0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как выходит путешественник из затруднительного положения софия. Подберезье — Новгород — Бронницы

История: Дорожник Глушкова или Первый русский путеводитель

Posted By: admin 21.07.2016

Иван Фомич Глуш­ков (1774−1848 г.г.), уро­же­нец Тве­ри, впо­след­ствии твер­ской вице-губер­на­тор был авто­ром, во всех отно­ше­ни­ях, уди­ви­тель­ной кни­ги, кото­рая назы­ва­лась «Руч­ной дорож­ник для упо­треб­ле­ния на пути меж­ду импе­ра­тор­ски­ми все­рос­сий­ски­ми сто­ли­ца­ми, даю­щий о горо­дах, по оно­му лежа­щих, изве­стия исто­ри­че­ския, гео­гра­фи­че­ския и поли­ти­че­ския с опи­са­ни­ем обы­ва­тель­ских обря­дов, одежд, наре­чий и видов луч­ших мест», издан­ной в Санкт-Петер­бур­ге в 1801 году.

Труд, кото­рый Глуш­ков посвя­тил супру­ге импе­ра­то­ра, был бла­го­склон­но при­нят госу­да­рем Алек­сан­дром I и в 1802 году пере­из­дан. А в 1805 году вышло тре­тье изда­ние «Руч­но­го дорож­ни­ка…» на немец­ком язы­ке. Сего­дня эта кни­га совер­шен­но забы­та, но, как нам кажет­ся, забы­та неза­слу­жен­но, ведь она хра­нит в себе мно­го инфор­ма­ции, кото­рая и сей­час будет полез­на всем тем, кто хоть немно­го инте­ре­су­ет­ся оте­че­ствен­ной исто­ри­ей.

Про­де­ла­ем и мы, спу­стя 215 лет, путе­ше­ствие вме­сте с Дорож­ни­ком Глуш­ко­ва. «Путе­ше­ствен­ник, остав­ляя кра­со­ты Рос­сий­ской Север­ной сто­ли­цы, с уми­ле­ни­ем взгля­ды­ва­ет­ся в послед­ний раз на зла­тые шпи­цы ея…От Мос­ков­ской заста­вы уда­ля­ет­ся по пути к Цар­ско­му Селу и вни­ма­тель­но рас­смат­ри­ва­ет покой­ную мосто­вую, вели­ко­леп­ные из дико­го кам­ня и раз­но­цвет­ных мра­мо­ров вер­сто­вые стол­бы, вооб­ра­жа­ет весь блеск сей два­дца­ти двух вер­сто­вой доро­ги, когда она 1100 фона­ря­ми в осен­ние ночи осве­ще­на быва­ет..».

Наш пер­вый оте­че­ствен­ный путе­во­ди­тель инте­ре­сен не толь­ко тем, что в нём опи­са­ны все 25 поч­то­вых стан­ций на всём про­тя­же­нии Госу­да­ре­вой доро­ги, но и при­во­дят­ся их опи­са­ния, ино­гда крат­кие, а ино­гда очень подроб­ные и с боль­шим коли­че­ством самых раз­лич­ных дета­лей.

Итак, в 1802 году любой путе­ше­ствен­ник, про­ез­жав­ший по ста­ро­му поч­то­во­му трак­ту, обя­за­тель­но дол­жен был посе­тить и все ямы, где нуж­но было сме­нить лоша­дей. Это: Ижо­ры, Тосно, Поме­ра­нье, Чудо­во, Спас­ская Поли­сть, Под­бе­ре­зье, Нов­го­род, Брон­ни­цы, Зай­це­во, Крест­цы, Рахи­но, Яжел­би­цы, Зимо­го­рье, Едро­во, Хоти­ло­во, Выш­ний Воло­чек, Выд­ро­пуск (Выд­ро­пуж­ск), Тор­жок, Мед­ное, Тверь, Вос­кре­сен­ское, Зави­до­во, Клин, Пеш­ки, Чер­ная –Грязь. Разу­ме­ет­ся, не оста­лись без вни­ма­ния авто­ра и дру­гие горо­да и села, кото­рые лежа­ли на этом пути. Сего­дня трас­са Москва- Санкт – Петер­бург часть из выше­пе­ре­чис­лен­ных насе­лен­ных пунк­тов остав­ля­ет в сто­ро­не, но 200 с лиш­нем лет назад тракт про­хо­дил имен­но по это­му марш­ру­ту.

«Ижора…Отсюда доро­га име­ет направ­ле­ние совер­шен­но по пря­мой линии. Она так веде­на в 1712 году от Адми­рал­тей­ско­го шпи­ца на Моск­ву по веле­нию Пет­ра I Мор­ской Ака­де­мии про­фес­со­ром Ферк­вар­со­ном».

В Чудо­ве это совер­шен­но пря­мая доро­га про­тя­жен­но­стью в 120 вер­ст, заканчивается…и все начи­на­ет пре­об­ра­жать­ся. «Откры­ва­ет­ся мно­же­ство при­ят­ных видов, встре­тят­ся обшир­ные со спе­лым хле­бом поля, тол­пы рабо­та­ю­щих посе­лян и луга с пасу­щи­ми­ся на них ста­да­ми…» .

Инте­рес­ны и сами назва­ния, со вре­ме­нем неко­то­рые из них замет­но изме­ни­лись. Так Нов­го­род у Глуш­ко­ва – Нову­го­род, а Выд­ро­пуж­ск- Выдо­ро­пуск….

«Под­бе­ре­зье, неваж­ное селе­ние, состо­я­щее из ямщи­ков и послед­няя стан­ция к Нову­го­ро­ду, до кото­ро­го отсю­да 22 вер­сты». А далее сле­ду­ет хва­леб­ная ода Вели­ко­му Нов­го­ро­ду, кото­рая и сего­дня мало кого оста­вит рав­но­душ­ным: «Нахо­дясь в таким близ­ком рас­сто­я­нии от сего древ­ней­ше­го горо­да, в окруж­но­стях (окрест­но­сти – здесь и далее при­ме­ча­ния В.Г.) которо­го вся­кий шаг напо­ми­на­ет пат­ри­о­ти­че­скую храб­ро­сть его жите­лей, ока­зан­ную отра­же­ни­ем непри­я­тель­ских напа­де­ний, кто из потом­ков вели­ких Сла­вян с вос­хи­ще­ни­ем не воз­не­сет­ся зреть сла­ву и вели­чие пред­ков сво­их в веках про­тек­ших». Луч­ше, пожа­луй и не ска­жешь.

У чита­те­ля ни на миг не вызы­ва­ет сомне­ние тот факт, что сам автор Дорож­ни­ка про­ехал, и может быть не один раз, по всей Госу­да­ре­вой доро­ге, чего не ска­жешь, напри­мер, об авто­ре зна­ме­ни­то­го «Путе­ше­ствия из Петер­бур­га в Моск­ву». Уж слиш­ком мно­го кон­крет­ных све­де­ний и опи­са­ний мы нахо­дим в этой кни­ге. Так,рассказывая о Брон­ни­цах, автор отме­ча­ет, что здесь есть хоро­шая гости­ни­ца, разу­ме­ет­ся, не забы­та и глав­ная мест­ная досто­при­ме­ча­тель­но­сть – Брон­ниц­кая гора.

Автор Дорож­ни­ка ука­зы­ва­ет в сво­их опи­са­ни­ях и все путе­вые двор­цы, назы­вая их Импер­ски­ми. Вот пере­чень насе­лен­ных пунк­тов, где в 1802 году эти двор­цы были: Чудо­во, Спас­ская Поли­сть, Зай­це­во, Крест­цы, Яжел­би­цы, Вал­дай, Едро­во, Хоти­ло­во, Выш­ний Воло­чёк, Выд­ро­пуск, Тор­жок, Мед­ное, Тверь, Клин, Пеш­ки. Но мы зна­ем так­же, что путе­вые двор­цы есть еще в Москве, Сол­неч­но­гор­ске, Город­не и в Нов­го­ро­де. При­чем, в Спас­ской Поли­стье и Хоти­ло­ве они были дере­вян­ны­ми.

Опи­сы­вая Вал­дай, Глуш­ко­ву при­хо­дят на память для срав­не­ния швей­цар­ские ланд­шаф­ты, а Вал­дай­ские горы он срав­ни­ва­ет с Пире­ней­ски­ми.

О вал­дай­ских баран­ках и их про­дав­щи­цах зна­ют мно­гие, но менее извест­но, что « Вал­дай, неболь­шое преж­де село, уве­ли­че­но в цар­ство­ва­ние Алек­сея Михай­ло­ви­ча посе­ле­ни­ем плен­ных поля­ков».

Что каса­ет­ся Ивер­ско­го мона­сты­ря, то в Дорож­ни­ке есть исто­рия его созда­ния в 1633 году Пат­ри­ар­хом Нико­ном в честь ико­ны Божьей Мате­ри Ивер­ской, при­ве­зен­ной из мона­сты­ря того же име­ни с Афон­ской Горы.

Рас­сказ о Выш­нем Волоч­ке вклю­ча­ет подроб­ное опи­са­ние пер­вой в Рос­сии искус­ствен­ной вод­ной систе­мы, по кото­рой в год «про­хо­ди­ло до 900 судов, не счи­тая лодок». Глуш­ков назы­ва­ет это «водя­ной ком­му­ни­ка­ци­ей».

При­во­дит он и мест­ную пого­вор­ку: «Здесь вода в кар­ман, а спуск на бара­бан». Кото­рую мож­но понять, как то, что боль­шая вода дава­ла доход, а когда начи­нал­ся ее спуск, то били в бара­бан.

Автор опи­сы­ва­ет не толь­ко досто­при­ме­ча­тель­но­сти, но и жите­лей тех горо­дов, по кото­рым про­хо­дит Госу­да­ре­ва доро­га. Вот как он пишет о выш­не­во­лоц­ких жен­щи­нах: «Жен­щи­ны здеш­ние без исклю­че­ния во всех частях плот­ны». Кто зна­ет, может быть, и по это­му при­зна­ку сего­дня мож­но отли­чить корен­ных житель­ниц В.Волочка от приезжих…И далее: «Здесь жен­щи­ны страст­но при­вя­за­ны к обра­бот­ке льна и хол­стов..». Или: «Выш­не­во­лоц­кие жен­щи­ны почти поют свои сло­ва».

Дорож­ник про­сто изоби­лу­ет опи­са­ни­я­ми с нату­ры того вре­ме­ни: «Чем более въез­жа­ешь во внут­рен­но­сть Рос­сии, тем мно­го­об­раз­нее и при­вле­ка­тель­нее пока­жут­ся окруж­но­сти. Нигде не при­ме­тишь дикой ни к чему неспо­соб­ной зем­ли или боло­та; но вез­де уви­дишь обра­бо­тан­ные поля, зеле­не­ю­щие мура­вою луга, обчи­щен­ные рощи и хоро­шо выстро­ен­ные поме­щи­чьи дома».

А вот и Тор­жок. «Луч­шее, – пишет Глуш­ков,- нахо­дит­ся на пра­вой сто­ро­не Твер­цы, рас­по­ло­жен­ное амфи­те­ат­ром по косо­гору усту­па­ми к реке скло­ня­ю­ще­му­ся». Автор насчи­тал в Торж­ке того вре­ме­ни 23 при­ход­ских церк­ви, а в камен­ном гости­ном дво­ре рас­по­ла­га­лось 111 лавок. Есть здесь и опи­са­ние мест­ных жите­лей: «Муж­чи­ны госте­при­им­ны, обхо­ди­тель­ны, гово­рят чисто…женщины же еще более сохра­ня­ют седую древ­но­сть…».

Насколь­ко сего­дня трас­са сов­па­да­ет или не сов­па­да­ет с преж­ним поч­то­вым трак­том мож­но судить по неболь­шо­му путе­во­му заме­ча­нию: « На пути от Торж­ка до Меднова…одна пре­крас­ная усадь­ба Г-на Гле­бо­ва на горе, роща­ми окру­жен­ная, уже застав­ля­ет любо­вать­ся собою». Сего­дня от трас­сы до усадь­бы Гле­бо­вых-Стреш­не­вых Раек-Зна­мен­ское 3 км, и усадь­бой уже не полю­бу­ешь­ся.

«Мед­ное небо­га­тое село, сто­я­щее по обе­им сто­ро­нам Твер­цы, име­ет изряд­ную цер­ко­вь и про­тив её камен­ный Импе­ра­тор­ский дво­рец». Цер­ко­вь Казан­ской Божьей Мате­ри 1764 года построй­ки, мож­но уви­деть и сего­дня в этом ста­рин­ном рус­ском селе, а вот от путе­во­го двор­ца оста­лись одни раз­ва­ли­ны. Так­же как и в Выд­ро­пуж­с­ке.

Наш путь под­хо­дит к Тве­ри. «Под самою Тве­рью, про­ехав густой лес, сто­ит на глу­бо­ких пес­ках муж­ской Малиц­кий мона­сты­рь Свя­то­го Нико­лая, окру­жен­ный камен­ной сте­ной с баш­ня­ми».

Как мы уже гово­ри­ли, Иван Фомич был уро­жен­цем Твери…и боль­шим ее пат­ри­о­том. Его рас­сказ о сво­ем род­ном горо­де – это насто­я­щее при­зна­ние в люб­ви.

При­во­дит он и кон­крет­ные све­де­ния о Тве­ри того вре­ме­ни: «Кро­ме всех изряд­ных стро­е­ний, пря­мых и широ­ких улиц, кото­ры­ми Тверь сла­вит­ся, нахо­дят­ся в ней: 2 мона­сты­ря, 29 камен­ных церквей, Архи­ерей­ский заго­род­ный дом, пуб­лич­ный Вок­сал…» . Тот самый «вок­сал», кото­рый дал Тве­ри ули­цу Вок­заль­ную, не име­ю­щую с вок­за­ла­ми ниче­го обще­го. Как бы пред­ва­ряя наш удив­лен­ный вопрос, Глуш­ков сам на него дает исчер­пы­ва­ю­щий ответ: «Вы хоти­те знать, что есть Вок­сал? Это пуб­лич­ный сад, лежа­щий на кру­том бере­гу Волги…Многолюдство в нем быва­ет вели­кое».

Читать еще:  Русские композиторы и их. История России от Рюрика до Путина!Любить свою Родину - значит знать её

И сего­дня в Тве­ри сохра­ни­лись фраг­мен­ты это Вок­заль­но­го сада ( 1770-е годы). К сожа­ле­нию, всё здесь нахо­дит­ся в пол­ном запу­сте­нии, но даже в таком состо­я­нии огром­ное впе­чат­ле­ние про­из­во­дят веко­вые дубы.

С года­ми мно­гое из нашей жиз­ни ухо­дит бес­след­но, как это про­изо­шло с твер­ски­ми пря­ни­ка­ми. А две­сти лет назад они были свое­об­раз­ной визит­ной кар­точ­кой Тве­ри. « Твер­ской про­дукт есть жем­ки, круп­ча­тые на меду с раз­ны­ми пря­ны­ми коре­нья­ми, весь­ма вкус­ные и как снег белые пря­ни­ки. Их есть раз­ные виды: ков­риж­ки (чет­ве­ро­уголь­ные), рыжи­ки (круг­лой фигу­ры), стер­ляд­ки (рыб­ки), жем­ки (квад­рат­ные малень­кие пла­сти­ны)».

И, разу­ме­ет­ся, автор не мог не ска­зать о твер­ских пред­ста­ви­тель­ни­цах сла­бо­го пола: «Особ­ли­во жен­щи­ны хоро­шие домо­вод­ки и ого­род­ни­цы». И еще: «Меж­ду деви­ца­ми при­ме­ча­ет­ся так же отли­чи­тель­ная нрав­ствен­но­сть. Нико­гда хоро­шо вос­пи­тан­ную деви­цу не уви­дишь одну в пуб­лич­ном месте, а что­бы идти ей на гуля­нье, в цер­ко­вь или ряды, то неотъ­ем­ле­мо про­во­жа­ет её замуж­няя жен­щи­на».

Есть в Дорож­ни­ке и еще одно заме­ча­ние, мимо кото­ро­го мы не может прой­ти мимо. «Неда­ле­ко от Тве­ри по боль­шой доро­ге, при­ме­ча­ет­ся как доро­гая ред­ко­сть боль­шой мост из дико­го кам­ня через раз­ли­ви­стую реч­ку тре­мя арка­ми постро­ен­ный». Нель­зя не заме­тить, что по сво­е­му опи­са­нию мост очень напо­ми­на­ет «Чер­тов мост», постро­ен­ный зна­ме­ни­тым твер­ским архи­тек­то­ром Нико­ла­ем Алек­сан­дро­ви­чем Льво­вым в усадь­бе Васи­лё­во под Торж­ком. Впол­не воз­мож­но, что и авто­ром дан­но­го моста, кото­рый не сохра­нил­ся, был тоже Львов, тем более, что во вто­рой поло­ви­не XVIII века он актив­но исполь­зо­вал дикий камень в сво­их про­ек­тах.

Рас­сказ о путе­ше­ствии того вре­ме­ни был бы не пол­ным без самых раз­но­об­раз­ных ямщиц­ких исто­рий. Вот лишь одна из них: «Люби­тель музы­ки, кото­рый слы­хал луч­ших ита­льян­ских пев­цов и вир­ту­о­зов, пове­рит ли, что ино­гда рус­ские ямщи­ки одно коле­но (куп­лет- прим В.Г.) пес­ни поют 30 вер­ст, от одной стан­ции до дру­гой».

Поза­ди Клин, где мест­ные кре­стья­не сла­ви­лись изго­тов­ле­ни­ем «луч­шей из лыка обу­ви», под назва­ни­ем «клин­ские лап­ти»; ям в Пеш­ках с Импе­ра­тор­ским двор­цом, и послед­няя оста­нов­ка под звуч­ным назва­ни­ем Чер­ная – Грязь.

Путь, дли­ною в 728 вер­ст, как гла­сит Таб­ли­ца о пла­те­же про­го­нов того вре­ме­ни, поза­ди. Вот мы и в Москве.

«Путе­ше­ствен­ник непо­сред­ствен­но через Твер­скую заста­ву въез­жа­ет в Моск­ву, и оке­ан ее мно­го­люд­ства при­бав­ля­ет собою». Эти­ми сло­ва­ми и закан­чи­ва­ет свое повест­во­ва­ние Иван Фомич Глуш­ков.

Вме­сто после­сло­вия

К сожа­ле­нию, так удач­но нача­тое дело по состав­ле­нию и изда­нию турист­ских путе­во­ди­те­лей, не полу­чи­ло даль­ней­ше­го раз­ви­тия в после­ду­ю­щие годы. Но из одной из сво­их поез­док во Фран­цию я при­вез инте­рес­ную кни­гу – Louis Viardot «Les musées d’Allemagnes et de Russie» Paris 1844, (Луи Виар­до «Музеи Гер­ма­нии и Рос­сии» – пере­вод с фран­цуз­ско­го В. Г.), при­об­ре­тен­ную для меня одним моим ста­рин­ным зна­ко­мым на бло­ши­ном рын­ке горо­да Мон­пе­лье.

Эта кни­га яви­лась про­дол­же­ни­ем путе­во­ди­те­лей по музе­ям Ита­лии, Испа­нии, Англии и Бель­гии и впо­след­ствии ста­ла частью фун­да­мен­таль­но­го пяти­том­но­го тру­да «Musées d’Europe » («Музеи Евро­пы»), авто­ром кото­ро­го был супруг извест­ной певи­цы Поли­ны Виар­до – Луи Виар­до.

Кни­га Виар­до име­ет и под­за­го­ло­вок – «Путе­во­ди­тель и путе­вые запис­ки арти­ста и путе­ше­ствен­ни­ка», и содер­жит целый ряд инте­рес­ных опи­са­ний, конеч­но же, преж­де все­го, Санкт-Петер­бур­га и его музеев, но не толь­ко.

«Санкт-Петер­бург – это, конеч­но ж, город ита­льян­ский, фран­цуз­ский, англий­ский, немец­кий, и уже совсем не рус­ский. Толь­ко Москва может назы­вать­ся этим име­нем».

Автор путе­во­ди­те­ля откро­вен­но напи­сал о том, что уви­дел в Рос­сии в сере­ди­не XIX век, а имен­но «циви­ли­за­цию, окру­жен­ную вар­вар­ством, девят­на­дца­тый век в три­на­дца­том».

Вик­тор ГРИБКОВ – МАЙСКИЙ,

член Сою­за жур­на­ли­стов Рос­сии

Онлайн чтение книги Путешествие из Петербурга в Москву
БРОННИЦЫ

Между тем как в кибитке моей лошадей переменяли, я захотел посетить высокую гору, близ Бронниц находящуюся, на которой, сказывают, в древние времена, до пришествия, думаю, славян, стоял храм, славившийся тогда издаваемыми в оном прорицаниями, для слышания коих многие северные владельцы прихаживали. На том месте, повествуют, где ныне стоит село Бронницы, стоял известный в северной древней истории город Холмоград. Ныне же на месте славного древнего капища построена малая церковь.

Восходя на гору, я вообразил себя преселенного в древность и пришедшего, да познаю от державного божества грядущее и обрящу спокойствие моей нерешимости. Божественный ужас объемлет мои члены, грудь моя начинает воздыматься, взоры мои тупеют, и свет в них меркнет. Мне слышится глас, грому подобный, вещаяй:

– Безумный! Почто желаешь познати тайну, которую я сокрыл от смертных непроницаемым покровом неизвестности? Почто, о дерзновенный! познати жаждешь то, что едина мысль предвечная [85] Предвечная – не имеющая начала; здесь: божественная. постигать может? Ведай, что неизвестность будущего соразмерна бренности твоего сложения. Ведай, что предузнанное блаженство теряет свою сладость долговременным ожиданием, что прелестность настоящего веселия, нашед утомленные силы, немощна произвести в душе столь приятного дрожания, какое веселие получает от нечаянности. Ведай, что предузнанная гибель отнимает безвременно спокойствие, отравляет утехи, ими же наслаждался бы, если бы скончания их не предузнал. Чего ищеши, чадо безрассудное?

Премудрость моя все нужное насадила в разуме твоем и сердце. Вопроси их во дни печали и обрящешь утешителей. Вопроси их во дни радости и найдешь обуздателей наглого счастия. Возвратись в дом свой, возвратись к семье своей; успокой востревоженные мысли; вниди во внутренность свою, там обрящешь мое божество, там услышишь мое вещание. – И треск сильного удара, гремящего во власти Перуна, раздался в долинах далеко.

Я опомнился. Достиг вершины горы и, узрев церковь, возвел я руки на небо.

– Господи, – возопил я, – се храм твой, се храм, вещают, истинного, единого бога. На месте сем, на месте твоего ныне пребывания, повествуют, стоял храм заблуждения. Ноне могу поверить, о всесильный! чтобы человек мольбу сердца своего воссылал ко другому какому-либо существу, а не к тебе.

Мощная десница твоя, невидимо всюду простертая и самого отрицателя всемогущия воли твоея нудит признавати природы строителя и содержателя. Если смертный в заблуждении своем странными, непристойными и зверскими нарицает тебя именованиями, почитание его, однако же, стремится к тебе, предвечному, и он трепещет пред твоим могуществом. Егова, Юпитер, Брама; бог Авраама, бог Моисея, бог Конфуция, бог Зороастра, бог Сократа, бог Марка Аврелия, бог христиан, о бог мой! ты един повсюду. [86] Егова (Иегова), Юпитер, Брама – имена божеств в иудейской, древнеримской, индийской религиях. Авраам, Моисей – библейские персонажи. Конфуций (551–479 до н. э.) – древнекитайский философ. Зороастра (Заратуштра) – мифический пророк древних народов Средней Азии, Персии, Азербайджана. Сократ (469–399 до н. э.) – древнегреческий философ. Марк Аврелий (121–180) – римский император. Если в заблуждении своем смертные, казалося, не тебя чтили единого, но боготворили они твои несравненные силы, твои неуподобляемые дела. Могущество твое, везде и во всем ощущаемое, было везде и во всем поклоняемо. Безбожник, тебя отрицающий, признавая природы закон непременный, тебе же приносит тем хвалу, хваля тебя паче нашего песнопения. Ибо, проникнутый до глубины своея изящностию твоего творения, ему предстоит трепетен. Ты ищешь, отец всещедрый, искреннего сердца и души непорочной; они отверсты везде на твое – пришествие. Сниди, господи, и воцарися в них.

И пребыл я несколько мгновений, отриновен [87] Отриновен – отрешен. окрестных мне предметов, нисшед во внутренность мою глубоко. Возвед потом очи мои, обратив взоры на близ стоящие селения:

Читать еще:  Отхождение пробки перед родами. Симптомы приближающихся родов и рекомендации. Пробка у беременной перед родами: как она выглядит, на каком сроке беременности отходит

– Се хижины уничижения, – вещал я, на месте, где некогда град великий гордые возносил свои стены. Ни малейшего даже признака оных не осталося.

Рассудок претит имети веру и самой повести: столь жаждущ он убедительных и чувственных доводов. И все, что зрим, прейдет; все рушится, все будет прах.

Но некий тайный глас вещает мне, пребудет нечто вовеки живо.

С течением времен все звезды помрачатся,

померкнет солнца блеск; природа, обветшав лет дряхлостью, падет.

Но ты во юности бессмертной процветешь,

незыблемый среди сражения стихиев,

развалин вещества, миров всех разрушенья. [88] Смерть Катонова, трагедия Еддисонова, дейс. V, явлен. I. (Прим. автора.) Радищев цитирует популярную в России трагедию английского писателя Аддисона (1672–1719) из истории борьбы римлян-республиканцев против диктатуры Юлия Цезаря.

Краткое содержание «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева по главам читать (краткий пересказ)

«Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева — это выдающееся произведение русской литературы XVIII века.

В это статье читайте онлайн краткое содержание «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева по главам: краткий пересказ основных событий из каждой главы произведения.

Действие «Путешествия» происходит во второй половине XVIII века летом, в конце июля – начале августа.

Краткое содержание «Путешествия из Петербурга в Москву» по главам (краткий пересказ)

Во вступлении автор «Путешествия» говорит, что многие беды случаются с человеком из-за того, что он не смотрит прямо на вещи. Также автор надеется, что его книгу поддержит хотя бы часть читателей.

(Ленивый комиссар)
Приехав ночью в Софию, автор просит у комиссара свежих лошадей для продолжения пути. Но комиссар ленится работать ночью, поэтому врет, что свободных лошадей нет. На самом деле в конюшне стоит около 20 лошадей. Не добившись помощи от комиссара, автор обращается к ямщикам. За небольшие «чаевые» ямщики в тайне от комиссара запрягают лошадей. Автор наконец уезжает.

Любани
(Разговор с крестьянином в поле)
Чтобы отдохнуть от плохой дороги, автор идет пешком. Он видит мужика, пашущего в поле в разгар жары. Автор спрашивает, почему он пашет в праздник, ведь это считается грехом. Крестьянин объясняет, что 6 дней в неделю барин заставляет его пахать на него. Мужику остается воскресенье, чтобы прокормить семью. От этого рассказа автору становится стыдно за всех помещиков и за себя. Автор признает, что сам тоже иногда плохо относится к своему слуге Петрушке.

Чудово (Морская прогулка)

В Чудово автор встречает своего приятеля — господина Ч., которые рассказывает ему о своей ужасной морской прогулке. Во время плавания судно застряло в камнях в 1,5 верстах (1,6 км) от берега и начало тонуть. Рулевой судна, Павел, поплыл к берегу за помощью. На берегу ему отказали в помощи, так как начальник спал и его не хотели будить. Наконец Павлу удалось найти помощь и спасти людей.
Попав на берег, господин Ч. пошел к начальнику, который спал днем. На претензии начальник спокойно ответил, что он по должности не обязан спасать людей.
Рассказав эту грустную историю, господин Ч. прощается с автором и уезжает.

Спасская полесть
(Любитель устриц, жертва правосудия и сон о слепом правителе)
Автор ночует на станции. С ним в комнате спит присяжный заседатель с женой. Заседатель рассказывает жене историю о наместнике (высокопоставленном чиновнике), который очень любил устрицы. Он посылал подчиненных в командировки за устрицам и за «хорошую службу» давал им повышения и т.д.
Утром странный человек просит автора подвезти его в своей кибитке. В дороге человек рассказывает, что он стал жертвой произвола чиновников. Из-за безразличия чиновников он, честный гражданин, потерял деньги, положение в обществе, семью. Его разыскивает полиция, поэтому он бежит куда глаза глядят.
В пути автор засыпает, ему снится сон. Во сне он видит себя великим правителем. Он уверен, что в государстве дела идут прекрасно. Внезапно в толпе он замечает женщину. Она называет себя врачом по имени Истина. Женщина снимает с глаз правителя пелену, и он прозревает. Он видит, что чиновники его обманывали, в государстве нет порядка и народ несчастлив.
В ужасе автор просыпается.

Подберезье
(Встреча с семинаристом)
В Подберезье автор знакомится с семинаристом, молодым человеком, закончившим духовную семинарию. Семинарист надеется в Петербурге получить настоящее образование, так как образовании в семинарии мало что дает. Все обучение идет на латинском языке, ученики не получают настоящих знаний и по сути ничему не учатся.
Уходя, семинарист роняет свои бумаги. Автор подбирает их и читает. В записках речь идет о мартинизме. Сам автор не разделяет взгляды семинариста, осуждая мартинистов, мистиков-масонов и т.д.

Новгород
(Размышления об истории Новгорода)
В Новгороде автор размышляет об истории этого города. Новгородское княжество когда-то было могущественным и богатым. Здесь правило народное собрание, то есть жители стремились к демократии. Но Иван Грозный завоевал и разорил Новгород. Автор спрашивает себя: имел ли право Иван Грозный захватывать Новгород и нужно ли право, когда есть сила.

Из летописи Новгородской
(Демократия в Новгороде и аферист Карп Дементьевич)
Автор рассказывает о жизни в Новгороде в XV веке. Здесь якобы уже тогда были попытки создать демократию. (По словам ученых, Радищев не владел всей информацией и поэтому идеализировал жизнь в Новгороде. На самом деле, там не было демократии и власть была в руках богатых).
В Новгороде автор посещает своего знакомого — афериста Карпа Дементьевича, купца, именитого гражданина. Карп берет у людей деньги, но не поставляет им товар. Чтобы избежать правосудия, он оформил дом на жену. Подобные аферы происходят по всей России в XVIII веке, так как торговые законы не работают и нуждаются в доработке.

Бронницы
(Размышления о Боге)
Во время остановки в Бронницах автор идет на гору, где когда-то стоял языческий храм. Стоя на горе, автор размышляет о жизни и Боге. Автор считает, что Бог дал человеку жизнь, но человек должен сам творить свое счастье, а не надеяться на помощь Бога.

Зайцово
(Убийство жестокого помещика и свадьба стариков)
В Зайцове автор встречает своего приятеля, господина Крестьянкина, который служил председателем уголовной палаты. На службе он однажды разбирал дело одного жестокого помещика. Барин изнурял крестьян работой, избивал, морил голодом и т.д. Измученные крестьяне в конце концов забили насмерть самого барина и его сыновей. Крестьянкин признал крестьян невиновными, но его коллеги требовали наказать крестьян. Чтобы не участвовать в несправедливом суде над крестьянами, Крестьянкин уволился.
Рассказав свою историю, Крестьянкин прощается с автором и уезжает.
В тот же день автор получает письмо от приятеля из Петербурга. Приятель сообщает, что недавно в Петербурге поженились 62-летняя дама и 78-летний барон Дурындин. Дама когда-то была женщиной непристойного поведения и организовала целый «дом терпимости». На этом грязном деле она разбогатела. Барон Дурындин женился на ней ради денег. Сама она вышла замуж, чтобы избавиться от одиночества.

Крестьцы
(Прощание отца с сыновьями)
В Крестьцах автор видит сцену прощания отца с сыновьями. Сыновья уезжают из дома, чтобы начать самостоятельную жизнь. Отец говорит сыновьям умные, добрые и трогательные слова, дает им наставления, как жить в обществе. Наконец сыновья садятся в повозку и уезжают. Растроганный этой сценой, автор размышляет об отношениях родителей с детьми и т.д.

Яжелбицы
(Похороны сына)
Проезжая мимо кладбища, автор видит похороны. Отец хоронит сына. Несчастный отец рвет на себе волосы, обвиняя себя в смерти сына. Отец винит себя в том, что его сын был больным с самого рождения.
Автор понимает, о чем говорит несчастный отец. Автор вспоминает, что во времена своей бурной молодости он болел венерической болезнью. Для лечения болезни он принял лекарство (вероятно, ртуть). Это лекарство по сути является ядом, который может влиять на здоровье будущих детей. После такого «лекарства» у мужчины могут родиться больные дети. Автор размышляет о том, как общество может бороться с развратом и его последствиями.

Читать еще:  Что такое притча кратко. Что такое притча? Какие есть притчи и что они дают человеку

Валдаи
(Развратный городок Валдаи)
Автор проезжает Валдаи, развратный городок, который славится своими развратными женщинами. В Валдаях многие путешественники останавливаются, чтобы попариться в бане с местными развратными женщинами. Этим и славится городок Валдаи.

Едрово
(Крестьянка Анна)
В пути у дороги автор видит толпу деревенских женщин. Автор считает, что крестьянки во многом привлекательнее, чем городские дамы, которые носят корсеты и дорогие платья.
Автор заводит беседу с одной из крестьянок, девушкой Анной. Она рассказывает, что она и ее жених Ванюша не могут пожениться, пока не заплатят 100 рублей выкупа. Чтобы помочь Анне, автор предлагает ее матери 100 рублей. Но выясняется, что выкуп больше не требуется. Тогда автор предлагает деньги на нужды молодоженов. Но мать не принимает их несмотря на бедность. Всем известно, что дворяне дарят подарки крестьянкам, чтобы загладить вину за развратные действия. Гордая мать не хочет, чтобы о дочери думали плохо, поэтому не берет деньги.
Простившись с Анной, автор размышляет о неравных браках, о том, что крестьянок выдают замуж за 10-летних мальчиков, а богатые старики-дворяне женятся на юных девочках. Автор считает это неправильным.

Хотилов. Проект в будущем
(Проект об отмене крепостного права)
Выйдя из своей кибитки, автор видит на земле сверток. В свертке неизвестный господин излагает свои мысли о крепостном праве. Он называет крепостничество злом и преступлением и призывает дворян и правительство отменить его.
Автор узнает, что этот сверток обронил его приятель. Также, помимо свертка, приятель забыл на станции пачку других бумаг. Автор оставляет бумаги себе и читает.

Вышний Волочок
(Хозяйственный помещик)
Проезжая Вышний Волчок, автор видит прекрасные поля и корабли с товарами. Он понимает, что за этим внешним процветанием стоит кровь и пот несчастных крестьян.
Автор вспоминает историю об одном помещике, который решил сделать свое имение более доходным. Он заставил крестьян работать на себя круглый год без выходных (что незаконно), отобрал у них их землю и скот, сам выдавал пищу и т.д. Имение начало давать высокий доход, но крестьяне жили ужасно.
Автор отмечает, что таких помещиков общество хвалит и ставит в пример другим. Но, по мнению автора, такие помещики — варвары, которых нужно наказывать.

Выдропуск. Проект в будущем
(О придворных и роскоши)
Автор разбирает бумаги приятеля, среди которых находит интересный проект о придворных чинах. В проекте речь идет о том, что правители (в частности, Екатерина II) окружают себя толпой придворных и роскошью, но главное в правителе — его поступки.

Торжок
(Об отмене цензуры)
В Торжке автор встречает человека, который едет в Петербург. Этот господин надеется добиться отмены цензуры в Торжке, чтобы можно было печатать любые книги. Господин считает, что в сильном и стабильном демократическом обществе цензура не нужна, что народ – лучший цензор. Но в России в XVIII в. цензура жестко контролирует печать книг.

Краткое повествование о происхождении ценсуры
(История зарождения цензуры)
Автор рассказывает читателям об истории цензуры. Цензура появилась в XV веке в немецком городе Майнце – там же, где появилось книгопечатание. В 1486 г. в Майнце местный архиепископ ввел контроль над переводами иностранных книг. За нарушение указа полагалось проклятие и штраф. Таким образом, цензура была изобретена церковью, а первыми цензорами были священники.

Медное
(Продажа крестьян с торгов)
Продолжая поездку, автор читает заметку о продаже имения и крестьян с торгов. Многие дворяне пропивают и прогуливают свое состояние. За долги на торгах продаются их дом и крестьяне. Часто семью крестьян продают не целиком, а по одному человеку разным хозяевам (дети отдельно от родителей и т.д.). Для крестьян это настоящая трагедия, но закон не защищает их интересы.

Тверь
(О состоянии поэзии в России)
Обедая в Твери, автор знакомится с одним господином, «новомодным поэтом». Он жалуется на то, что поэзия в России не развивается, что дворяне говорят на французском языке, что все стихи пишут только ямбом и т.д.
Господин читает автору свои стихи — оду «Вольность», которую надеется напечатать. Прослушав оду, автор прощается с поэтом и едет дальше.

Городня
(Проводы в армию)
В Городне автор видит проводы крестьян в армию. Старушка-мать провожает единственного сына, без которого она обречена умереть с голоду.
Здесь же стоит веселый крестьянин Ванюша. Для него армия — счастье после унижений, которые он вынес от своих жестоких помещиков.
Здесь же стоят трое несчастных крестьян в кандалах. Помещик продал их в солдаты незаконным путем, чтобы купить себе новую карету.
Здесь же стоит француз. По профессии парикмахер, он работал матросом, лакеем и т.д. Не умея писать, он даже работал учителем у русских помещиков. Чтобы не умереть с голоду, он продал себя за 200 рублей, записался в крестьяне и идет в армию.

Завидово
(Лошади для «его превосходительства»)
На остановке в Завидово автор видит офицера, помощника важной персоны, «его превосходительства». Наглый офицер требует подать 50 лошадей для начальника. Он собирается отобрать у автора его трех лошадей, но автор дает наглецу отпор.
Когда «его превосходительство» приезжает, ямщики меняют лошадей с невиданной быстротой и отпускают в путь.
Этот случай наводит автора на мысли о том, что глупые люди привыкли пресмыкаться и унижаться перед «важными персонами». Но умные люди знают, что за внешней важностью часто скрывается ничтожество, не достойное уважения.

Клин
(Слепой старик и платок)
На станции в Клину автор видит, как слепой старик поет песни. Нищие крестьяне дают старику милостыню по 5 копеек. Автор дает старику 1 рубль, но тот отказывается принять деньги. Вместо денег старик просит дать ему что-нибудь полезное, например, платок от холода. Автор с радостью отдает свой платок. Вскоре автор узнает, что перед смертью старик носил платок, когда заболел и в нем же был похоронен. Автору приятно, что платок пригодился несчастному старику в его последние дни.

Пешки
(Внутри крестьянской избы)
Остановившись в Пешках, автор обедает в крестьянской избе. Хозяйка рассказывает ему, что жизнь крестьян тяжела. Крестьяне едят плохой хлеб и не могут купить сахара, хотя именно крестьяне производят и хлеб, и сахар. Крестьянка считает это несправедливым.
Автор видит, какая нищета царит в крестьянской избе. Он размышляет о том, почему помещики грабят своих крестьян и доводят до нищеты. Помещики не думают о крестьянских детях, живущих в голоде и болезнях.
Автор призывает читателей-помещиков прислушаться к своей совести и перестать издеваться над бедными крестьянами.

Черная грязь
(Свадьба по принуждению)
В Черной грязи автор видит печальную свадьбу. Двое крестьян женятся по принуждению своего барина. У молодоженов печальные и унылые лица, они ненавидят друг друга.
Автор размышляет о браках по принуждению, которые не приносят никому счастья и являются преступлением.

Слово о Ломоносове
В этой главе автор представляет читателям статью о Ломоносове, которую он получил от поэта из главы «Тверь».
В статье поэт говорит о значении Ломоносова в русской культуре. По мнению поэта, Ломоносов был первопроходцем во многих областях, но самый большой вклад он внес в русскую словесность.
Ознакомив читателей с этой статьей, автор прощается с читателями. Он подъезжает к Москве.

Это было краткое содержание «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева по главам: краткий пересказ ключевых событий из каждой главы произведения.

Источники:

http://gazeta-delovoy-mir.ru/2016/07/21/dorozhnik-glushkova/
http://librebook.me/puteshestvie_iz_peterburga_v_moskvu/vol1/10
http://www.literaturus.ru/2016/06/kratkoe-soderzhanie-puteshestvie-iz-peterburga-v-moskvu-po-glavam.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector