1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое просветительский реализм в литературе. Своеобразие критики крепостничества

Что такое просветительский реализм в литературе. Своеобразие критики крепостничества

Своеобразие критики крепостничества в эпоху Просвещения

Западноевропейское Просвещение представляет собой очень широкое идеологическое течение, антифеодальное по своей направленности. Его отличие от русского просветительства 40—60-х годов XIX столетия состоит в том, что в нем подвергаются критике порождения крепостничества не в экономической, а главным образом в идеологической (юридической, политической, религиозной, нравственной) области. Западноевропейские писатели-просветители, за редкими исключениями, не касаются экономического бесправия, нищеты народных масс, не изображают подневольного крестьянского труда. Они переносят свой протест против крепостного права и его пережитков, как правило, в идеологическую сферу. Эта черта свойственна литературе не одного немецкого Просвещения. В творчестве Вольтера, Дидро, Руссо, Ричардсона, Филдинга и других столкновение между старым и новым миром развертывается в форме борьбы различных идейных, моральных принципов, оно не захватывает обычно материальной практики людей. Просветительские герои, как правило, выключены из экономических отношений и художественно раскрываются в их духовном, чаще всего моральном существе.

Конкретно-исторические противоречия между буржуазией и дворянством осмысливаются теоретиками и писателями Просвещения преимущественно с идеологической стороны. Они отчетливо видят их следствия в области идеологии, но далеко не всегда осознают экономические причины, их породившие. В просветительской литературе, даже реалистической, в отличие от критического реализма, нет исследования общественных отношений, а есть только, говоря словами Белинского, «стремление быть картиною общества, представляя анализ его оснований» ]. В XVIII веке еще не сложилось понятие об общественных классах. Оно явится завоеванием последующей исторической эпохи. Реально-историческая классовая борьба «улавливается» просветителями лишь в сфере ее идеологического проявления, сводится к коллизии противоположных идейных сущностей. Представители различных социальных кругов ими «берутся» не в общественном бытии, а со стороны их сознания. Правда, просветительский герой (особенно в английском романе) часто очерчен весьма конкретно, прикреплен к определенной социальной среде, но раскрывается он, как правило, в идеологическом содержании, чаще всего в своем отношении к вопросам любви, семьи, брака.

Однако отсюда не следует делать вывод об асоциальности просветительской литературы, о ее исторической отвлеченности. Она была социально насыщенной и конкретной, но по-своему и в определенных границах. Сосредоточивая внимание на идеологических аспектах классовой борьбы, выдающиеся писатели Просвещения глубоко раскрывали истоки «неразумия» аристократии, церковников (тут они, обычно, не отрывались от конкретно-исторической почвы). Их слабость (и то не всех) состояла в идеализации буржуазии, мысли и чувства которой они объявляли общечеловеческими, не связывая их происхождение с конкретными социальными обстоятельствами.

Читать еще:  Во сколько начинается пинаться ребенок. Когда начинает шевелиться ребенок — Первые шевеления плода

Рисуя аристократов как людей безнравственных, корыстных, эгоистичных, развращенных условиями жизни, просветители обычно противопоставляют им высоконравственных, бескорыстных, гуманных буржуа, живущих не по законам окружающей их социальной среды, а по «общечеловеческим» законам разума и природы. Образы отрицательных и положительных героев в просветительской литературе далеко не совпадают по принципам своего построения. Первые, как правило, исторически и социально конкретны, вторые, напротив, как бы вознесены над историей, выступают носителями просветительского идеала.

Критика просветительского реализма. Деятельность Н.И.Новикова;

В 1770— 1790-е годы русская критика постепенно становится дей­ственным фактором литературного процесса. Либеральные начинания Екатерины II, вызвавшие активизацию общественной и литературной жизни, приход в литературу нового поколения писателей (В.И. Лукии, М.М. Херасков, Д.И. Фонвизин, ПЛ. Плавильщиков, И.А. Крылов, Н.М. Карамзин, A.H. Радищев и др.), оживление журнальной и книго­издательской деятельности во многом изменили характер и проблема­тику литературно-критических споров: от обсуждения вопросов вер­сификации, выдержанности жанрового канона, стилевых и граммати­ческих норм критики обращаются к постановке более широкого круга проблем: подражательности и самобытности литературы, природы писательского таланта, роли отдельных жанров в современном лите­ратурном процессе, назначения сатиры, исторического пути развития отечественной словесности и др. Литературная критика, тесно соединяясь с журналистикой, начи­нает занимать важное место в периодических изданиях. Благодаря пе­ремещению критических споров на страницы периодики она стано­вится важна и интересна не только самим участникам литературного процесса, но и достаточно широкому кругу читателей. В ходе литера­турной полемики все большую значимость обретают проблемы идео­логического характера. Развитию литературной критики способствовал бурный всплеск журнальных изданий, который пришелся на конец 1760—начало 1770-х годов. Большинство этих изданий («Всякая всячина» (1769), общее направление которой фактически определялось Екатериной II; «Трутень» (1769), «Пустомеля» (1770) и «Живописец» (1772)—изда­ния И. И. Новикова, «Адская почтам (1769) Ф.А.Эмина и др.) вмело сатирическую окраску, благоприятную для утверждения в них различ­ных форм литературной критики. В ходе полемики между «Всякой всячиной» и новиковским «Трут­нем» на первый план выдвинулись вопросы сатиры. Речь шла о том, что должно быть объектом сатиры и в какой мере допустима она в пе­риодических изданиях. Стремясь укрепить в русской литературе охра­нительные начала, «Всякая всячина» отстаивала сатиру «в улыбательном духе», не затрагивающую отдельные лица. Журналистам реко­мендовалось писать о человеческих «слабостях», не касаясь при этом вопросов общественной жизни. Вступив в смелую полемику с Екате­риной 2, Новиков утверждал необходимость острой социальной сати­ры, в том числе сатиры на лица. Характерно, что в его статьях ярко проступало не только публицистическое, но и литературно-критиче­ское начало: за примерами Новиков обращался прежде всего к сатири­ческим жанрам, в частности, к комедиям Мольера и Сумарокова. Так, в комедии Сумарокова «Лихоимец» Новиков находил подтверждение своей мысли о том, что «критика на лицо» более действенна, чем кри­тика на «общий порок». Издатели «Всякой всячины» стремились навязать публике свои представления о ценностной иерархии в современной литературе. Так, одним из главных объектов нападок журнала стал Тредиаковский, а его «Тилсмахида» рекомендовалась читателям в качестве эффективного средства от бессонницы. Перемещение критических споров на журнальные страницы по­требовало обновления форм литературной критики. Ученые «рассуж­дения», назидательные «эпистолы», несколько схоластичные «крити­ки», пояснительные «письма» постепенно вытесняются жанрами ре­цензии, литературного фельетона, критической заметки, обозрения, которые лишь к концу XVIII в., главным образом под пером Н.М.Ка­рамзина, обретут легкость и изящество формы.

Читать еще:  Кремлевская звезда размер. Тайны кремлевских рубиновых звезд

Николай Иванович Но­виков (1744—1818) в своем «Опыте исторического словаря о россий­ских писателях» восстанавливал гораздо более «плотный» истори­ко-литературный ряд имен и фактов. Включив в свой «Словарь» 317 заметок о российских писателях, Новиков давал читателю богатейшие сведения о письменной культуре Древней Руси и о писателях, внесших значительный вклад в становление новой русской литературы (А Кантемир, Ф. Прокопович. В.К. Тредиаковский, М.В. Ломоносов А.П. Сумароков. Д.И Фонвизин и др.). Тем самым в «Опыте. » Нови­кова устанавливалось представление о непрерывности развития на­циональной литературы—от древнейших времен до XVIII в.

«Опыт. » Новикова совмещал в себе функции словаря и литера­турно-критического труда, недаром В. Г. Белинский считал сто «бога­тым фактом собственно литературной критики того времени.. Био-библиографические сведения соединялись здесь с оценками наиболее значимых для русской культуры литературных произведений. В кри­тических суждениях Новиков отходил от нормативных установок классицизма, от строгого следования авторитетам и часто ссылался на мнение широкого круга читателей. В его критике, наряду с историче­ским подходом к литературе, начинал вырабатываться эстетический критерий оценки произведения.

Расширение проблематики критических споров, вынесение их на журнальные страницы, появление новых форм критики свидетельст­вовали о качественно новом уровне развития литературно-критиче­ского сознания, о более активном влиянии критики данного периода на литературный процесс

Своеобразие критики крепостничества

В XVIII в. в Западной Европе и в России писатели, связанные с Просвещением, критиковали порождения крепостного права главным образом в идеологической (политической, моральной, религиозной и т. д.) сфере. Они не затрагивали экономические отношения общества. Их интересовало прежде всего отражение классовых противоречий в сознании человека.

В западноевропейской просветительной литературе (и реализм тут не представляет исключения) трудно найти произведение, в котором изображалась бы жизнь крепостного крестьянина, его подневольный труд. В ней также нет непосредственного раскрытия классовых антагонизмов.

Читать еще:  Конспекты занятий по ручному труду в средней группе. Конспект занятия по ручному труду в средней группе компенсирующей направленности. учить детей планировать выполнение задания

В литературе Просвещения широко распространена критика проявлений крепостничества в области морали. Развращенный феодал, не знающий никакого запрета в своих чувствах, — характерная фигура в творчестве Лессинга («Эмилия Галотти»), Шиллера («Коварство и любовь») и ряда других просветителей. Развращенность князей тут трактуется как органическое следствие крепостнической системы, при которой каждая прихоть властителя рассматривается как закон.

Просветители выступили против бесправия народа, показали юридическую беззащитность крестьян, ремесленников, которые часто оказывались жертвами феодального произвола. Немецкие писатели (Шиллер, Шубарт) ярко рисуют такую его форму, как продажа князьями своих подданных в солдаты другим государствам.

В просветительской литературе силен протест против церковного мракобесия и религиозного фанатизма. Антицерковные мотивы с большой силой звучат в драматургии Вольтера («Заира», «Магомет»), в «Монахине» Дидро, представляющей собой острую сатиру на монастыри, в «Натане Мудром» Лессинга, в поэзии Гете. Просветители не оставляли без внимания проявления крепостничества в политической области, подвергали критике деспотизм, поддерживали стремление угнетенных народов к национальной самостоятельности, защищали их право на восстание во имя национальной свободы («Дон Карлос» и «Вильгельм Телль» Шиллера).

Просветительский реализм весьма критичен и по-своему конкретен. Но его критичность и конкретность простираются до известных пределов. В нем нет, как уже отмечалось, исследования экономических отношений и классовых противоречий феодального общества и абсолютистского государства. Следовательно, здесь нет полноценного идейно-художественного проникновения в истоки возникновения социального зла.

Подобное своеобразие реалистической литературы XVIII в объясняется идеалистическими представлениями просветителей о движущих силах истории. Жизнь еще не была для них объективным, не зависимым от человеческого сознания процессом. Они полагали, что миром правят мнения, что развитие человечества определяется не объективными законами, а субъективной волей государственных законодателей и «просвещенных монархов». Точно так же и всякого рода недостатки в социальном устройстве и государственном правлении рассматривались ими как результат неразумия, непросвещенности людей.

Отсюда мыслители Просвещения делали важные выводы. В самом деле, если общественные пороки вызываются идеологическими причинами, то и избавляться от них следует также путем идейного, нравственного воздействия. Тем самым обосновывалось решающее значение идеологического фактора, в том числе литературы и искусства, в жизни общества и сбрасывалась со счетов роль классовой борьбы. Просветители были убеждены, что будущее зависит от победы разума над предрассудками. Поэтому конфликты в творчестве писателей XVIII в. носят, как правило, идеологический характер и заканчиваются торжеством просветительского принципа.

Дата добавления: 2015-04-26 ; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав

Источники:

http://www.winstein.org/publ/10-1-0-520
http://studopedia.su/16_61803_kritika-prosvetitelskogo-realizma-deyatelnost-ninovikova.html
http://lektsii.net/3-139480.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×