2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вольтер и его философские повести (Кандид). «Кандид, или Оптимизм» (Вольтер): описание и анализ романа из энциклопедии

Кабанова И.В. Зарубежная литература.
Философская повесть: “Кандид” Вольтера.

Философская повесть: “Кандид” Вольтера.

Вольтер. XVIII век называют еще “веком Вольтера”. Никто из писателей не мог тогда сравниться с Вольтером в известности и влиятельности. Литературная слава главы французских просветителей покоилась на его философских сочинениях, классицистических трагедиях, эпических поэмах, исторических сочинениях, но секрет его авторитета заключался в том, что Вольтер первым понял роль и возможности общественного мнения и научился им управлять. Вольтер был по складу дарования прежде всего публицистом, обладал талантом идти в ногу со временем, всегда на шаг впереди времени. Кроме оперативности, ему были свойственны полемический азарт, темперамент, непревзойденное остроумие, умение себя подать, сознание своей культурной миссии. Его цель — пробудить общественное сознание, быть руководителем общественного мнения во Франции и в Европе, и эта цель была им достигнута. Это первый литератор, общавшийся с королями на равных; состоять с ним в переписке считали для себя честью Фридрих Великий и Екатерина II. Всю массу своих разнообразных знаний он превратил в боевой таран, которым громил все то, что, по его мнению, тормозило прогресс.

Франсуа-Мари Аруэ (1694–1778 гг.), вошедший в литературу под именем Вольтер, сын парижского нотариуса, прожил долгую, яркую жизнь. Смолоду он заявил о себе не только как о наследнике Корнеля и Расина, но как о политическом оппозиционере. Он был заключен в Бастилию, позже — выслан в Англию, где усвоил идеи Просвещения из первоисточника. В начале пятидесятых годов он гостит у прусского короля Фридриха Великого, а вернувшись из Берлина, устраивается, поскольку ему было запрещено жить во Франции, в Швейцарии, в замке Ферней, откуда забрасывает Европу своими радикальными, антиклерикальными памфлетами и брошюрами. Только перед самой смертью ему суждено было вернуться в Париж, где он принял давно заслуженные почести. В юности Вольтер видел себя великим трагическим актером, в тридцать лет — историком, в сорок — эпическим поэтом и не предвидел, что самой живой частью его творческого наследия окажутся произведения, которые он считал безделками. В 1747 году в гостях у герцогини де Мэн для ее развлечения Вольтер написал несколько произведений в новом жанре. Это и были первые философские повести — “Мир как он есть”, “Мемнон”, “Задиг, или Судьба”. В течение следующих двадцати лет Вольтер продолжал пополнять цикл философских повестей, создав всего несколько десятков. Самые значительные из них — ”Микромегас” (1752 г.), “Кандид, или Оптимизм” (1759 г.), “Простодушный” (1767 г.).

Жанр философской повести возник из элементов эссе, памфлета и романа. В философской повести нет непринужденной строгости эссе, нет романного правдоподобия. Задача жанра — доказательство или опровержение какой-либо философской доктрины, поэтому его характерная черта — игра ума. Художественный мир философской повести шокирует, активизирует читательское восприятие, в нем подчеркнуты фантастические, неправдоподобные черты. Это пространство, в котором идет испытание идей; герои — марионетки, воплощающие те или иные позиции в философском споре; обилие событий в философской повести нарочитое, позволяющее замаскировать смелость обращения с идеями, сделать для читателя более мягкими, приемлемыми нелицеприятные истины философии.

Вершиной цикла и вольтеровского творчества в целом стала повесть “Кандид, или Оптимизм”. Импульсом к ее созданию стало знаменитое Лиссабонское землетрясение 1 ноября 1755 года, когда был разрушен цветущий город и погибло множество людей. Это событие возобновило спор вокруг положения немецкого философа Готфрида Лейбница: “Все — благо”. Вольтер раньше и сам разделял оптимизм Лейбница, но в “Кандиде” оптимистический взгляд на жизнь становится признаком неискушенности, социальной неграмотности.

Внешне повесть строится как жизнеописание главного героя, история всевозможных бедствий и несчастий, настигающих Кандида в его странствиях по свету. В начале повести Кандид изгнан из замка барона Тундер-тен-Тронка за то, что посмел влюбиться в дочь барона, прекрасную Кунигунду. Он попадает наемником в болгарскую армию, где его тридцать шесть раз прогоняют через строй и бежать откуда ему удается только во время сражения, в котором полегло тридцать тысяч душ; потом переживает бурю, кораблекрушение и землетрясение в Лиссабоне, где попадает в руки инквизиции и едва не погибает на аутодафе. В Лиссабоне герой встречает прекрасную Кунигунду, также претерпевшую множество несчастий, и они отправляются в Южную Америку, где Кандид попадает в фантастические страны орельонов и в Эльдорадо; через Суринам он возвращается в Европу, посещает Францию, Англию и Италию, и завершаются его странствия в окрестностях Константинополя, где он женится на Кунигунде и на принадлежащей ему маленькой ферме собираются все персонажи повести. Кроме Панглоса, в повести нет счастливых героев: каждый рассказывает леденящую душу историю своих страданий, и это изобилие горя заставляет читателя воспринимать насилие, жестокость как естественное состояние мира. Люди в нем различаются только степенью несчастий; любое общество несправедливо, а единственная счастливая страна в повести — несуществующее Эльдорадо. Изображая мир как царство абсурда, Вольтер предвосхищает литературу ХХ века.

Читать еще:  Как сделать для березы из бисера подставку. Береза из бисера — подробный мастер-класс плетения. Пошаговый мастер класс: береза из бисера

Кандид (имя героя по-французски означает “искренний”), как говорится в начале повести, “юноша, которого природа наделила наиприятнейшим нравом. Вся душа его отражалась в его лице. Он судил о вещах довольно здраво и добросердечно”. Кандид — модель “естественного человека” просветителей, в повести ему принадлежит амплуа героя-простака, он свидетель и жертва всех пороков общества. Кандид доверяет людям, особенно своим наставникам, и от своего первого учителя Панглоса усваивает, что не бывает следствия без причины и все к лучшему в этом лучшем из миров. Панглос — воплощение оптимизма Лейбница; несостоятельность, глупость его позиции доказывается каждым сюжетным поворотом, но Панглос неисправим. Как и положено персонажу философской повести, он лишен психологического измерения, на нем лишь проверяется идея, и сатира Вольтера расправляется с Панглосом прежде всего как с носителем ложной, а потому опасной идеи оптимизма.

Панглосу в повести противостоит брат Мартен, философ-пессимист, не верящий в существование добра на свете; он так же неколебимо привержен своим убеждениям, как Панглос, так же неспособен извлекать уроки из жизни. Единственный персонаж, которому это дано, — Кандид, чьи высказывания на протяжении повести демонстрируют, как понемногу он избавляется от иллюзий оптимизма, но и не спешит принять крайности пессимизма. Понятно, что в жанре философской повести речь не может идти об эволюции героя, как обычно понимается изображение нравственных изменений в человеке; психологического аспекта персонажи философских повестей лишены, так что читатель не может им сопереживать, а может только отстраненно следить за тем, как герои перебирают разные идеи. Так как герои “Кандида”, лишенные внутреннего мира, не могут выработать собственных идей естественным путем, в процессе внутренней эволюции, автору приходится позаботиться о том, чтобы снабдить их этими идеями извне. Такой окончательной идеей для Кандида становится пример турецкого старца, заявляющего, что не знает и никогда не знал имен муфтиев и визирей: “Я полагаю, что вообще люди, которые вмешиваются в общественные дела, погибают иной раз самым жалким образом и что они этого заслуживают. Но я-то нисколько не интересуюсь тем, что делается в Константинополе; хватит с меня того, что я посылаю туда на продажу плоды из сада, который возделываю”. В уста того же восточного мудреца Вольтер вкладывает прославление труда (после “Робинзона”очень частый мотив в литературе Просвещения, в “Кандиде” выраженный в самой емкой, философской форме): “Работа отгоняет от нас три великих зла: скуку, порок и нужду”.

Пример счастливого старца подсказывает Кандиду окончательную формулировку его собственной жизненной позиции: “Надо возделывать наш сад”. В этих знаменитых словах Вольтер выражает итог развития просветительской мысли: каждый человек должен четко ограничить свое поле деятельности, свой “сад”, и работать на нем неуклонно, постоянно, бодро, не ставя под вопрос полезность и смысл своих занятий, так же, как садовник изо дня в день возделывает сад. Тогда труд садовника окупается плодами. В “Кандиде” говорится, что жизнь человека тяжела, но переносима, нельзя предаваться отчаянию — на смену созерцанию должно прийти действие. К точно такому же выводу позже придет Гете в финале “Фауста”.

«Кандид» Вольтера: анализ произведения, основная мысль и идея

Содержание статьи

  • «Кандид» Вольтера: анализ произведения, основная мысль и идея
  • Как писать анализ произведения
  • Тема и идея в прозе Куприна «Гранатовый браслет»

Кандид – племянник барона, могущественного вельможи, жил в его замке в провинции Вестфалия. Влюбившись в дочку барона, а Кунигунда отвечала ему взаимностью, и оказавшись наедине с ней, он не смог удержаться от пылких объятий, после чего «здоровым пинком» был вышвырнут бароном из замка. На дороге его выкрали вербовщики и отправили в армию служить королю.

Злоключения Простодушного

Вольтер представляет Простодушного как человека, для которого свобода – это естественное право. Но в прусской армии, как, впрочем, и в любой другой, это не так. Его мучили, поставили на колени и хотели убить за то, что он хотел идти «куда глаза глядят». Мимо проезжал сам король и помиловал Простодушного. Тут случилась война, на которой Кандиду удавалось прятаться от схваток, избежать штыка и уцелеть.

Читателя коробит от цинизма, с которым Вольтер описывает представленное герою кровавое зрелище, оставшееся после битвы. Хорошо, когда сатира автора не заставляет тяжело переживать о злоключениях героя. Но, применима ли она к теме войны и страданий – это отдельный вопрос.

Кандид, оставив «театр войны», пришел в Голландию и вынужден просить подаяние. Он обратился за помощью к протестантскому священнику, но тот его грубо прогнал, потому что Простодушный не подтвердил, что папа – антихрист. Он обращается к доброму анабаптисту Якобу и получает не только хлеб, но и должность на фабрике. Анабаптисты, тоже протестанты, проповедовали свободу совести и всеобщее братство.

Вскоре Якоб по своим торговым делам отправляется на корабле в Лиссабон и берет с собой Кандида и Панглоса – философа, бывшего наставника Простодушного, которого он волей судьбы встретил в Голландии. После бури и последующего кораблекрушения Кандид с Панглосом выбираются на сушу Лиссабона, а тут начинается страшное землетрясение. Вольтер упоминает в повести историческое событие – Великое лиссабонское землетрясение 1755 года. За подземными толчками последовали пожар и цунами. Землетрясение превратило в руины столицу Португалии, унеся около 90 тысяч жизней за 6 минут.

Читать еще:  Портрет данте в искусстве ренессанса. Реконструированный портрет Данте в сравнении со знаменитыми… - Четырнадцатый век

После землетрясения «мудрецы страны не нашли более верного способа для спасения от окончательной гибели, чем устройство для народа прекрасного зрелища аутодафе». Аутодафе – это сожжение еретиков. Вольтеровские герои были схвачены – «один за то, что говорил, а другой за то, что слушал с одобрительным видом» вольнодумные речи. Обоих отвели в «прохладные помещения, обитателей которых никогда не беспокоило солнце». Из-за невозможности разжечь костер – шел проливной дождь, Кандида только высекли, а друга повесили. Но когда тело Панглоса забрал анатом, оказалось, что он был еще жив. Много времени спустя Кандид его встретит в качестве раба на галерах.

Исторический оптимизм Вольтера

С точки зрения знания источников, понятие «оптимизм» возникло в рецензии иезуита Луи-Бертрана Кастеля на издание «Теодицеи» Вильгельма Лейбница. Полное название трактата – «Опыты теодицеи о благости Божией, свободе человека и начале зла». Понятие оптимизма в рецензии имело откровенно издевательскую окраску. С течением времени термин стал применяться нейтрально для выражения позиции Лейбница.

Состояла же она в следующем: «… высочайшая мудрость в соединении с благостью, не менее бесконечной, нежели сама мудрость, не может не избирать наилучшего. … если бы не было наилучшего (optimum) мира среди возможных миров, то Бог не призвал бы к бытию никакого». На возможное возражение, согласно которому «этот мир мог бы быть создан без греха и страданий», Лейбниц отвечал:«… я отрицаю, что этот мир был бы тогда наилучшим».

Влияние позиции Лейбница, особенно в первые десятилетия после издания трактата, было огромным. Вопрос о том, является ли наш мир наилучшим или нет, различные варианты ответа на него, взбудоражили многих философов того столетия до такой степени, что принцип изобилия и оптимизм некоторыми мыслителями стали восприниматься как основной идеей 18 века.

Учение об оптимизме в карикатурном виде определялось Вольтером так: «Это страсть утверждать, что все хорошо, когда приходится плохо». Определенным толчком для Вольтера в написании повести стало адресованное ему, так называемое, «Письмо о Провидении» Жан-Жака Руссо, где Руссо выступает в защиту оптимизма, сравнивая его помимо прочего с фатализмом. Реакцией Вольтера на письмо и была, написанная им в 1757 г., повесть «Кандид, или Оптимизм».

Главный герой, после того как его высекли, видя повешенным своего наставника Панглоса, сторонника учения о нашем мире как наилучшем, восклицает: «Если это лучший из возможных миров, то каковы другие?» Философ Панглос учил так: «Те, которые утверждают, что все хорошо, говорят глупость, – нужно говорить, что все к лучшему».

Замысел Вольтера

В какой-то степени разделяя идею Лейбница о предустановленной Богом гармонии мира на земле, Вольтер показывает в своей повести Простодушного на фоне событий, приближенных к историческим. Он описывает хаос, случившийся от землетрясения, трагедии и человеческие жертвы миллионов людей в колониальных войнах Испании, Англии, Франции, боровшихся за передел мира, с долей иронии, добавляя непристойные комментарии в описаниях сцен, где проявляются порочные поступки смертных.

Простодушный вновь встречается со своей возлюбленной Кунигундой. Ее рассказ о пережитом, как и повествование ее служанки о леденящих душу обстоятельствах своей жизни так же опровергают мировую гармонию и доказывают широкое распространение зла на земле. Но оптимизм героев неиссякаем: «Сотни раз я хотела покончить с собой, но я все еще люблю жизнь», – говорит старуха служанка.

Судьба снова разлучает влюбленных, но Кандид не представляет счастья без любимой и стремится всей душой вернуться к ней.

Странствия и искания героев, которым пришлось присутствовать при сражениях Семилетней войны, взятии русскими Азова и других событиях служат автору поводом для того, чтобы высмеивать феодализм, военное дело и разные религии. Как для всех просветителей 18 века, художественная литература для Вольтера была не самоцелью, а лишь средством пропаганды своих идей и взглядов, средством протеста против самодержавия и религиозных догм, противоречащих истинной вере, возможностью проповедовать гражданскую свободу. Соответственно этой установке, творчество Вольтера в высокой степени рассудочно и публицистично.

Что же предлагает Вольтер человечеству в своем произведении

Перипетии Простодушного на фоне приключений, путешествий и экзотики, приводят его к осознанию нелепости, как чистого оптимизма, так и чистого пессимизма, к осознанию большой роли случая в его жизни. При благоприятных обстоятельствах он мог бы оставаться примерным гражданином, а тут ему пришлось даже убивать. Уже в середине повествования Вольтера Кандид восклицает: «О, Боже мой! Я убил моего прежнего господина, моего друга, моего брата. Я добрейший человек на свете и, тем не менее, уже убил троих; из этих троих – двое священники».

Сатирический стиль повествования не оставляет равнодушным читателя, заставляя недоумевать, к чему же приведет откровенная ирония автора над судьбами людей. Какой вывод сделает Простодушный после 30 глав своей жизни, в которой постоянно задается вопросом: «Для чего создано столь странное животное, как человек?» И когда он вместе с товарищами, в конце долгого пути оказывается в Константинополе, задает его дервишу мудрецу – тот «считался лучшим философом в Турции», слышит в ответ: «А тебе-то что до этого? Твое ли это дело?».

Читать еще:  Значение лучше поздно чем никогда. Сочинение-рассуждение по пословице «Лучше поздно, чем никогда

Дервиш рассказал, что он вместе с семьей возделывает свой сад. «Работа отгоняет от нас три великих зла: скуку, порок и нужду», – говорит он. «Надо возделывать наш сад», – заключает в итоге и Простодушный.

«Надо возделывать наш сад» – этой мыслью Вольтер завершает свой философский роман, призывая заниматься своим делом и пытаться исправить мир не громкими словами, а благородным примером.

«Кандид, или Оптимизм», анализ повести Вольтера

Философско-сатирическая повесть известного французского писателя эпохи Просвещения «Кандид, или Оптимизм» была создана в конце 50-х годов XVIII века. Одно из наиболее популярных произведений Вольтера получило неожиданную судьбу. Долгое время оно было запрещено из-за «непристойностей», а сам писатель то признавал своё авторство, то отрекался от него.

Отправной точкой для создания «Кандида» стало реальное историческое событие – Лиссабонское землетрясение 1 ноября 1755 года. В повести оно занимает центральное место, в котором расходятся жизненные пути Кандида и философа Панглоса, формируется любовная сюжетная линия Кандида и Кунигунды и начинаются настоящие приключения главного героя.

С композиционной точки зрения, именно в этом пункте художественные события достигают своей кульминации. До прибытия в Лиссабон Кандид бесцельно скитался по земле, но обретение погибшей возлюбленной активизировало его и бросило в самую гущу жизни. Мирный философ под влиянием любви вмиг превращается в защитника дамы сердца: в начале он убивает богатого еврея, затем инквизитора. По прибытии героев в Южную Америку, Кандид протыкает шпагой брата Кунигунды, не желающего видеть свою сестру замужем за человеком без семидесяти двух поколений предков, и делает это настолько естественно, словно всю жизнь только этим и занимался. Впрочем, все убийства в повести носят чисто внешний характер. Повешенные, сожженные, заколотые и изнасилованные персонажи неизменно оказываются живы в силу чудесных обстоятельства и мастерства лекарей. Таким образом, автор отчасти оправдывает второе название своей повести – «Оптимизм», отчасти даёт читателю возможность развлечься в лучших традициях плутовского романа.

Приключенческое начало в «Кандиде» невероятно сильно. Путешествия главное героя по Европе, Южной Америке и странам Ближнего Востока служат основой для раскрытия современного Вольтеру мироустройства. Писатель показывает исторические и культурные реалии своего времени (например, военную экспедицию Португалии и Испании против парагвайских иезуитов в 1756 году или японский обычай топтать христианское распятие после торговли с голландцами), а также витающие в обществе легенды (о чудесной стране Эльдорадо). Кстати, именно мифическое государство всеобщего счастья и довольства становится в повести противопоставлением реально существующему миру. Только в Эльдорадо люди не берут денег за обед, не крадут, не сидят в тюрьмах, не судятся друг с другом. У них есть всё, что нужно для счастья, и это, безусловно, лучшая страна из всех возможных. В обычном же мире, вопреки разглагольствованием учителя Кандида, философа Панглоса и его реального прототипа, немецкого философа Готфрида Лейбница – всё совсем не к лучшему.

Главный герой, носящий говорящее имя Кандид (то есть «искренний», «простодушный»), поначалу принимает слова своего учителя за правду, но жизнь учит его обратному. Каждый человек, который встречается юноше, рассказывает ужасающие истории своей жизни. Несчастья сопровождают персонажей вне зависимости от их социального положения: в «Кандиде» одинаково плохо живётся и особам королевских кровей, и простым людям. Женская красота Кунигунды, к примеру, становится для девушки настоящим проклятием: её желают все мужчины, но никто, кроме Кандида, не хочет обладать красавицей на законных основаниях.

В повести «Кандид, или Оптимизм» Вольтер иронизирует над общественными представлениями и пороками, культурой и религией, чувствами и поступками. Французский просветитель устами своего героя, венецианского вельможи Покукуранте, весьма нелестно отзывается о навязывании обществом мнения о том, перед какими произведениями культуры человек должен преклоняться. При этом над самим Покукуранте автор тоже смеётся, поскольку видит в нём личность не столько бунтующую, сколько прогибающуюся под общественные представления.

В некоторых репликах героев авторская ирония перерастает в целый анекдот. К примеру, Кандид объясняет убийство еврея и прелата тем, что «. когда человек влюблён, ревнив и высечен инквизицией, он себя не помнит». Кунигунда, плачущая об украденных бриллиантах, задаётся вопросом, на что жить дальше и очень тонко, чисто по-женски, подмечает: «Где найти инквизиторов и евреев, которые снова дадут мне столько же?».

Сатирическое начало в повести неотделимо от философского. «Кандид, или Оптимизм» заканчивается мудростью турецкого старца, подсказавшего героям, как жить в мире, наполненном злом и страданиями. По мнению восточного мудреца, истинное счастье человека – в труде, и не распылённом по всей земле, а сосредоточенном на маленьком участке своего сада.

Если вы оценили анализ повести Кандид, или Оптимизм», прочитайте другие сочинения:

Источники:

http://17v-euro-lit.niv.ru/17v-euro-lit/kabanova/kandid-voltera.htm
http://www.kakprosto.ru/kak-972573-kandid-voltera-analiz-proizvedeniya-osnovnaya-mysl-i-ideya
http://goldlit.ru/voltaire/202-candide-analiz

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector