кстати, легок на помине, — прибавила Марфа Тимофеевна, глянув на улицу. — Вон он шагает, твой приятный человек. Экой длинный, словно аист!

Марья Дмитриевна поправила свои локоны. Марфа Тимофеевна с усмешкой посмотрела на нее.

— Что это у тебя, никак седой волос, мать моя? Ты побрани свою Палашку. Чего она смотрит?

— Уж вы, тетушка, всегда… — пробормотала с досадой Марья Дмитриевна и застучала пальцами по ручке кресел.

— Сергей Петрович Гедеоновский! — пропищал краснощекий казачок, выскочив из-за двери.

Вошел человек высокого роста, в опрятном сюртуке, коротеньких панталонах, серых замшевых перчатках и двух галстуках — одном черном, сверху, другом белом, снизу. Всё в нем дышало приличием и пристойностью, начиная с благообразного лица и гладко причесанных висков до сапогов без каблуков и без скрыпу. Он поклонился сперва хозяйке дома, потом Марфе Тимофеевне и, медленно стащив перчатки, подошел к ручке Марьи Дмитриевны. Поцеловав ее почтительно и два раза сряду, он сел не торопясь в кресла и с улыбкой, потирая самые, кончики пальцев, проговорил:

— А Елизавета Михайловна здоровы?

— Да, — отвечала Марья Дмитриевна, — она в саду.

— И Елена Михайловна?

— Леночка в саду тоже. — Нет ли чего новенького?

— Как не быть-с, как не быть-с, — возразил гость, медленно моргая и вытягивая губы. — Гм. да вот пожалуйте, есть новость, и преудивительная: Лаврецкий Федор Иваныч приехал.

— Федя! — воскликнула Марфа Тимофеевна. — Да ты, полно, не сочиняешь ли, отец мой?

— Никак нет-с, я их самолично видел.

— Ну, это еще не доказательство.

— Очень поздоровели, — продолжал Гедеоновский, показывая вид, будто не слышал замечания Марфы Тимофеевны, — в плечах еще шире стали, и румянец во всю щеку.

— Поздоровел, — произнесла с расстановкой Марья Дмитриевна, — кажется, с чего бы ему здороветь?

— Да-с, — возразил Гедеоновский, — другой на его месте и в свет-то показаться посовестился бы.

— Это отчего? — перебила Марья Тимофеевна, — это что за вздор? Человек возвратился на родину — куда ж ему деться прикажете? И благо он в чем виноват был!

— Муж всегда виноват, сударыня, осмелюсь вам доложить, когда жена нехорошо ведет себя.

— Это ты, батюшка, оттого говоришь, что сам женат не был.

Гедеоновский принужденно улыбнулся.

— Позвольте полюбопытствовать, — спросил он после небольшого молчания, — кому назначается этот миленький шарф?

Марфа Тимофеевна быстро взглянула на него.

— А тому назначается, — возразила она, — кто ни когда не сплетничает, не хитрит и не сочиняет, если только есть на свете такой человек. Федю я знаю хорошо; он только тем и виноват, что баловал жену. Ну, да и женился он по любви, а из этих из любовных свадеб ничего путного никогда не выходит, — прибавила старушка, косвенно взглянув на Марью Дмитриевну и вставая. — А ты теперь, мой батюшка, на ком угодно зубки точи хоть на мне; я уйду, мешать не буду. И Марфа Тимофеевна удалилась.

Источники:

http://www.globalomsk.ru/news/archives/2018/03/20/pozhit-po-barski-kto-spaset-razrushennye-dvoryanskie-gnezda/
http://ria.ru/20180320/1516795369.html
http://www.litmir.me/br/?b=179938&p=13

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×